Эфир от 15.01.2015. Майкл Белогородский, Президент Российской ассоциации американских офицеров, Нью-Йорк. Елена Мартынова, архитектор и дизайнер, Ванкувер. Виктор Топаллер, журналист, Нью-Йорк.

maykl-belogorodskiy-prezident-rossiyskoy-amerikanskikh-ofitserov-assots

Эфир от 15.01.2015. Майкл Белогородский, Президент Российской ассоциации американских офицеров, Нью-Йорк. Елена Мартынова, архитектор и дизайнер, Ванкувер. Виктор Топаллер, журналист, Нью-Йорк.


Майкл Белогородский, Президент Российской ассоциации американских офицеров, Нью-Йорк. Елена Мартынова, архитектор и дизайнер, Ванкувер. Виктор Топаллер, журналист, Нью-Йорк.
Ведущие: Александра Герсон и Валерий Гуляк.

Аудиофайл эфира находится здесь.

83c7910682c2e7149767598231845e31.jpg


Александра Герсон: - 8 часов, несколько секунд. Доброе утро всем. С большим удовольствием произношу это «доброе утро», как, собственно, каждый день с понедельника по пятницу на 96,1 FM с 8 до 10 утра. Хочу напомнить вам с удовольствием наш номер телефона, который, убеждена, понадобится вам непременно. 604-295-96-16. А наш сайт, на котором вы пишите, пишите и пишите russianvoice.net. Те письма, которые прислали вчера, я хочу поблагодарить всех участников форума и нашей радиопередачи. И, конечно, комплименты нашему вчерашнему гостю Диме, которые мы получили уже, и, я думаю, будем получать еще. Сегодня 15 января 2015 года, четверг. Я начинаю симпатично, но слегка туманно. Так вы вспоминаете песню «Утро туманное, утро, седое» Такое ощущение, что мы живем не в городе, а в городе Лондоне. Что лучше, я не знаю. Как известно, каждый кулик свое болото хвалит. Мне мое болото очень радостно, и как мне кажется, кулик я тоже ничего себе. Хотя, как мне кажется, никакой туман, никакой дождь, ни снег не может повлиять на наше с вами настроение. Во всяком случае, не должно. А чтобы этого однозначно не случилось, мы приехали сегодня утром в эту уютную, привыкшую к нам, а мы к ней, студию радио 96,1 FM, и мы это – мой коллега Валерий Гуляк и я Александра Герсон. Валерий, доброе утро.
Валерий Гуляк: - Доброе утро, Александра. Доброе утро всем тем, кто сейчас находится на волне 96,1 FM радио «Вера».
Александра Герсон: - Я очень тоже довольна, что ты приехал, что мы с тобой сидим сегодня рядышком, потому что, как я понимаю, это моя и твоя совместная премьера, мне очень нравится выражение «премьера на радио «Вера». Просто, мы никогда с тобой вместе не вели передачу, и я уже испытываю удовольствие оттого, как ты на меня смотришь, как ты улыбаешься, и у меня есть такое ощущение, что это правильная передача сегодня 15 января 2015 года на волне 96,1 FM. Но я знаю, что ты приехала из Западного Ванкувера в утренние часы график не сумасшедший вовсе, я так думаю.
Валерий Гуляк: - Да, я добрался очень хорошо и на волне такого хорошего настроения, потому что, Вы знаете, последние два дня были чудесными, погода была солнечной, так что не прервало полет мыслей. Ну, и мысли были только хорошими.
Александра Герсон: - Это как раз я хотела спросить, поскольку ты совсем из другого города, как там погодка с утра пораньше, неужели в Западном Ванкувере солнце?
Валерий Гуляк: - Да, мы украли для себя солнце на пару дней, чудесные прогулки вдоль океана – это просто.
Александра Герсон: - Я вспомнила сразу сказку «Украденное солнце». Это неправильно, потому что, как я уже сказала, у нас тут утро туманное, утро седое. Но я вот что хочу, Валер, сказать, судя по твоему настроению, у тебя все замечательно, мне это передается очень быстро, потому что девушка я эмоциональная. Ну вот и что хочу еще добавить. Поскольку ты, так сказать, приехал из солнечного Западного Ванкувера, настроением ты уже поделился, самое время поделиться солнцем.
8:07, это радио «Вера» на волне 96,1 FM. Я уже говорила, с понедельника по пятницу с 8 утра, кто еще не присоединился, наш телефон 604-295-96-16. Сегодня в студии работает Валерий Гуляк, и я Александра Герсон. Почему бы вам не позвонить и не рассказать, какое настроение у вас. А в нашей передаче, как всегда, много всего, а главное – кого. Это тема безопасности, и немного политики, и архитектуры. Что за безопасность, которой сегодня так не хватает в мире. Миша Белогородский, агент ассоциации русско-язычных полицейских, уже однажды был в нашем эфире. Сегодня мы поговорим с Мишей о том, как чувствует себя полицейский в городе Нью-Йорке, и почему эта тема стала актуальной. Что касается политики, ну вчера Дима Бабич зажигал на 96,1 FM в РИА Новости, сегодня будет зажигать другой журналист, харизматичный Виктор Топаллер и тоже из Нью-Йорка. Что касается архитектуры, в этой области будут наши, как говорят, нет порока в своем отечестве, в нашем есть, это Мартынова, дизайнер, архитектор, которая приедет к нам из северного Бернави. Вот так далеко сегодня живут мои коллеги. И вот что я хочу вам сообщить, только что звучала Ани Лорак, которую многие из вас любят, просят, чтобы она звучала в нашем эфире, и там все время звучало «забери меня туда, где солнце».
Валер, я так понимаю, что в западный Ванкувер, если заберешь ты меня, то твоя жена Таня вряд ли получит от этого удовольствие. Но я вот что хочу сказать. Все-таки западный Ванкувер – это место, куда я хочу поехать, и я, конечно, прибегну не к помощи Валерия, с которым я бы с удовольствием поселилась, потому что иметь такого соседа, друга, приятеля и коллегу – это удовольствие. Я, наверное, попрошу Олега Царева. Олег Царев – замечательный риелтор, который живет в западном Ванкувере. Вот я недавно имела счастье быть у Олега на дне рождения, там было много моих знакомых и незнакомых людей. И я подумала, что Олег не только замечательный риелтор, но и необыкновенный совершенно человек, так что, Олег, пользуясь случаем, хочу сказать тебе спасибо за тот блестящий вечер, где Сергиенко играл просто, как бог, а его музыканты следовали ему. Такое ощущение, что эти люди вместе родились, вместе начали когда-то выступать на одной сцене, ну, а коль мы заговорили о сценах, о выступлениях, о музыкантах, сегодня день чудный, как всегда, потому что есть именинники, есть даты, а главное – есть события, которые стали однажды историей. Дело в том, что завтра, 16 января, весь мир отмечает Всемирный день Битлз. В этот день в 57 году, то есть 58 лет назад любитель джазовой музыки Аут Ситнер открыл в Ливерпуле так называемый клуб «Пещера». Интересно, что изначально в нем выступали только джазисты. Однако позже к ней присоединились элементы музыки, которые называли скифол, в составе таких групп на сцену вышел совсем еще тогда юный, но очень симпатичный Джон Леннон. Заведение приносило Ситнеру одни убытки, он принимает решение продать часть «Пещеры», и в его помещении стали появляться рок-группы. И, впервые, Битлз выстрелили на сцене клуба в 61 году, дав в нем в общей сложности 292 концерта.
Валера, я убеждена, что ты тоже любишь «Битлз».

Валерий Гуляк: - О, да. Это немыслимо, потому что. Кстати, 16 января помимо открытия клуба «Пещера» случилось еще одно знаменательное событие в истории «Битлз». В этот день в 1964 году журнал присвоил песне, хочется ее пропеть, «I wanna help you» первое место в американском хит-параде после того, как этот сингл разошелся миллионным тиражом всего за 10 дней. Кто бы мог подумать, что эти парни, буквально вышедшие из Ливерпульской «Пещеры», смогут за 8 лет существования Битлз в оригинальном составе добраться до немыслимых высот современной музыки и остаться там навсегда. Вот такой вот наглядный пример.

Александра Герсон: - Знаешь, Валер, я подумала. Мои родители пели Битлз, мои поем Битлз, и моя дочь поет Битлз. Это ж надо так состояться.

Валерий Гуляк: - Это к тому, что Ваша внучка и правнучка тоже будут петь Битлз.

Александра Герсон: - И я думаю, что наши внуки и правнуки будут петь Битлз, совершенно согласна с Валерой. Мне даже понравилась, как Валера спел, я даже не предполагала, что мой коллега еще и поет. А сейчас - легендарные, классические, любимые нашими бабушками, родителями, нами, нашими детьми, как правильно сказал Валера, внуками и правнуками, «Битлз».

Александра Герсон: - 8:15. Радио «Вера» на волне 96,1 FM. Сегодня в студии Валерий Гуляк и Александра Герсон. И мы только что говорили о легендарной группе «Битлз» именно потому, что эти ребята завтра отмечают особенную дату. И у меня такое ощущение, что этих ребят слушают, как мы сказали, все поколения, люди всех-всех профессий и, как я уже сказала, всех поколений. Ну, а сейчас у нас поколение самое молодое на волне 96,1 FM, я имею в виду не нас с Валерой, хотя мы тоже еще не старые, я имею в виду столицу-город Нью-Йорк, президента русскоязычной ассоциации, американского полицейского Мишу Белгородского. Миша, добрый день
Миша Белгородский: - Добрый.
Александра Герсон: - Как дела?
Миша Белгородский: - Хорошо.
Александра Герсон: - Хорошо. Вот я пыталась поговорить с тобой на прошлой неделе, и у меня не было никаких шансов. Почему я хотела именно тогда, потому что эта ситуация с полицейскими и с мэром города Нью-Йорка стала развиваться, как шальная, если можно так выразиться, но застать тебя или найти минутки, чтобы говорить с тобой, не представляла возможным. Поэтому первый вопрос. Скажи, пожалуйста, неужели нью-йоркская полиция сегодня занята именно в связи с тем, что произошло, или она занята всегда?
Миша Белгородский: - Она занята всегда.
