Матвей Ганапольский: «Из администрации украинского президента была дана команда не давать Саакашвили быть успешным»

matvey-ganapolskiy-iz-administratsii-ukrainskogo-prezidenta-byla-dana-

Матвей Ганапольский: «Из администрации украинского президента была дана команда не давать Саакашвили быть успешным»


4f685c075557911f0de7506e600a390c.jpg

Павел Манугевич: С нами на связи Матвей Юрьевич Ганапольский. Здравствуйте.

Матвей Ганапольский: Здравствуйте.

Павел Манугевич: Как ваше настроение?

Матвей Ганапольский: Если говорить о погоде, то здесь, в Киеве, неожиданное потепление. До 15-ти градусов тепла. Все выползли на улицу и стоят офигевшие. Потому что 15 градусов - это как-то неестественно и не очень понятно. В этом смысле легко встается, легко дышится, легко чувствуется. Ну а плохое настроение, конечно.ю из-за отставки Саакашвили, которая произошла буквально 3-4 часа назад. Это такая весть печальная, симптоматичная, говорящая не столько о Саакашвили, сколько о проблемах Украины и об устройстве власти Украины. Известно, что устройство власти в Украине далеко от совершенства.

Павел Манугевич: Саакашвили обвинил Порошенко, что тот поддерживает коррупционные сферы и коррупционеров. Так же сказал о том, что последней каплей для решения Саакашвили уйти в отставку послужило обнародование электронных деклараций. На самом деле, с чем связано решение Саакашвили уйти в отставку?

Матвей Ганапольский: В принципе то, что сказал Саакашвили, в какой-то степени соответствует действительности. Только знаете, о человеке можно сказать, что он некрасивый, а можно сказать, что он урод. Вот Саакашвили решил говорить, что он урод. Дело в том, что Саакашвили был приглашен на Украину лично Порошенко. Должен вам сказать, их личные переговоры о будущем Саакашвили известны. Это было в начале его появления. Он должен был стать премьером вместо Яценюка. Действительно Порошенко предложил ему такую схему. Он должен был войти в блок Порошенко и стать политически ориентированной фигурой. То есть голосовать и получить партийно-исполнительную поддержку. Другими словами, БПП, как блок Петра Порошенко. Он его поддерживает структурой. То есть теми людьми, которые аффилированы с блоком Петра Порошенко, входят в блок Порошенко и находятся в Одессе. Тут можно гадать, правильное или неправильное решение принял Саакашвили. Видя физиономии БПП-шников, он отказался войти в структуру БПП. В каком- то смысле это был его фатальный шаг. Потому что он из политического сторонника команды превратился в оппонента. Сначала политического, а потом и смыслового. Я поясню позже, что обозначает смысловой. Если говорить по фактам, началась его работа в Одесской области. Там была гигантская битва за таможню, гигантская битва за завод, припортовый завод, который там есть. Была гигантская битва с мэром Одессы, который на самом деле его личный враг, и он вставлял палки в колеса, где было возможно. Дальше, если говорить по фактам, произошла очень неприятная вещь. Есть одна психологическая история, о которой сейчас много говорят. У власти, в администрации президента, появилась мысль, что, если он не влился в эту власть, если он пошел своей дорогой, то он может стать угрозой на предстоящих президентских выборах. Кто знает, что взбредет ему в голову. Он стал создавать партию, потом антикоррупционное движение. Потом это как-то заглохло, потом опять появилось. Так или иначе, вот это «заглохло» и «появилось» отражало фазы его переговоров с администрацией президента. Но ясно, что была дана команда из администрации президента, я говорю об этом грустно, не давать Саакашвили быть успешным. Вот это очень важно понять. Поскольку он мощный и сильный политик, за ним два срока президентства, нельзя ему было ему дать что-либо сделать на украинской почве. Вот почему я называю это спецоперацией. В последние дни в Одессе даже был закрыт единый центр по обслуживанию граждан, который открыл Саакашвили. Конечно, это был для него удар. Представляете, это был центр, куда ты заходишь и за пять минут получаешь любую бумагу, любую выписку, любую копию. Это вот такой центр соприкосновения государства с гражданином. Я записал в Интернете такой комментарий, что эта неудача не Саакашвили, эта неудача Порошенко. Можно страну пилить, можно деньги делить, можно писать декларации, можно их не писать. Но либо ты решаешь, чтобы страна развивалась и тогда стране нужны люди такие, как Саакашвили, и ты во всем ему помогаешь, а из Одесской области делаешь полигон реформ, то есть отрабатываешь там разные модели и применяешь уже на всей Украине. Либо ты ставишь другие приоритеты, а именно свою власть, и тогда ты ведешь себя иначе и происходит то, что происходит. Вот и произошло то, что произошло. Тут важно заметить, почему он не хотел входить в БПП. Он не хотел входить в блок Петра Порошенко, потому что потом люди заполнили эти знаменитые декларации, и все поняли кто там эти люди. Получается, что тактически он проиграл, а стратегически он выиграл. Потому что он никак не связан, он не находится ни в одной партии, не дышит одним воздухом, и не голосует вместе с «этими». То есть с этими товарищами, которые заполнили на миллиарды, миллионы долларов декларации, которые хранятся у них дома. Конечно, это плохо. Возникает вопрос, что он будет делать дальше. Естественно, в Москве уже радуются, там праздник. В Тбилиси радуются, там двойной праздник. Наконец он спалился, этот кусок дерьма. Естественно, мы не будем поддаваться этим злобным настроениям. Зададим вопрос, что он будет делать дальше? Дальше, по всей видимости, он все-таки будет организовывать какую-то политическую структуру. Возможно, на фоне всего этого это будет продолжение общественного движения борьбы с коррупцией или какая-то новая партия.