Александра Герсон: - Она занята всегда. А скажи, Миша, я когда-то уже тебя спрашивала по телефону, ведь ту профессию, которую ты выбрал, она не самая легкая, а главное – не самая безопасная. И мы, люди, привыкли к тому, чтобы полицейские охраняли нас. И мы себя чувствовали безопасными гражданами любого города, любой страны. Сегодня уязвимыми и небезопасными стали полицейские г. Нью-Йорка, что абсурд, нонсенс, что угодно. Вот как себя чувствует полицейский, который, с одной стороны, должен охранять других, а сейчас ситуация такая, что он должен охранять сам себя.
Миша Белгородский: - Да, так и есть. Мы чувствуем, что наш мэр и большинство политиков нас не поддерживает. Мы, к сожалению, всех протестов чувствуем, что население нас не поддерживает. И, конечно, мэр мало что сделал, чтобы помочь ситуации, и сам ее сделал хуже.
Александра Герсон: - Миш, скажи, пожалуйста, вот ты сейчас сказал, что у вас есть ощущение, что вас не поддерживают не только мэр, но и общество. А почему? Как вы это чувствуете, почему?
Миша Белгородский: - Пресса показывает те протесты, все идет против полиции, включая знаменитый протест, где члены протеста кричали, что мы хотим, это полицейские, когда мы хотим их сейчас.
Александра Герсон: - Ага. Вот так. Скажи, пожалуйста, сколько лет ты уже полицейским работаешь?
Миша Белгородский: - 10 лет.
Александра Герсон: - 10 лет. Скажи, за 10 лет что-нибудь подобное было когда-нибудь?
Миша Белгородский: - Нет.
Александра Герсон: - Можно ли предположить, что это связано именно с политикой города Нью-Йорка сегодня?
Миша Белгородский: - Думаю, что здесь есть что-то национальное, потому что такое было не только в Нью-Йорке, хотя в Нью-Йорке, я думаю, одна из самых худших. Там было больше преступлений в связи с протестами, там сжигали дома. У нас это было намного дольше, и у нас это закончилось тем, что 2 полицейских были убиты. Я думаю, что политика мэра имеет прямую связь с этим.
Александра Герсон: - Вот на твоей бытности, будучи полицейским, был мэром города Нью-Йорка Майкл Блумберг, до него Джулиане.
Миша Белгородский: - Да.
Александра Герсон: - Ты Джулиане не застал или застал немножко?
Миша Белгородский: - Застал.
Александра Герсон: - Вот если бы мы провели сегодня параллель между Джулиане и Блумбергом, и Биллом Делайзи, в какое время ты себя чувствовал… Ведь настроение полицейского, ты меня поправь, если я не права, который должен защищать людей, которые живут в его городе, это очень важно, если у него настроение хорошее, то у него все получается лучше. Вот в эти три периода, когда ты себя чувствовал особенно хорошим полицейским, если можно так сказать.
Миша Белгородский: - Я не работал полицейским при Джулиане, но при Блумберге у нас было больше, полицейские себя не чувствовали так плохо, как они чувствуют сейчас. У нас сейчас нет поддержки мэра.
Александра Герсон: - Тебе нравится штат, да?
Миша Белгородский: - Да.
Александра Герсон: - Я помню, у тебя спрашивала, как отреагировала твоя мама, когда решил стать полицейским.
Миша Белгородский: - Да, ей это не понравилось, она каждый день волновалась, когда я был на патруле, когда я был полицейским на улице. Потом я стал сержантом, не работал на улице, потом опять пошел на улицу, она стала волноваться, и сейчас я не на патруле опять, и она чуть-чуть меньше волнуется, но к этому нужно будет вернуться, потому что каждый ранг нужно патрулировать какое-то время.
Александра Герсон: - Миш, страшно быть на патруле?
Миша Белгородский: - Нет, многие это любят.
Александра Герсон: - Скажи, были ли в твоей жизни полицейские, жизни полицейского, какие-то ситуации, когда чувствовал себя беспомощным или когда какая-то такая особенная ситуация, где нужно было кого-то спасать – ребенка, бабушку, дедушку, какого-то…
Миша Белгородский: - Да, да. Вот так именно и было, что бабушку нужно было, к сожалению, спасать, ее мужа, и она не хотела от него уходить, хотя он сильно пил, ее избивал, руку ей сломал, но она не хотела от него уходить. У нее, кроме него, никого не было, и я чувствовал себя полностью беспомощным.
Александра Герсон: - И ты эту ситуацию как-то разрешил? Ты вызвал других полицейских или как? Что нужно было делать?
Миша Белгородский: - Ну, мы взяли бабушку в госпиталь, ее там полечили, я знаю, что потом она все равно вернулась в этот дом…
Александра Герсон: - И не знаешь, чем закончилось. Скажи, пожалуйста, это была русскоязычная семья?
Миша Белгородский: - Они были с Украины, кажется. Я не знаю точно, где они встретились – в Америке или приехали вместе, но она говорила не на русском.
Александра Герсон: - Скажи, пожалуйста, ты говоришь на украинском?
Миша Белгородский: - Нет.
Александра Герсон: - А ты родился в Симферополе, да?
Миша Белгородский: - Да.
Александра Герсон: - Тогда это была Украина, но по-украински ты не говоришь.
Миша Белгородский: - Да.
Александра Герсон: - Скажи, пожалуйста, то, что ты говоришь по-русски, что ты русскоязычный, часто тебя посылают куда-то в какие-то ситуации, где нарушили закон наши соотечественники с тобой, нет?
Миша Белгородский: - Сейчас я работаю в следовательном отделе, где это как бы не нужно, когда я работал на патруле, да, это было часто, я работал на Брайтон-Бич семь лет.
Александра Герсон: - А скажи, часто мы, русскоязычные люди, нарушаем закон?
Миша Белгородский: - Ну, я думаю, не меньше, не больше других.
Александра Герсон: - Не меньше, не больше других. У моего коллеги Валеры есть вопрос к тебе.
Валерий Гуляк: - Миш, добрый день еще раз. Скажите, в вашей Ассоциации уже работают много лет. Как поменялась русскоязычная община, русскоязычный комитет Нью-Йорка за те годы существования ассоциации?
Миша Белгородский: - Во-первых, русскоязычная комиссия стала намного больше денег зарабатывать, поколение новое, многие люди образовывались, заимели семью, хорошую работу получили, купили дома, переехали в лучшее. Есть, чем гордиться.
Александра Герсон: - Миш, можно мы будем принимать вопросы слушателей, если ты не возражаешь? Можно?
Миша Белгородский: - Да.
Александра Герсон: - Спасибо. Доброе утро, слушаем Вас.
Муж: - Да, доброе утро. Вы русскоговорящий полицейский, скажем так, Вы русский полицейский. И по этому поводу есть какое-то предвзятое отношение к Вам со стороны американцев, американских полицейских. В этом вопрос.
Александра Герсон: - Спасибо. Миша, ты услышал, да, вопрос?
Миша Белгородский: - Да, да, да. В местной полиции нас сейчас примерно 300 человек. Десять лет назад, да, американские полицейские, когда они раньше были, ирландцы, итальянцы здесь, большинство их хотя бы было, то они не сильно хорошо относились к эмигрантам, они не принимали эмигрантов, включая русских, конечно, про русских всякие слухи шли, что они воруют, всякие организованные преступности, но сейчас такого нет. У нас сейчас два капитана, 12 лейтенантов русскоговорящих, все эмигранты, которые родились там, такого нет.
Валерий Гуляк: - 300 спартанцев, можно сказать.
Александра Герсон: - Миша, скажи, а вот то, что изменилось так отношение, это сегодня русскоязычных полицейских стало больше. Это, наверное, связано с тем, что когда русскоязычные полицейские, а ты поправь меня, если я не права, начали служить в полиции, то, наверное, американцы увидели, что это вовсе и не мафия, и не воришки, я правильно говорю? Эта причина, почему поменялась ситуация?
Миша Белгородский: - Поменялась ситуация, потому что нас больше, их меньше. И не только нас. Люди из Пакистана, из Китая, из Кореи, изо всех-всех стран. У нас сейчас в Нью-Йоркской полиции итальянцы, ирландцы – это вообще меньшинство. Так что у нас много испанцев из разных стран.
Александра Герсон: - У нас возникло с Валерой, моим коллегой, соревнование, кто задаст тебе вопрос. Еще, Валера, один маленький, потом ты. Скажи, пожалуйста, вот я знаю, что быть президентом русскоязычной ассоциации полицейских в городе – это общественная организация, правильно? Быть непросто, потому что у тебя совершенно нет времени, есть мама, которая требует времени. Кстати, ты уделяет время маме?
Миша Белгородский: - Стараюсь.
Александра Герсон: - Вот это правильно. Скажи, пожалуйста, тем не менее ты согласился. Почему?
Миша Белгородский: - Согласился пойти? Ну, я, когда был в Академии, услышал про эту ассоциацию, она была маленькая, и мне очень хотелось познакомиться с членами этой ассоциации. Я, еще, когда был в Академии, привел всех русскоговорящих, хотел быть членом ассоциации, и стал ходить на митинги, потом почувствовал, что я могу как-то помочь этой ассоциации, пошел в правительство этой ассоциации, и через пару лет меня спросили, хочу ли я занять более важную должность, и я не отказался.
Александра Герсон: - Я думаю, что ты очень правильно сделал, что не отказался, потому что, если бы ты слышал, Миша, дорогой, как о тебе говорят люди, живущие в Нью-Йорке, и которые с тобой уже познакомились, я бы хотела, чтобы о моем сыне говорили точно так же. У нас есть еще один телефонный звонок. Я думаю, если ты не возражаешь, мы его возьмем. Доброе утро, слушаю Вас.
Жен: - Доброе утро. У меня есть вопрос.
Александра Герсон: - Да, пожалуйста.
Жен: - Миша, здравствуйте, доброе утро. У меня к Вам такой практический вопрос. Я езжу в Нью-Йорк очень часто, последние 20 лет, и Нью-Йорк преобразовался прямо на моих глазах. Я еще ездила, когда был Джулиане, видела, как он преобразовал, просто почистил весь город. Я, например, хожу ночью и когда угодно в любом месте. Ну не в любом, я имею в виду в Манхеттене. Но что-то изменилось с тех пор или нет?
Миша Белгородский: - Нет. Преступность намного-намного понизилась. И она до сих пор с каждым годом у нас снижается, даже в последние недели 14 года и две недели этого года она до сих пор идет ниже. Так что я не могу сказать, что есть причина о чем-то волноваться.
Александра Герсон: - Спасибо, Миш.
Валерий Гуляк: - Миша, два года назад от лица ассоциации Вы приняли участие в официальной церемонии памяти падших солдат и жертв терроров войск в Израиле. Скажите, существует ли подобная организация русскоязычных полицейских в Израиле?
Миша Белгородский: - Мы встречались с русскоговорящими полицейскими в Израиле, но мы не знаем, есть ли там такая ассоциация. Я думаю, что нет. Нам они не говорили.
Александра Герсон: - Я вообще думаю, что такая ситуация на сегодняшний день существует только в Нью-Йорке. Я, конечно, не убеждена, но у меня есть такое предположение. Миша, скажи, пожалуйста, тебе, сколько было лет, когда ты приехал в Нью-Йорк?
Миша Белгородский: - 11.
Александра Герсон: - 11. Я знаю очень многих людей, Миша, которые приехали в Америку, в Канаду старше, чем ты. Даже не в 11, а в 13, 15. И они практически не говорят по-русски, а если и говорят, то с акцентом, или очень плохо, и стараются не говорить. Вот твой русский язык, который ты сохранил, это благодаря маме или это почему?
Миша Белгородский: - Ну, благодаря району, где я живу, я думаю, и благодаря друзьям, и благодаря семье, и благодаря работе, то есть мы, русские полицейские общаемся на русском, и, конечно, среди русских жить это грех забыть русский язык.
Александра Герсон: - Это грех забыть русский язык. Ах, какой же ты, Миша, молодец. Скажи, пожалуйста, когда вы общаетесь по-русски своими коллегами, вот я знаю, что завтра у вас будет какое-то торжество вашей ассоциации, нет?
Миша Белгородский: - Да, да.
Александра Герсон: - Что это такое? Если можно, два слова.
Миша Белгородский: - Ну, у многих организаций, у них Christmas Party, с тем что у нас нет официальной религии, в нашей ассоциации и евреи, и христиане, и есть даже мусульмане. У нас Holiday Party это называется. Поэтому мы это держим к дате Старого Нового года после Christmas, после всяких прочих этот праздник.
Александра Герсон: - Holiday Party. Хорошо, а ты вот сейчас сказал, что у вас в полиции нет религии. Что завтра придут ребята: и христиане, и мусульмане, и другие. Ситуация во Франции, то, что произошло сегодня. Как реагируют люди вокруг – понятно. А как реагируют на это полицейские? Когда были убиты люди за то, что они, так сказать, за эти карикатуры. Как полицейские комментируют подобный факт?
Миша Белгородский: - Ну, мы, наверное, просто надеемся, что наша разведка и агентство, которое этим занимается, будет нам давать достаточно информации, чтобы мы могли предотвратить такие вещи или хотя бы, чтобы у нас было хорошее настроение, чтобы это не случилось здесь, чтобы мы могли хорошо ответить на такой звонок.
Александра Герсон: - Знаешь, Миша, я тебя сейчас слушаю и думаю, что то, что ты хорошо ответишь на что-либо подобное, я в этом не сомневаюсь. Просто мне бы очень хотелось, чтобы в твоей полицейской жизни, если можно так сказать, патрульной и офисной было больше положительных эмоций, чтобы полицейские в городе Нью-Йорке чувствовали себя безопасно и, соответственно, чтобы они могли сохранить жизнь тех людей, которые там живут, а главное, которые в них верят. Спасибо тебе большое за эти 10-15 минут, когда мы пообщались, но сейчас я хочу тебя о чем-то попросить. Я хочу, чтобы мы с тобой родились в одном городе, мне невероятно приятно, что я жила и родилась в том городе, где родился Миша Белогородский. У меня русскоязычных полицейских на сегодняшний день на западно-американском континенте есть только один. Его зовут Миша. Он живет в Нью-Йорке. Я хочу тебя попросить вот о чем, ты обязательно передашь привет своей маме, поздравишь ее со всеми праздниками, которые были и есть, будут, и скажешь ей колоссальное спасибо за то, что у нее такой замечательный сын. А мы хотим сказать тебе спасибо за то, что мы имеем сегодня оказию тебя слушать и даже наши слушатели позвонили тебе, и ты замечательно ответил на все наши вопросы, хотя прекрасно понимаю, что ты меня предупредил, что, если будут неправильно произнесены слова на русском языке, чтобы на тебя не обижались. Спасибо, Миша.
Миша Белгородский: - Спасибо вам огромное.
Александра Герсон: - Спасибо. Пока. Валера, вот как тебе такой замечательный полицейский, говорящий по-русски?
Валерий Гуляк: - Понимаете, я читал очень много про эту ассоциацию. В их ассоциацию входит не только полицейские, но и люди, которые служат в ФБР, люди, которые служат в разведке. Ассоциация на самом деле огромная. И благодаря этой ассоциации, по отзывам людей, которые живут в русскоговорящей Америке, отношение к русскоговорящим людям, отношение к русским в полиции намного улучшилось. То есть эти люди смогли перевернуть отношение, смогли перевернуть привычное отношение к русскоговорящим. Я считаю, что это основное достижение этой ассоциации.
Александра Герсон: - Я тоже так думаю. Миша сейчас говорил с нами, но направлял голос в самое сердце тем, что говорит и как говорит. Особенно меня тронуло то, что он сказал, что завтра у них будет праздник, и полицейские, которые придут, это и христиане, и иудеи, и мусульмане, то есть люди, которые сегодня служат, и это нелегкая, непростая работа, эти мальчики ее на себя взвалили. Хотя могли бы выбрать что-то совсем другое, более легкое, более безопасное и, наверное, более удобное. Я хочу предложить тем, кто слушает нас сегодня, и, если среди вас есть полицейские, говорящие по-русски, было бы здорово, если бы мы о вас узнали тоже. Тогда нам не придется спасать свои жизни звонить в город Нью-Йорк для тех, кто не говорит еще очень хорошо по-английски. Ну, а поскольку Миша Белогородский – президент ассоциации русскоговорящих полицейских – тронул сердце и мое, я думаю, об этом мы сейчас и послушаем.
Александра Герсон: - 8:39. Это радио «Вера», голос русскоязычной общины британской компании. Только что мы с Валерой убедились, что это голос русскоязычной общины британской компании, потому что уже сегодня в эфире звучали голоса не только Валеры и мой, но еще и слушателей, которые позвонили и задали вопрос нашему гостю, полицейскому из Нью-Йорка, президенту ассоциации русскоязычных полицейских, рожденного в городе Симферополе, Миши Белогородского. Замечательное, на мой взгляд, интервью, и спасибо Елене и слушателям, которые сегодня звонили и участвовали в нашей программе. Это не только приятно тем, кто ведет передачу, но и тем, кто гость программы. И это чувствовалось по Мишиному хорошему настроению, когда мы с ним прощались. Вот о чем подумала я сейчас. Мы сегодня уже говорили, что сегодня день особенный, потому что даты, события и даже вовсе не без… Есть еще один человек, который вовсе не без отдыха. И эту дамы знают все практически. Когда произносишь ее имя, все улыбаются. Замечательная, на мой взгляд, актриса, режиссер, сценарист, телеведущая, продюсер, отметила на этой неделе свой очередной день рождения, Рената Муратовна Литвинова. Но в народе принято говорить Рената Литвинова. Творчество Ренаты я, к сожалению, знаю не очень хорошо, ее популярность пришлась на те годы, когда я уже жила в государстве Израиль, а потом, к счастью, в государстве, и все в моей жизни счастье. По поводу Ренаты Литвиновой, я пыталась связаться Ренатой несколько дней назад, договориться с ней об интервью. Кажется, получается, ключевое слово «кажется», потому что артисты иногда обещают, а потом забывают. Думаю, что это не случай с Ренатой. Она замечательная, очень доброжелательная, как только она вернется из Европы в Москву, я думаю, мы непременно с ней свяжемся.
Вот интересный факт, Валера, Рената родилась в семье врачей. Я почему-то всегда думала, что она должна была родиться в артистической среде, настолько она на сцене особенная, потому что она сама доктор.
Валерий Гуляк: - Да, наверное, хотя Рената – это необычное явление, то есть Рената Литвинова – это уникальное явление, уникальная и неповторимая личность, такой неисправимый романтик. Ее либо любят, либо нет. Но если любят, то искренне и до конца. Философия Литвиновой, мне кажется, она намного глубже, намного сочнее, чем кажется на первый взгляд.
Александра Герсон: - А, знаешь, почему, когда готовились к сегодняшней передаче, я подумала, что Рената Литвинова будет интересна именно сегодня, ведь день рождения не только у Ренаты, недавно отмечал Раймонд Паулс, на этой же неделе, недавно Марина Неелова, но я остановилась на Ренате. Вот чем она меня зацепила, когда стала смотреть в интернете о том, какие у нее взгляды, не говоря уже о том, что мне вообще нравится то, что она делает, здорово ее пародирует М. Галкин. Я, когда смотрю, удивляюсь, как же это у него замечательно получается. Но я даже нашла такую информацию, что Рената неоднократно высказывалась против гомофобии, расизма и фашизма. И высказывается очень смело. И сегодня, к сожалению, неактуально. В 2012 г. приняла участие в проекте «Харпиобазар», в феврале 2013, отвечая на вопросы «Нью-Йорк Таймс», выступила в поддержку гомосексуализма подростков. То есть, судя по всему, это человек с явными конкретными убеждениями, а не только красивая женщина, о которой, когда на нее смотришь, она выходит на сцену, так и хочется сказать: «Ну это настоящая королева».
Александра Герсон: - 8:48. Дорогие телезрители, у меня сегодня действительно самый лучший день, и я могу с вами поделиться впечатлениями почему. Есть много причин, мы с вами говорили об этом, проснуться в любимом городе, пойти на любимую работу, и, когда ты сидишь с коллегой, который тебе невероятно симпатичен, я убеждена, что по окончанию нашей передачи на форуме появятся ваши восторги, касаемо Валеры, ведущего сегодня программу. Валера, я хочу тебе сказать «колоссальное спасибо» за сегодняшний эфир, который, как мы говорим, журналист ведет так гладенько, так симпатично. Я уверена, что тьфу-тьфу-тьфу, удовольствие получаем не только мы с тобой. Вот хочу вам сказать, что говорят, что отдел кадров – это самый тяжелый отдел в любой организации, потому что найти правильного человека для своей команды – это очень, я вам скажу, непросто. А если эта команда еще и творческая, я вам, как руководитель этого процесса могу сказать, что приятней, чем работы с творческими людьми, ничего не бывает, сложнее, чем работы с творческими людьми, ничего не бывает. Вот звукари, они все принцы, вот только что звучала «Королева» в исполнении Аллы Борисовны Пугачевой касательно другой королевы Ренаты Литвиновой. Ну, а сейчас в нашем эфире этакий обзор политических событий в мире с другим человеком. Это король журналистики радио и телеэфира, очень харизматичный, ну просто очень.