6f2410137393f77e85180bdea33852c4.jpg

Павел Манугевич: На прошлой неделе в прессе упоминалось ваше утверждение, что вы откажетесь от работы в Украине, если будет введена квота на использование украинского языка в телерадиоэфире.

Матвей Ганапольский: В общем, да. И что я должен здесь комментировать?

Павел Манугевич: В прессе пишут разное. Вы сказали довольно-таки определенно. Можно несколько слов сказать об этой квоте? Кто пытается протолкнуть этот закон и для чего?

Матвей Ганапольский: Есть такой журналист Виталий Портников, который переврал мои слова. Дело в том, то я не собираюсь уходить из украинского медиа пространства, если будут приняты квоты. Вот если ко мне кто-то придет и скажет, как мне вести эфир, вот тогда будет регулироваться. Моя работа регулируется не конституционными законами, а моим конкретным договором с конкретной радиокомпанией. Они каждый день принимают какие-то законы. Вопрос - насколько это будет способствовать или мешать моей конкретной работе, тем двум проектам, которые я делаю. Будут мешать, соответственно я не смогу это делать. Не будут мешать, буду продолжать. То, что обо мне пишут, мне на это начихать. Вы меня знаете. Я все это дело не читаю. Я как большой корабль, который много лет движется вперед и делает свое дело.

Павел Манугевич: Но украинским языком вы владеете, да? Я слышал ваши выступления. У вас очень приличный украинский язык.

Матвей Ганапольский: Он не приличный, а образцовый. У меня могут учиться.

Павел Манугевич: Вопрос по скайпу. Матвей, скажите про цензуру в Украине. Есть ли сегодня цензура в Украине? Говорят ли вам о чем можно говорить, а о чем нельзя? Или ничего подобного не существует?

Матвей Ганапольский: Цензуры нет.

Павел Манугевич: Еще вопрос к вам. Как вы считаете, какие будут действия Порошенко после заявления об отставке Саакашвили? Они были друзьями. Будет ли каким-то образом образцовая борьба между президентом и бывшим губернатором, которую мы будем наблюдать с экрана телевизора или читать об этом в Интернете?

Матвей Ганапольский: Нет. Я не думаю, что будут какие-то резкие шаги. Есть альтернатива. Либо комментировать это, либо сделать вид что сказал и сказал, попросился в отставку, пожалуйста, уходи в отставку. Он уже сказал, что я подпишу. Поэтому я не думаю, что он ввяжется в борьбу. Дело в том, что это невыгодно. Если он ввяжется в борьбу, то ему придется конкретно отвечать на заявления, которые произнес Саакашвили. А это ему совершенно не хочется. Поэтому я думаю, что он сейчас промолчит. То есть с точки зрения резидента, это чиновник, который работал, сделал заявление, я больше работать не хочу. В словах Саакашвили нет ничего такого, на что Порошенко отвечать. Понимаете, наличие двух политиков Ляшко и Юлии Тимошенко, которые каждый день обвиняют Порошенко, что он предатель, преступник, и его надо распять на городской площади, на этом фоне, то, что сказал Саакашвили из Одессы - ну, сказал и сказал. Петр Порошенко дальше будет исполнять свои обязанности, бороться за выполнение или невыполнение минских договоренностей, за то, чтобы предоставили безвизовый статус и так далее. Поэтому я не думаю, что будет какой-то такой ответ. Борьба может наступить, но она может наступить тогда, когда Саакашвили сделает свою структуру. Думаю, что он сейчас будет раздумывать над тем, как это сделать и что это должно быть.