Валерий Гуляк: - Одиозная и сильная личность.
Александра Герсон: - Одиозная и сильная личность Виктор Топаллер.
Виктор Топаллер: - Здравствуйте.
Александра Герсон: - Виктор, добрый вечер.
Виктор Топаллер: - Вечер добрый.
Александра Герсон: - Виктор, я, наверное, сейчас впервые попробую с тобой почти в прямом эфире пообщаться так, чтобы можно было спокойно поговорить. Думаю, что у тебя минут 15-20 для меня найдется.
Виктор Топаллер: - Для тебя всегда и даже больше.
Александра Герсон: - Спасибо, Витя. Ну что меня как бы, почему понятно мое желание разговаривать с тобой всегда и обо всем, но в данной ситуации я просто…
Я хочу сказать, что мы сейчас пробуем запустить этот файл снова, потому что записывали мы его вчера вечером, и есть какие-то технические проблемы, но в интервью было столько всего интересного, что хочется, чтобы оно прозвучало чистенько, и наш помощник Ричард как раз сейчас этим занимается. Я думаю, вот как мы сделаем. Может быть, сейчас мы запустим такую песню, которая очень смешно называется «Don’t worry, be happy» или, может быть, нет. У меня другое предложение. У нас сегодня есть именинники, пока наш помощник занимается тем, чем занимается, я думаю, что я сейчас поздравлю того, кто сегодня отмечает свой день рождения. Человек, который отмечает свой день рождения сегодня, его зовут Павел. Мне очень нравится это имя. Это, правда, не Паша Манугевич, Паша Манугевич сейчас не здесь, он на пляже в Мексике…
Валерий Гуляк: - Набирается солнечной энергией, пускай приезжает потом, делится.
Александра Герсон: - Это правильно, это правильно. Вот Валерий уже поделился солнышком из Западного Ванкувера с утра, а Пашу мы дождемся на следующей неделе. Это не тот Паша, но тоже любимчик. Есть такой человек, который живет в городе Ричмонде, которого зовут Павел, фамилия которого Литвак. Родился он тоже где-то на территории бывшего СССР и прожил достаточно долго в государстве Израиль. А потом приехал сюда, привез с собой замечательную семью, супругу Милу, двух замечательных детей, дочку Джеми и сына Дениса. Денис, Денис, не знаю, как правильно говорить, но дело даже не во всем этом, а в том, что этот человек очень состоялся. И мне хочется сегодня сказать этим ребятам, что, если согласно правилам, нашего радио, наших гостей, мы всегда приглашаем тех, кто умеет жить для себя и немножко для других. Так этот молодой человек умеет жить для других по полной программе. Дорогие ребята и, конечно, Павел, с днем рождения, здоровья, удачи, и пусть ваших сил и вашей солнечной энергии хватает для всех нас, чтобы мы могли немного погреться в ее лучиках, как это было до сегодняшнего дня. А если характеризовать Павла, то сказать про него, что он просто любимчик и это для него.
Александра Герсон: - 8:57. Мы работаем над интервью с Виктором Топаллером, которое мы непременно сегодня должны услышать, потому что интервью, на мой взгляд, оказалось очень интересным. Я вынесла то, о чем мы вчера общались с Димой Бабичем, это будет, это будут совсем разные направления, но, тем не менее, это будет тоже крайне харизматично, и я почти убеждена, что у нас все получится. Валера, я хотела тебя спросить, я видела, ты разговаривал по телефону с нашими слушателями. Были какие-то претензии, недовольства или комплименты.
Валерий Гуляк: - Только комплименты.
Александра Герсон: - Только комплименты.
Валерий Гуляк: - Вот и мы живые люди, у нас живой эфир, будем продолжать на той же волне.
Александра Герсон: - А я, знаешь, что подумала, вот что называется, есть такое понятие сглаз. Если вдруг кто-то сказал, какая у нас гладенькая передача, как все замечательно, Валера сказал: тьфу-тьфу-тьфу.
Валерий Гуляк: - Забыли постучать по дереву.
Александра Герсон: - Забыли постучать по дереву. Те, кто верит в эти приметы, есть смысл сейчас поддержать нас с Валерой, позвонить нам и пообщаться на какую-либо тему, чтобы мы так не огорчались и не огорчали бы вас. Это мой призыв к вам сегодня, наш телефон 604-295-96-16. Не обязательно бежать, бежать, бежать по кругу жизни и не останавливаться, поэтому иногда можно тормознуться и обернуться. Ну, по поводу того, чтобы обернуться, мы чуть попозже, а вот эта фраза, которую я начала говорить, так любят говорить американцы, называется «Don’t worry, be happy». Валера, вот ты, сколько времени живешь в Канаде?
Валерий Гуляк: - Уже около 4-х месяцев.
Александра Герсон: - 4-х месяцев. То есть ты привык уже к этой фразе «Don’t worry, be happy», или она тебя раздражает?
Валерий Гуляк: - Нет, абсолютно, потому что этой фразой пользовались еще на Украине, в Одессе, когда ситуация какая-то складывалась, особенно в операционной. Все делали глубокий вдох, глубокий вдох-выдох, «Don’t worry, be happy», все будет хорошо.
Александра Герсон: - 8 часов, 9 часов уже и 3 минуты. Я думаю, что выполнить свое обещание по поводу интервью с Виктором Топайлером, но если там будут какие-то накладки, то вы его услышите не сегодня, но думаю, что все произойдет именно 15 числа, в четверг, 2015 года. По поводу «Don’t worry, be happy» – я думаю, что это правильное замечание, которое стало частью нашей с вами жизни. Я, например, научилась к этому относиться правильно.
А сейчас мы решили поговорить сегодня не только на тему политики, журналистики, безопасности, но и о чем-то приятном, красивом, потому что сегодня пятница. И не коснуться темы красоты, чего-то особенного невозможно. По этому поводу у нас сегодня есть гость, о которой вы уже знаете, многие даже знают этого человека с точки зрения профессиональности и удивительности. Архитектор, дизайнер Елена Мартынова – гость нашей студии. Елена, добрый день.
Елена Мартынова: - Добрый день, Саша.
Валерий Гуляк: - Добрый день.
Елена Мартынова: - Добрый день всем, добрый день, радиослушатели, конечно.
Александра Герсон: - Как дела?
Елена Мартынова: - Все хорошо, спасибо.
Александра Герсон: - Как ты добралась из Северного Бернаби к нам в Ричмонд?
Елена Мартынова: - Это не так уж и далеко, но нормально, в течение часа.
Александра Герсон: - У вас там тоже туманы, дожди, да?
Елена Мартынова: - Вчера были туманы, сегодня более солнышко.
Александра Герсон: - Пробивается.
Елена Мартынова: - Пробивается.
Александра Герсон: - Вот мы сегодня, мы все, три человека сидят в студии, все из разных городов. Валера из Западного Ванкувера, я из Ричмонда, ты из Северного Бернаби. Я так понимаю, что везде солнце.
Елена Мартынова: - Да, надеемся, что везде солнце.
Александра Герсон: - Какие пессимисты мои коллеги, один говорит «надеемся», другой говорит «будем ждать», а я говорю, что у меня в душе и за окном солнце светит. 604-295-96-16 – телефон нашей студии. Я хочу напомнить, что гость сегодня нашего эфира Елена Мартынова, дизайнер, архитектор, которая приехала сюда… Сколько лет назад, Лен?
Елена Мартынова: - 15.
Александра Герсон: - 15. И ощущает себя, из разговоров с Леной я это поняла давно, (01:05:18) канадкой на все 100, нет?
Елена Мартынова: - Конечно, конечно.
Александра Герсон: - Вот, конечно. А вот скажи, конечно, это потому, что ты занимаешься любимым делом? Даже в другой стране, не там, где родилась, не там где выросла. Уехала. Все люди – ну, не все, многие – меняют профессию, потому что не получается, или профессия не очень востребованная, или еще что-то. А ты не… Ты, с какой бы стороны ни подходила, знаю я тебя давно, и, тем не менее, добилась, чего хотела. Это трудно было?
Елена Мартынова: - Да, Саша, ты права, конечно. Я не смогла отказаться от своей профессии, потому что очень люблю то, что делаю, и получаю от этого колоссальное удовольствие еще.
Александра Герсон: - Колоссальное удовольствие. Скажи, пожалуйста, Валера, ты же тоже стремишься стать здесь доктором, да, я так понимаю?
Валерий Гуляк: - Будем стараться, но, вы знаете, я всю свою жизнь вот архитекторам завидовал. Завидовал почему? Потому что это люди, которые творцы. То есть, если проект удается, и удается его воплотить в жизнь, это, знаете, такой памятник творчеству, памятник труду, который вложил в это архитектор, и этот памятник может…
Елена Мартынова: - Полностью с вами согласна. Даже сейчас, после стольких лет работы в Ванкувере, в Канаде, когда я иду по улицам и узнаю проекты, в которых я участвовала, мне очень… очень горжусь.
Валерий Гуляк: - Вы можете этим гордиться, потому что много лет уже даже в Канаде в самой вы посвятили обучению архитектуре и дизайну. Вот я так подсмотрел ваш файл в интернете, и два года вы уже являетесь владельцем собственной…
Елена Мартынова: - Да, уже третий год у меня свой бизнес…
Валерий Гуляк: - Третий год? Это потрясающе.
Елена Мартынова: - Это очень интересно.
Александра Герсон: - Елена, а вот ты работала много лет в компании архитектурной, да, там, в разных компаниях – то в одной, то в другой. Занималась даже дизайном аэропорта в Ванкувере, самого, на мой взгляд, одного из самых красивых. А вот уже несколько лет занимаешься собственным бизнесом. И такое предположение, что заниматься собственным бизнесом намного сложнее, чем работать в компании. Или это не так?
Елена Мартынова: - Нет, это совершенно так, Саша. Опыт работы в компании мне очень помог, потому что я научилась принципам канадского проектирования, и ведения проектов, и подготовки всей документации, но когда занимаешься своим делом, это всегда, как сказать, challenge, это всегда разное. Мне это интересно, потому что работаю над разными проектами сейчас, даже пусть небольшими, я встречаюсь с разными людьми, получаю, опять же, своеобразный опыт, который нельзя получить, работая в большой компании, и навыки и практику – это все получается вместе с работой. То есть, ты учишься на каждом проекте, так же, как, конечно, и на любом проекте архитектурном. Но на своих собственных проектах ты проходишь все стадии. Начиная со встречи с заказчиками, и идею разработки, и рабочую документацию, подготовка, и дальше ведешь проект до реализации, то есть видишь воплощение.
Александра Герсон: - Нет, ну это какие-то, это какие-то очень серьезные такие вот моменты ты озвучиваешь, а я имела в виду несколько не это. Я имела в виду, заниматься собственным бизнесом – это тяжелее или легче, чем?..
Елена Мартынова: - Это сложнее, это сложнее.
Александра Герсон: - А в чем сложность?
Елена Мартынова: - В чем сложность – что, опять же, ты зависишь от заказов, у тебя нет стабильности, как вот, предположим, в компании ты работаешь, и ты знаешь, что у тебя за следующим проектом другой проект подойдет. И ты ищешь все время эту работу. То есть, ты должен быть очень flexible в графике, и с людьми тоже работать уметь. Конечно, это сложность. Но есть и удовольствие, есть удовольствие свободы, удовольствие творчества. То есть это немножко разные вещи.
Александра Герсон: - Я понимаю, что это разные, но почему я тебя об этом спросила. Очень многие люди не решаются открывать собственный бизнес по причине того, что это больше ответственности, это больше головной боли, это намного сложнее. Предпочитают работать в компании, и получать зарплату, получить бенефиты. Там получился проект, не получился, ты свой paycheck, свою зарплату получишь anyway, но все равно получишь, да. Извиняюсь, что как-то случайно употребила слова на английском, это не должно быть, и я категорически против этого. Но я сейчас вот что хочу тебя спросить. Сегодня ты невероятно востребованный человек. Люди, которые хотят что-то построить, и получить какое-то разрешение, и не знают они, можно это, нельзя это. Я знаю, что мои знакомые, много моих знакомых уже обращались к тебе и были крайне довольны тем, что ты для них сделала. Но вопрос не в этом. А в том, что могла ли бы ты делать что-либо подобное, работая не на себя, а в компании?
Елена Мартынова: - Я думаю, что, наверное, нет. Потому что в компании ты на определенной стадии ты отвечаешь за определенный объем работы.
Александра Герсон: - Наверное, нет, ну я имею в виду, в компании, наверное, ты делаешь то, что тебе сказали, а когда…
Елена Мартынова: - Да, я говорю, что определенные… Ты отвечаешь за определенную часть проекта. Это обычно коллективная работа. А в данном случае я отвечаю за свою работу самостоятельно, и это, конечно, как ты сказала, большая ответственность.
Александра Герсон: - Но, наверное, плюс большой в том, что в своей компании ты делаешь то, что хочешь, а не то, что тебе сказали, нет?
Елена Мартынова: - Не совсем так. Потому что архитектура, все равно, это зависит от пожелания клиента, прежде всего. Я, конечно, стараюсь воплотить свое видение, но я всегда откликаюсь на требования заказчика, на его желания.
Александра Герсон: - Я понимаю. Но вот, допустим, если клиент пришел бы к вам в… Допустим, ты не имеешь свой бизнес. Я, почему тебя так спрашиваю об этом настойчиво…
Валерий Гуляк: - Допрашиваю.
Александра Герсон: - Потому что те люди, которые звонили и спрашивали нас, о том, чем ты занимаешься, они спрашивали именно об этом. Вот мой вопрос такой. Пришел человек, он хочет построить себе дом какой-то совершенно сумасшедший. Ну, предположим, так ему хочется – он же заказчик. Если он приходит в компанию – государственную, полугосударственную – и спрашивает там, вот я хочу это. Ему говорят: «Вот, вы знаете, невозможно». Если он приходит в частную компанию, у него больше шансов получить то, что он хочет, или нет?
Елена Мартынова: - Это такой трудный вопрос, как бы. Больше шансов – это очень субъективно тоже. Я думаю, что шансы там и там есть. Может быть, больше индивидуальный подход будет, когда напрямую работаешь с клиентом.
Александра Герсон: - А вот среди твоих заказчиков часто встречаются русскоязычные?
Елена Мартынова: - Да, часто встречаются русскоязычные. Я очень этому рада.
Александра Герсон: - А вот скажи, мы, русскоязычные, у нас же другое, я имею в виду, может быть, другое представление о том, каким должен дом быть. Вот я много раз слышала, как наши соотечественники говорили: «Ну что это за сумасшедшие канадцы, как можно строить эти голубятни из дерева, это неправильно, должен быть каменный…
Валерий Гуляк: - Каменный, надежный.
Александра Герсон: - Каменный, серьезный, надежный». Вот как вот, тебе не говорят люди: «Позвольте, Лена, как можно заплатить за это, пардон, барахло, за эти деревяшки такие большие деньги?»? Нет?
Елена Мартынова: - Нет, часто не сталкиваюсь с такими людьми, но если даже люди не подготовленные, то они очень быстро учатся, и очень быстро воспринимают информацию, которая им нужна, и меньше делают ошибок. С помощью вот дизайнера, архитектора много ошибок люди избегают.
Валерий Гуляк: - Лен, вы работали, вот до того, как сюда приехали, в Канаду, тоже архитектором?
Елена Мартынова: - Да, я работала архитектором.
Валерий Гуляк: - Лен, вот сильно отличается?.. Вот, вам приходится ломать как бы себя внутри? Сильно ли отличаются наши проекты, которые были там, от тех канадских, которыми вы занимаетесь на сегодняшний день? И вносите вы что-то вот такое, свое, русское, в эти проекты? Или нет?
Елена Мартынова: - Да, я, конечно, пытаюсь использовать свой интернациональный опыт, и это мне очень помогает. Отличается, отличается система строительства, отличается организация проектирования, но здание остается зданием. То есть, мы делаем для людей здание, как и делали для людей здания до этого. То есть, ломки такой не произошло, учиться пришлось многому – это да. Но этот опыт, он со мной, и я, как говорится, совершенно не жалею, что я приобрела еще дополнительные знания, которые…
Валерий Гуляк: - Как вы считаете? Ваши проекты узнаваемые? Вот за те годы, которые вы имеете собственную фирму – это уже третий год – ваши проекты знают? Люди могут сказать: «О, вот этот проект – это Лена делала, вот этот проект делала Лена»? Как вы считаете?
Елена Мартынова: - Знаете, так как я еще в бизнесе только начинаю, я хочу думать об этом, да, что мои проекты узнаваемы или будут узнаваемы. Очень много зависит от пожеланий заказчика и требований city, то есть, мы как бы немножечко ограничены…
Валерий Гуляк: - Зависимы.
Елена Мартынова: - … в творчестве здесь, к сожалению. Да, я хочу себя реализовывать в проектах, это, конечно, задача.
Александра Герсон: - Лена, скажи, пожалуйста. Конечно, это задача. Но, вот дело в том, что, вот мне кажется, если меня спросить, почему у тебя получается то, что получается, мне кажется, что ты безумно любишь то, что делаешь. Нет?
Елена Мартынова: - Да, конечно. Я просто увлечена этим.
Александра Герсон: - И сколько раз, я знаю, у тебя была оказия, когда ты могла пойти на другую работу, и более спокойную, и уже успокоиться, и не дергаться, пардон за такое слово, и жить, так сказать, нормальной жизнью – нет, ты все равно – архитектура и только. Это твоя страсть, можно так сказать?
Елена Мартынова: - Можно так сказать, Саша.
Александра Герсон: - Одна, но пламенная?
Елена Мартынова: - Одна, но пламенная.
Александра Герсон: - Лена…
Елена Мартынова: - Может, не одна, потому что творчество – оно объединяет много аспектов, но, конечно, творчество притягивает так, что отпустить уже не может.
Валерий Гуляк: - Что помимо архитектуры вы делаете?
Елена Мартынова: - Я люблю рисовать. То есть, я не хочу сказать, что я художник, но вот, как бы, хочется немножечко… Можно немножко, Саша, сказать?..
Александра Герсон: - Можно, Леночка, все что угодно.
Елена Мартынова: - Мне хочется найти людей, которые тоже занимаются творчеством, художников, фотографов. Хочется познакомиться с ними, и, может, создать какое-то своеобразное society, общество русскоговорящих…
Валерий Гуляк: - Художников и фотографов.
Елена Мартынова: - Художников, фотографов, дизайнеров. То есть, чтобы мы могли себя тоже, о себе сказать. Не просто действовать поодиночке, сказать о себе. Может, мы можем поделиться тем, что у нас есть, что мы приобрели, принеся с собой из России, с Украины, из других стран, и здесь реализовали.
Валерий Гуляк: - Самое главное, донести до наших соотечественников.
Елена Мартынова: - До наших соотечественников, до канадской публики – это было бы очень интересно.
Александра Герсон: - Лена, у меня уже есть что-то, что ты донесла уже до нашей аудитории, и для тебя есть вот сообщение, которое мы только что получили. Тина Абраменко написала нам. Тина Абраменко – риэлтор, которую знают в этом городе, любят и порой очень здорово даже пользуются в хорошем смысле слова. Тина написала: «Я еду, не могу позвонить. Очень прошу, Саша, передай, пожалуйста, Лене спасибо от меня за те проекты, которые мы вместе осуществили для моих клиентов. Спасибо, Лена».
Елена Мартынова: - Спасибо Тине.
Александра Герсон: - Вот говорят, что у нас недружная община. Но вы подумайте, сидит Лена Мартынова сегодня у нас в студии, блестящий архитектор, дизайнер, который здесь себя уже создал, который на всю катушку развивается, сегодня приехала из Северного Бернаби. Кстати, приехала Лена не потому, что ей надо, у нее клиентов, слава Богу, дай нам Бог всем, а потому что я ее просто уговорила. Так что, если сегодня у кого-то есть оказия, позвонить и спросить что-то у Лены Мартыновой, а еще лучше записать ее номер телефона: 778-227-62-13, 778-227-62-13. Дорогие мои, у вас есть оказия, остановиться, подумать, обернуться, построить новый дом, новую жизнь, новое счастье – это в руках нашей замечательной гостьи, Елены Мартыновой.