Павел Манугевич: У нас телефонный звонок от Авраама. Доброе утро, Авраам.

Авраам: Здравствуйте. Я немножко загляну в историю. Потом сформулирую вопрос. 1917 год. Свергли царя. Рабочие, крестьяне. Все. Свобода. На смену им приходит советская бюрократия, которая в 90-х годах становится буржуазией, захватила власть, все имущество разворовали. И что мы переживаем? Порошенко - буржуй, Саакашвили - буржуй, Путин - буржуй. Простым людям, рабочим, крестьянам, служащим, интеллигенции, кому от них стало хорошо? Они как воровали, так и воруют. Прокомментируйте, если можете. До свидания.

ce870d13876aafd39661f4b7ccab0ab1.JPG

Матвей Ганапольский: Знаете, то, что вы сказали комментировать невозможно. Вы, находясь в Канаде в 2016 году, говорите слово «буржуй», то, по-моему, вы какой-то советский человек из того времени. Все те фамилии, которые вы назвали - очень разные люди. Я не могу ответить на ваш вопрос, потому что я не понимаю значения слова «буржуй». Если вы имеете в виду бизнесмена, то это одна история. Если вы имеете в виду олигарха, то это другая история. Мутный вопрос. В вас бьют эмоции. Вам никто не нравится. Поэтому вы задаете такие вопросы. Вопрос должен быть мне понятен, чтобы я мог на него ответить.

Павел Манугевич: Сегодня 7 ноября. Видимо, Авраам отмечает этот праздник. Поэтому терминология отвечает советскому периоду. Все богатые люди, олигархи и т. д. стали буржуями. У нас еще телефонный звонок от Ирины. Ирина, здравствуйте.

Ирина: Здравствуйте. Я хотела бы извиниться за Авраама. Он у нас потерялся во времени и пространстве. Он где-то застрял в революции. 7 ноября - это небольшое повторение. Я что хотела спросить. Скажите пожалуйста, ситуация на Украине не напоминает ли она вам сценарий, который был как-то проработан в соседней Молдове?

Матвей Ганапольский: Нет. Не напоминает. Если я вас правильно понял, вы хотите сказать, что в Молдавии есть господин Додон. Такая смешная фамилия. Помните, царь Додон у Пушкина, если я не ошибаюсь. Это такой президент, с такой фамилией. У него свои странные взгляды на действительность. Он считает, что Крым российский и т. д. Но тем не менее, он лидер европейского государства. Хотя он с очень ограниченными возможностями. Потому что Молдова - это парламентская республика. Поэтому Додон носит такой номинальный характер. Он не простой человек. У него свои социалистические взгляды. Тем не менее, он выиграет. Все говорят, что это влияние России и Путина. Я не знаю по поводу Молдавии, но по поводу Украины хочу вам сказать, что совершенно нет. Здесь влияния господина Путина практически нет. Здесь все свершения и все безобразия, авторами их являются украинские политики. Их патриотизм или отсутствие патриотизма. Их бессеребничество, их жажда наживы. Их правдивость или их лживость. Есть такая поговорка «Каждый человек творец своего несчастья». Не знаю, как Украина будет извилисто идти. Но если в ней будет хорошо, это сделали украинцы. Если будет плохо, то это тоже сделали украинцы.

Павел Манугевич: Как вы считаете, проблема Приднестровья. С 90-х годов это все тянется. Как вы считаете, восток Украины повторит путь Приднестровья? ДНР и ЛНР тоже будут существовать в течении 20 лет? Или, например, с уходом Путина это прекратится?

Матвей Ганапольский: Я думаю, что Крым - это надолго. А ДНР и ЛНР с уходом Путина прекратят свое существование. Дело в том, что Донбасс обвешан таким количеством висюлек в виде санкций, что это просто нерентабельно. Их надо было либо сразу присоединять и делать Донбасский федеральный округ, и тогда вопрос бы был закрыт. Поскольку на это не решились, теперь это как-то так. Да это может продолжаться и 20 лет, и 30, и 50. Сколько будет жив Путин, столько это и будет. Но цена несоразмерная. Если Приднестровье ничего с России не имеет плохого, кроме имиджа страны, собственно, тогда все и началось. Она везде лезет и везде себя утверждает. Тут тяжелая ситуация. Здесь цена, во-первых, она существует, во-вторых, она высокая. В виде санкций. Если Путин уйдет, и новый президент не захочет чтобы при нем все это дело существовало, то он просто решит Донбасс отдать. Потому что это просто нерентабельно. Говорят, что у политиков нет дружбы, есть интересы. Я уже не говорю о дружбе Украины и России. Безусловно, вся эта путинская авантюра будет долго отхаркиваться. Но в совокупности это все просто дорого стоит. Придет другой политик, и, на мой взгляд, ситуация изменится.
Павел Манугевич: У нас телефонный звонок от Александра. Доброе утро.