9 часов 21 минута, мы продолжаем нашу программу. И, к счастью то, что мы обещали, произойдет прямо сейчас. Интервью с Виктором Топаллером на 96.1 FM.
Александра Герсон: - Виктор, добрый вечер.
Виктор Топаллер: - Вечер добрый.
Александра Герсон: - Я, наверное, впервые сейчас попробую общаться с тобой не в прямом эфире, а почти в прямом. То есть, вот пообщаться так, чтобы можно было спокойно поговорить. Я думаю, что у тебя минут 15-20 для меня найдется, да?
Виктор Топаллер: - Для тебя – всегда, и даже больше.
Александра Герсон: - Спасибо, Витя. Что меня, как бы, почему… Понятно мое желание разговаривать с тобой всегда и обо всем. Но в данной ситуации я прочитала твой комментарий по поводу терракта в Париже. И прочитала его очень внимательно, и, мне кажется, что все комментарии, которые я прочла, которые как в одну сторону, так и в другую – они все были интересны. Но не было ни одного, который бы меня зацепил настолько, чтоб я об этом думала с утра до ночи. Хорошо это или плохо – не знаю, но, тем не менее. Я имею в виду сравнение сегодняшнего общества с той симпатичной бабушкой в кружевах и в бантиках, которая сидя у себя в замечательном домике, глядя в кружевное окошко, и, увидев бомжей, оборванных, грязных, пригласила их к себе в дом, кормила вкусным обедом, угощала коллекционным вином, все было замечательно, играла на рояле. После чего они ее избили, насиловали, гадили в рояль – я правильно говорю, именно так там было написано?
Виктор Топаллер: - Да, там еще было в извращенной форме. Еще вышвырнули из дома.
Александра Герсон: - Вышвырнули из дома, и когда она сидит и плачет на улице, и горючие слезы текут по ее лицу, она смотрит на всю эту разруху, и ей жалко не себя, а этих негодяев. И в конце комментарий, есть такое замечание твое: «Жалко ли мне ее? Нет, не жалко. Я ее просто ненавижу». Витя, вот я близко к тексту передала то, что я прочла, и мне бы очень хотелось услышать вживую, что ты думаешь по этому поводу, и что вообще нужно…
Виктор Топаллер: - Видишь ли, в чем дело. Этот комментарий – это как бы цитата того, что я рассказал парню, который во время моего творческого вечера в Берлине пришел ко мне за кулисы и спросил – довольно давно это было – что я думаю вообще по поводу Европы. Я сказал, что вот Европа представляется мне такой благостной бабкой, которая действительно пустила себе в дом это отребье. И потом она сидит и смотрит на разбитые окна своей квартиры на тротуаре, и слезы текут по ее доброму лицу не потому, что она понимает, до какой степени она идиотка, а потому, что ей жалко бедных мальчиков, которые не ведают, что творят. Я действительно написал, что мне ее не жалко, я ее ненавижу. И ненавижу ее по одной простой причине. Ладно бы только дело в ней, в старой дуре. Дело в том, что в этом доме живут ее внуки, которые ни в чем не виноваты. В этом доме живут соседи, которые ни в чем не провинились. И эта старая идиотка искалечила жизнь и поломала не только себе, но своим близким и окружающим. Поэтому у меня действительно к ней нет жалости. Она слишком много горя принесла ни в чем не повинным людям.
Александра Герсон: - Витя, скажи, пожалуйста. Вот сегодня у нас было интервью с человеком, который работает в Москве на РИА Новости, зовут его Дмитрий Бабич. И он в очень светской, интеллигентной форме пытался убедить меня и всех окружающих, что «Да, понятно, жалко людей, которых убили. Да, это плохо. Да, мир ужасный. Да, я их тоже терпеть ненавижу. Но, тем не менее – сами доигрались, нечего рисовать и раздражать других людей, которым это неприятно». Вот как бы ты реагировал на такой выпад?
Виктор Топаллер: - Я понимаю тебя. Я понимаю тебя. Понимаешь, в чем дело? Здесь, насколько мне представляется, есть два момента. Во-первых, я придерживаюсь мнения, что, все-таки люди должны обладать определенной степенью брезгливости. И не сочти это за какой-то персональный упрек, если ты приглашаешь отребье с канала «РИА Новости» - а никто, кроме отребья, там работать не может – то ты, собственно говоря, должна быть готова к тому, что дерьмо польется в твой эфир. Ничего, что я вещи называю своими именами? Ты же меня для этого позвала? Значит, если ты будешь приглашать в свой эфир дерьмо, то ты должна готова быть к тому, чтобы слышать дерьмо. Понимаешь, ты б еще Киселева позвала. Что касается самой сути вот этой, значит, отмазки по поводу того, что, дескать, не надо было провоцировать. Я не знаю, я вот буквально сегодня, там несколько было связанных комментариев, которые я объединил в одну статью, меня попросили несколько изданий, и я там дописал, кстати, я не знаю, читала ты или нет, что я думаю по этому поводу. Я могу тебе процитировать, если хочешь, близко к сути.
Александра Герсон: - Если можно, да.
Виктор Топаллер: - Я написал, что, прошу прощения. Я написал, что, собственно говоря, та ситуация, которая произошла, и та трагедия, которая была, произошла в Париже, она, собственно говоря, среди прочего, она как бы обнажила или добавила в наш мир скрытых до сего времени идиотов. Примерно, как оккупация Россией Украины. То есть, вот когда ты говоришь, что Франция доигралась со своим антисемитизмом и попустительством выродкам, что в последние годы бегство евреев из Франции приняло панический характер, что израильский город Нетания говорит теперь по-французски, раздается жуткий визг: «Прекратите злорадствовать! Как вам не стыдно!». Я пишу: «Да какое же тут злорадство, страусы? Вытащите, наконец, головы из песка! Хочется посмотреть вам в глаза, надоело лицезреть ваши жопы!» А что касается второй группы идиотов проявившихся – это непосредственно к твоему вопросу. Я написал, что она объединена лозунгом «Зачем провоцировали? Получите!» Например, один писатель средней паршивости завывает: «А вы представьте, что вашу маму обидели, обесчестили! Для них эта карикатура еще хуже! Так что сами напросились. По заслугам! Ужо вам!» Я написал: «Правильно, дурачок, правильно, и бабы в Европе провоцируют их страшно – не хотят, гадюки, в хиджабах ходить. Поэтому пусть не жалуются, что их насилуют и убивают». Это, понимаешь, в чем дело. Это обычная совковая демагогия, бессовестный треп, наглость, понимаешь, передергивание фактов, старание поставить все с ног на голову. Что значит не надо провоцировать? Я не люблю этот жанр вообще. Несмотря на то, что мы проходили и Эйфеля, и других выдающихся карикатуристов. Я считаю, что многие карикатуры лично у меня не вызывают никакой симпатии, которые были в этом журнале. Причем здесь это? Причем здесь это, разговор идет не о карикатурах, не о том, нравятся они тебе или не нравятся. Они могут тебе не нравиться, ты можешь их ненавидеть. Но если ты считаешь, что ты имеешь право за это идти и убивать, то ты скот и мразь, место которой – на виселице! И на той же самой виселице, на самом деле, место пособников вроде твоих собеседников, которые эту мразь подобным образом оправдывают.
Александра Герсон: - Это абсолютно точно, что я спросила сегодня в интервью у этого человека. Я спросила: «Позвольте, если эта карикатура кому-то неприятна, разве эта причина для того, чтобы взять и убить?» Но ответа не было.
Виктор Топаллер: - Я могу здесь вернуться, Саша, при всем моем любви и уважении к тебе, только к одному. Я тебе, как твой коллега, просто смею рекомендовать. Помни о том, что чувство брезгливости – оно, на самом деле, не самое последнее чувство. Иногда у меня спрашивают: «А вот почему вот вы не всех берете в…?». Вот из чувства брезгливости. И когда в моей программе, в моей программе были люди, к которым я не испытывал большого, большой, мягко говоря, большой симпатии. Такие, скажем, как Жириновский или Говорухин. Но я отдаю себе отчет, что это личности, интересные аудитории, и которые из себя что-то представляют. Один клоун добился огромных успехов в российской политике, будучи… понятно, кем он есть. Второй снял один из лучших, как бы у него не была каша в голове, один из лучших советских сериалов – «Место встречи изменить нельзя», «Вертикаль» с Высоцким, плохой, но один из самых кассовых фильмов «Пираты ХХ века». Это, это интересный человек, с ним надо говорить, как бы он ни был неприятен тебе по своим взглядам. Но никогда в моей программе не будет места ничтожествам вроде Проханова или Шевченко. Если ты кого-то приглашаешь из РИА Новости, ты должна быть готова к тому, что потом надо идти принимать душ.
Александра Герсон: - Я поняла, Витя. Вот такой вопрос. Я тебе сейчас читаю комментарий, который коснулся тебя тоже немножко в моих программах. Раз в неделю у нас в эфире Матвей Ганапольский. И очень часто бывает, что когда Матвею звонит кто-то и начинает ему задавать провокационные вопросы или вопросы типа: «Вот то, что вы сейчас сказали – это неправда». Матвей срывается, начинает нервничать, говорить какие-то резкости, и потом в его адрес на форуме, я имею в виду, сайте радио, написано такой, сякой. И вот комментарий один был следующий: «Разве можно назвать Матвея Ганапольского хамом? По-моему, он, наоборот, вас ласкает, когда вы его пытаетесь провоцировать или обидеть. Нету на вас Виктора Топаллера. А он бы с вами разобрался легко и просто». Что ты думаешь по поводу этого комментария?
Виктор Топаллер: - Я думаю, это комментарий справедливый. Я не знаю, как Дима – для меня Матвей – Дима, потому что я бок о бок проучился с ним 4 года в ГИТИСе, и тогда его звали Дима, а не Матвей. Я не слышал, что он делает, и что он говорит, но я думаю, что комментарий этот справедливый. Потому что, когда мне в эфир звонят хамы, мерзавцы, или платные, или общественные сексоты, путиноиды, я действительно, в общем, не сильно сдерживаюсь, чтобы определить их место под солнцем, и то направление, куда им надо идти.
Александра Герсон: - Спасибо, Виктор. «Что вы думаете, Виктор, - это я собрала вопросы к тебе перед нашим интервью, - по поводу точки зрения Михаила Ходорковского касательно теракта в Париже?»
Виктор Топаллер: - Тебе как, честно?
Александра Герсон: - Думаю, да.
Виктор Топаллер: - Или политически корректно?
Александра Герсон: - Наверное, честно.
Виктор Топаллер: - Меня не очень волнует мнение Ходорковского по поводу теракта в Париже. Меня последнее время вообще не сильно волнует его мнение.
Александра Герсон: - Для этого есть причина?
Виктор Топаллер: - Ну да, после того, как он высказался по поводу Украины, я потерял интерес к его высказываниям. Хотя он был у меня в эфире. Но после этого мой интерес к нему сильно, скажем так, уменьшился.
Александра Герсон: - Виктор, касательно Украины. Перспективы того, что там наконец как-то стабилизируется ситуация? И что ты думаешь по этому поводу?
Виктор Топаллер: - Я думаю, что когда Путину наконец дадут по морде – а это единственный язык, который понимает шпана – то ситуация начнет стабилизироваться. На мой взгляд, к этому идет. Россия доведена уже до состояния умопомрачительного, старания вот этого гестаповского подполковника. Помнишь, как Войнович писал про капитана Миляга, да, «Их бин арбайтен русише гестапо». Вот работника этого русише гестапо страна доведена, в общем, до состояния катастрофического. Я думаю, что, к счастью, время близится, когда он, наконец, получит по физиономии. А шпана, и, равно как и фашисты, они приходят в себя только тогда, когда получают по морде. До тех пор, пока они по морде не получают, они начинают наглеть все больше и больше. Вот, на мой взгляд, есть надежды на то, что он уже получил по морде, а в ближайшем будущем получит еще сильней по морде, а значит, ситуация в Украине должна начать стабилизироваться. Во всяком случае, я желаю Украине как можно скорее победить, стать нормальным государством и спокойно развиваться, ликвидировав все последствия бессовестной фашистской российской оккупации.
Александра Герсон: - Спасибо, Витя. Скажи, пожалуйста, что ты думаешь по поводу сегодняшнего украинского правительства?
Виктор Топаллер: - Я думаю, что у них есть большие сложности. Я думаю, что у них есть серьезные проблемы. Я очень беспокоюсь, чтобы не прогадили второй Майдан, как прогадили в свое время первый – прогадили, протрепались и проворовали. Я надеюсь, что украинский народ уже как бы соображает, что происходит, и не допустит повторения этого. Мне сложно говорить о хитросплетениях украинской политики, я не нахожусь внутри, но я очень надеюсь, что сегодня отношение к этому значительно более пристальное, с большой опаской. И мне кажется, есть все надежды на то, что страной будут руководить все-таки порядочные, приличные люди под очень жестким контролем общественным.
Александра Герсон: - Спасибо. Виктор, перспектива российско-американских отношений.
Виктор Топаллер: - Я надеюсь, что до тех пор, пока в России та власть, которая сегодня есть, эти отношения, мы перестанем придуриваться, и отдадим себе отчет в том, насколько прав был Ромни, когда говорил, что Россия является главным геополитическим врагом Америки. Нынешняя путинская Россия – это враг номер один не только Америки, но и всего цивилизованного мира. И я надеюсь, что больше не будет придуриваний по поводу наших российских партнеров. Россия – совершенно очевидный враг, я имею в виду путинская Россия, и очень хочется дожить до того времени, когда Россия действительно будет Америке другом, но для этого в первую очередь должен быть ликвидирован фашистский режим Путина, и Россия должна вернуться на путь демократического развития. Когда и как это произойдет – мне сказать сложно. Нынешняя Россия для меня – абсолютный и 100%-ный враг моей страны Америки, и я думаю, что очень много в бессовестном поведении России обусловлено нынешней американской администрацией, которую я считаю постыдной и позорной для Америки. И то, что Барак Хусейн Обама со своей камарильей до чего довела страну в внешней и во внутренней политики, во многом обуславливает то, что у Путина хватило наглости на оккупацию соседнего государства. Так что это Белый Дом, в определенной степени, ответственен за то, что происходит сегодня в Украине. Во всяком случае, при достойном президенте, таком, как Рональд Рейган, я думаю, что у Путина никогда в жизни не хватило бы на это наглости.
Александра Герсон: - Спасибо. Виктор, у меня к тебе есть еще такой вопрос, немножко на другую тему. Мы с тобой вместе недавно были на номинации «Человек года», американский человек года, русскоязычный. И мне бы очень хотелось тебя спросить. Я знаю, что эта номинация была впервые, я хочу тебя еще раз поздравить с этой статуэткой.
Виктор Топаллер: - Спасибо.
Александра Герсон: - Буду с собой откровенна, у меня не было, когда я была в одной вот в этой с тобой одной группе, это масс-медиа, я не все имена там знала, кого-то знала, кого-то нет – это я сейчас не подхалимничаю, но мне понятно было сразу, кто эту статуэтку получит. Скажи, пожалуйста, как тебе вообще вот все это и доволен ли ты, что ты в этом участвовал?
Виктор Топаллер: - Спасибо, Саш. Я тебе скажу так, лукавит тот, кто говорит, что это неприятно. Конечно, это приятно. Тем боле, речь идет о огромном количестве людей, которые независимых – зрителей, читателей, слушателей по всему миру, которые отдали за тебя твои голоса. Это приятно. Хотя, в общем и целом, я достаточно скептично отношусь к разного рода наградам, потому что, во-первых, это не всегда бывает честно, во-вторых – и ты это прекрасно знаешь – во-вторых, это вкусовщина. Знаешь, кому-то нравится поп, кому попадья, кому попова дочка, так что бывает по-разному. Но, в общем и целом, это было организовано на очень высоком уровне, проходило в очень красивом месте. Были знаменитые люди, такие как, вот эти…
Александра Герсон: - Алек Болдуин.
Виктор Топаллер: - Алек Болдуин, и брат его младший, и так далее, и так далее, и не они одни. В общем, это было красиво организовано, здорово сделано и, конечно, мне это приятно, чего говорить-то. Но просто, знаешь, как Пастернак писал: «Поражение от победы ты сам не должен отличать». Знаешь, у Бернарда Шоу была замечательная фраза, мне жена напомнила, когда мы оттуда возвращались. Она сказала: «Мой способ шутить – это говорить правду. Нет на свете ничего смешнее».
Александра Герсон: - Да. Виктор, вот то, что я сейчас записала, то, что меня попросили, здесь я получила text message, тот, кто не успел мне прислать вопрос. По поводу Израиля. Российско-израильские отношения и американо-израильские. Как на твой взгляд они выглядят сегодня, и как это может влиять на ситуацию в мире вообще?
Виктор Топаллер: - А как, а собственно говоря, о каких отношениях российско-американских можно говорить, когда Россия крышует, поставляет вооружение злейшим врагам Израиля, и практически является крышей международного терроризма. Мы уже не говорим про Иран, который она крышует со всех сторон, и которым она поставляет оружие, строит ядерный реактор. Мы уже говорим о том, что сегодня приходят сообщения о том, что вооружение, которое она поставляет на Ближний Восток, попадает практически прямиком в руки бандитов из Хисбалы. То есть, военнослужащих сахал, израильских солдат убивают русским оружием. Сегодня Россия – враг, сегодня Россия – враг не только Америки, но и враг Израиля. И все придуривания по поводу того, что на самом деле мы партнеры – это все от лукавого, это ложь, и это прекрасно знают и в Москве, и Иерусалиме, и в Вашингтоне. Что касается взаимоотношений между Америкой и Израилем, то президент Обама сделал все от него зависящее, чтобы изгадить их до такой степени, что дальше уже падать некуда. И чтобы ни твердили его приближенные по поводу того, что отношения, как всегда крепкие – это ложь. Обама ненавидит Нетаниягу, Нетаниягу, как и все остальные лидеры, в грош не ставит Обаму – Обама это заслужил, прекрасно отдает себе отчет, что Обама не является реальным союзником Израиля, как это было всегда. И Обама всей своей как бы деятельностью доказал, что даже такой ничтожный президент, как Картер, который абсолютно уже сейчас выжил из ума, и который в свое время, когда находился у власти, тоже был абсолютно анти-израильским президентом, переместился по уровню ничтожности с первого места на второе. Потому что первое место плотно занял Барак Хусейн Обама. И я надеюсь, уже, очень мне хочется верить, что никто его с этого места не столкнет, что не появится в американской истории что-то еще более постыдное, ничтожное и враждебное Израилю, чем нынешний хозяин Белого Дома.
Александра Герсон: - Виктор, спасибо. «Существует точка зрения, - это от Ольги, - что Владимир Владимирович Путин не антисемит. Какого вы мнения по этому поводу?»
Виктор Топаллер: - Саш, ты понимаешь, мне задают часто такой вопрос. Мне, на самом деле, наплевать – антисемит он или нет. Если среди его приближенных, среди его близкого круга есть граждане еврейской национальности, то для меня, собственно говоря, это ничего не меняет в оценке этой личности. Я вообще не склонен оценивать людей по их цвету кожи, вероисповеданию и национальности, и форме носа, и так далее, и так далее. Если завтра президентом станет человек любого цвета кожи, любого разреза глаз, то меня в первую очередь будут волновать его человеческие, деловые, профессиональные качества, а не ходит ли он в церковь, в синагогу или куда-то еще, и является ли он афроамериканцем, евреем или наоборот испанцем, или латиноамериканцем. Мне это абсолютно все равно. Меня интересует человек, а не его национальность, цвет кожи, как я уже сказал, и вероисповедание. Мне абсолютно наплевать, есть у Путина друзья-евреи или нет, является ли он антисемитом или нет. Я ненавижу этого человека, потому что это мелкий новоявленный Гитлер, позор России и колоссальная угроза всему окружающему миру, ничтожество, вознесенное на Олимп – гэбэшное ничтожество. И даже, если больше всего, из всех женщин ему больше всего нравятся еврейки, например, или у него есть друзья-евреи, с которыми он делится наворованными миллиардами – меня это совершенно в его глазах и не улучшает, и не ухудшает, мне на это глубоко наплевать.
Александра Герсон: - Виктор. Спасибо. Еще один вопрос. Сегодняшний конфликт мэра Нью-Йорка и нью-йоркской полиции. Что ты думаешь?
Виктор Топаллер: - Я думаю о то, что у нас такой же постыдный мэр Нью-Йорка, как и президент. Я с громадным уважением отношусь к многомиллионной армии полицейских, которые оценивают де Блазио ровно так, как он этого заслуживает. Выросла преступность в Нью-Йорке, катастрофически, благодаря бессовестным выступлениям и бессовестной политике, которые проводит де Блазио. Все познается в сравнении. Я не очень любил Майкла Блумберга, потому что, конечно, он был ничтожным мэром по сравнению с гениальным мэром, Рудольфо Джулиани, но сейчас Блумберга можно вспоминать только самыми добрыми словами. Потому что то, что сегодня занимает место мэра – это стыд, позор, срам и опасность для Нью-Йорка. И правильно говорят профессиональные люди, что еще немного, и де Блазио доведет Нью-Йорк до уровня того, который был до Джулиани, когда люди боялись выходить на улицы вечером. Во всяком случае, он выбивается из сил, чтобы довести Нью-Йорк именно до этого состояния. И как сказал председатель профсоюзов полицейских де Блазио, что «кровь погибших полицейских на ваших руках, мэр». Я абсолютно с ним согласен, и я абсолютно солидарен с теми тысячами полицейских, которые повернулись задницами, когда де Блазио появился в госпитале, и потом, когда он выступал на похоронах. И я считаю абсолютно оправданным собирание подписей под петицией, когда полицейские собирали подписи, говорящие о том, что если мы погибнем при исполнении служебного долга, мы просим, чтобы де Блазио на наших похоронах не было.
Александра Герсон: - Спасибо, Виктор. У нас как раз завтра утром будет интервью с мальчиком, русскоязычным, который является президентом Ассоциации русскоязычных полицейских. Зовут его Миша Белогородский. И вот, когда я спросила у него, что думает он по этому поводу, сам полицейский. Он, по сути дела, почти под копирку сказал сейчас то, что говоришь мне ты.
Виктор Топаллер: - Ну что ж, очень приятно. Я, знаешь, что еще хочу сказать. Ты тут много вопросов задавала по поводу политики. Я не могу отказать себе в удовольствии, не передать привет всем канадцам и выразить свой, свое глубочайшее уважение и, в определенной степени, гражданскую зависть. Я считаю, что во главе вашего руководства стоит один из немногих в мире сегодняшней политики достойнейших людей, к которым я испытываю колоссальное уважение, Стивен Харпер. Я убежден, что и у него есть проколы, у него есть недостатки, но если, как меня учили в театральном институте, чуть-чуть приподняться и оглядеть, что называется, поляну целиком, можно только позавидовать канадцам, что сегодня у них такой достойный лидер. Я снимаю перед ним шляпу, и надеюсь, что еще многие годы в Канаде будут лидеры такого уровня, что она не вернется к временам Мартина и прочего отребья, которые тоже, в свое время, Канаду чуть не уничтожили.
Александра Герсон: - Знаешь, Виктор. Спасибо большое. Интересно то, что Стивен Харпер и министр employment, раньше министр иммиграции Джейсон Кенни, и министр иммиграции Канады, Крис Александр, который говорит по-русски как мы с тобой, а человек всего три года прожил в Москве. Они были в Ванкувере два дня назад. И у меня была счастливая оказия, правда, не первый раз, плюс еще министр иностранных дел Джон Бэрд. И вот когда мы разговаривали с ними, у меня спрашивает Джейсон Кенни: «Саша, я забыл, где ты родилась?», потому что у меня и были с ними интервью прежде. И я родилась в Крыму, и поэтому я… Тогда это была Украина, сейчас это уже другое. И я попыталась как-то это объяснить, и вызвала их такие саркастические улыбки. И меня Стивен Харпер спрашивает: «Вот ты родилась в Украине. Сегодня твоя родина стала Россией. Как ты к этому относишься?» Ну, ответа у меня, понятно, не было, потому что, как я могу относиться к тому, где я родилась, и что с этой родиной стало сейчас. Как к этому относится Виктор Топаллер?
Виктор Топаллер: - Честно говоря, я не очень понимаю твой вопрос. Относиться, как я отношусь к тому, что Крым стал Россией?
Александра Герсон: - Вот люди, живущие там, многие, которых я знаю – или это мои родственники, или знакомые – они в один голос сначала говорили, что они невероятно счастливы. Сегодня это счастье как-то поубавилось. Но это взгляд изнутри, изнутри, я имею в виду, полуострова. А взгляд с другой страны…
Виктор Топаллер: - С каждым годом этого счастья будет все меньше и меньше, оно будет все больше и больше убавляться. И это вполне естественно. Потому что за все надо платить. А что касается, как я к этому отношусь, как я отношусь всегда к тому, как идут разговоры по поводу того, что это наше, а вот это мы сейчас отнимем. Что это ваше? Почему мы это отнимем? Вещи своими именами называть не хотят. Это бессовестная, наглая оккупация, и не более того. И все эти разговоры, по поводу того, что на самом деле это мы забрали наше. Ну, забрали наше? Ну, отдайте Восточную Пруссию, отдайте Курилы, отдайте Сахалин. Что за бред сивой кобылы? Это оккупация чужой страны. Наглая, бессовестная и фашистская. Надеюсь, что когда-нибудь ей настанет конец, и Крым вернется туда, где он должен находиться – в состав независимой Украины.
Александра Герсон: - Витя, последний вопрос, это точно. Скажи, пожалуйста, вот наверняка ты иногда ездишь по миру, и какие-то творческие встречи с тобой бывают. Вообще, бывает ли это? И если да, есть ли в этом списке Ванкувер?
Виктор Топаллер: - В этом списке Ванкувера пока нет, потому что это зависит не от меня. Вот скажем, я часто бываю с творческими вечерами в Израиле. Вот не далее как через пару месяцев, если все будет нормально, я уеду, у меня будет 15 творческих вечеров по всему Израилю. Не так давно у меня были выступления в Германии, я проехал 15 городов с творческими вечерами в Германии. А есть ли Ванкувер у меня в списке – это зависит от жителей Ванкувера. Приглашайте – приеду.
Александра Герсон: - Виктор, большое тебе спасибо.
Виктор Топаллер: - Причем, с громадным удовольствием приеду, могу добавить, потому что наслышан о сумасшедшей красоте, которая там, и никогда там еще не был.
Александра Герсон: - Самое главное, что ты не наслышан о необыкновенном гостеприимстве, и вот есть у меня оказия это продемонстрировать. Достаточно только договориться, и все, я убеждена…
Виктор Топаллер: - Тем более, мне сказали, что в Ванкувере огромное, что Саша – не единственная красивая женщина, что в Ванкувере их очень много. Поэтому мне уже сделали такую рекламу, что у меня просто нет другого выхода, как приехать.
Александра Герсон: - Теперь мы знаем, какие (01:50:53) у Виктора Топайлера.
Виктор Топаллер: - Да, у меня устаревшая ориентация, я не боюсь в этом признаться. Я бы даже сказал, по нынешнем временам - постыдная. Нормальные деятели культуры устаревшей ориентации стыдятся. Вот я тоже со стыдом в этом признаюсь.
Александра Герсон: - Виктор, получить комплимент от самого Виктора Топаллера – это, действительно, удовольствие. И я даже имею в виду не журналистские способности. И дело в том, что мы встречались в Нью-Йорке. Виктор, огромное тебе спасибо, мне было очень приятно, что ты уделил мне кучу времени. А главное, не только мне, а всем тем, кто услышит наше с тобой интервью завтра.
Виктор Топаллер: - Я надеюсь, что я не наговорю, знаешь, как раньше я говорил, 40 бочек арестантов. Вот, я тут вспомнил, знаешь, что мне процитировали Бернарда Шоу. Если хочешь, можем наш разговор закончить еще одной цитатой, которая имеет непосредственное отношение. Еще, знаешь, Бернард Шоу говорил: «Секрет успеха в том, чтобы вызвать возмущение у как можно большего числа людей».
Александра Герсон: - Вот за это я, Виктор, совершенно спокойна.
Виктор Топаллер: - Счастливо, Саша. Пока.
Александра Герсон: - Спасибо большое.
Александра Герсон: - Вот такое интервью прозвучало, вчера записали мы его вечером, с Виктором Топаллером. По окончанию беседы я спросила у Виктора, что он делал в новогоднюю ночь. «Как что? – спросил у меня наш знаменитый собеседник, - Сначала баня, потом фильм «С легким паром!» под заливной судачок и рюмочку». «Вкусно», подумала я, и улыбнулась вместе с ним.
9 часов 55 минут. Ничего не скажешь, сумбурный был эфирчик, не знаю, как вам, а мне понравилось. Вот, моим коллегам, наверное, тоже. Валера, ты как себя чувствуешь?
Валерий Гуляк: - Нормально. Махнули шашкой – два часа, как не бывало.
Александра Герсон: - Ну как, все в порядке вообще?
Валерий Гуляк: - Замечательно, все прекрасно.
Александра Герсон: - Как тебе всякие наши нюансы, то не пошло, то не поехало, то не получается – ничего?
Валерий Гуляк: - В следующий раз я принесу дощечку, и буду по ней потихонечку барабанить.
Александра Герсон: - А главное, больше не говорить тьфу-тьфу-тьфу, а я больше не буду говорить, что все будет замечательно. Леночка, у меня к тебе есть вопрос. Даже не вопрос, а рады были тебя сегодня ощущать, видеть, слышать. Скажи, пожалуйста, тебе как? Понравилось?
Елена Мартынова: - Я, взаимно, очень рада находиться с вами вместе, Саша, в студии. Мне понравилось. Прямой эфир – это прямой эфир, поэтому самые такие даже, мне кажется, немного нюансы, не совсем сработало. Но это живой эфир.
Александра Герсон: - Не-не-не, так тебе говорить нельзя. Все сработало замечательно. Еще придешь?
Елена Мартынова: - Конечно.
Александра Герсон: - Если будешь говорить, что это не сработало, мы тебя больше не позовем.
Елена Мартынова: - Хорошо все сработало, замечательно.
Александра Герсон: - Телефон Лены Мартыновой 778-227-62-13. Сработало все действительно замечательно, потому что мы с вами команда, а теперь мы отправляемся домой, потому что мы сегодня невероятно счастливы. Всем пока, до завтра, а пока – домой.
Валерий Гуляк: - До встречи.
Елена Мартынова: - До встречи.
Рубрика:  Эфиры "Радио Вера"
Имя Фамилия:  Белгородский МихаилМартынова ЕленаТопаллер Виктор


Уважаемые посетители сайта РВ, вы можете оставить свой комментарий используя аккаунт в Facebook





Feb 3 tickets Давид Гвинианидзе Билеты Retro 80s Давид ETV ETVnet Сергей Турица Path2wellness