Александр: Доброе утро. Скажите, пожалуйста, каким образом формируется бюджет этих республик ДНР И ЛНР? Они сами производят товары или получают дотации, деньги от Украины или России? Каким образом они существуют? Спасибо.

d7586dc965db6b158484f48a7f10ffe7.png

Матвей Ганапольский: Я мог бы вам ответить общей фразой «Помилуйте, какой бюджет?». Но ваш вопрос занимателен, поэтому на него можно ответить чисто информационно. Конечно, всем этим людям, которые там живут и руководят всем этим Захарченко, Плотницкому, им, безусловно, надо откуда-то добывать деньги. Деньги добываются тремя способами. Первое- за все платит Россия. За все. Россия платит за электричество, которое получают, Россия платит за газ, который получают. Точно также Россия помогает Приднестровью, Абхазии, Южной Осетии. За лояльность. Люди старшего поколения помнят, как нас любили в Африке, Латинской Америке, как дружили и так далее. Пока деньги не закончились, и все это не рухнуло. Дружба неожиданно закончилась. Второй источник доходов - это контрабанда. Через границу дешевая водка сюда, дешевые сигареты туда и так далее. Хочу вам сказать, доходы огромные. То есть это государственно узаконенное преступление. А третья история - это взаимоотношения с Украиной. Здесь деньги поступают по двум причинам. Первая причина - шахтеры, которые добывают уголь на шахтах. Там добывается уголь, который необходим украинским теплоэлектростанциям и металлургической промышленности. Когда было все нормально, шахты строились именно под этот уголь. Есть такой миллиардер Ахметов. Ему принадлежит всякая разная собственность. Там есть его шахты. Эти шахты работают, и им на банковскую карточку переводятся деньги за уголь. То есть уголь покупается для нужд Украины. На карточку получают пенсию и пенсионеры, но при условии, если они приедут на территорию Украины, оформят все документы, предъявят свой паспорт, банковскую карточку. Чтобы не было жульничества, вот я живой, перечисляйте мне пенсию на банковскую карточку. Естественно, банковская карточка украинского банка. Им выплачивается пенсия и всякие пособия.

Павел Манугевич: Эти банки на территории ДНР и ЛНР не работают? То есть деньги получают на территории, неподконтрольные сепаратистам?

Матвей Ганапольский: Там есть пара банков, пара банкоматов. Если ты хочешь получить деньги, ты можешь поехать на эту территорию. Там стоят торговые точки, стоят банкоматы. Можно получить свою пенсию, естественно, в гривнах. Ехать в ДНР и что-то делать там с этими гривнами. Там они ходят, как и рубли.

Павел Манугевич: Сегодня пришло сообщение, что в Украине запретили действие российских денежных системы – это Яндекс деньги, Киви и т.д. Якобы, существуют какие-то трудности у тех, кто пользуется этими системами или собирается ими пользоваться в Украине. По поводу денег звонок от Олега. Доброе утро.

Олег: Доброе утро. Вопрос такой. Конечно, удивляет, как украинское правительство пошло на декларации. Очень смелый шаг. Но возникает другая ситуация - как с этим поступить. Хочу узнать ваше мнение. Если, например, эти люди декларируют свои доходы, они имеют основу существовать, но заработать честным путем. Что касается сверхчестного пути заработка, они должны перевести в экономику государства. Нужно чтобы кто-то за этим следил. Как вы думаете, поможет это?

Матвей Ганапольский: Вы задали самый тяжелый вопрос, которым, по сути, сейчас все занимаются. То есть мы узнали правду. У многих, например, не полмиллиона, а они задекларировали миллион, для того, чтобы вложить туда полмиллиона коррупционных составляющих, коррупционных денег, которые они заработают за этот год. Действительно возникает вопрос, как это проверить?

Павел Манугевич: К нам вернулся Авраам.

Авраам: Я просто хочу добавить. Сегодня 7 ноября. Не знаю, как было дело на Украине. В России было так. Была демократия советская, которая так называемая советская буржуазия. Путин был ее участником. Вот эти номенклатурные товарищи, все эти коммунисты все приватизировали, захватили все средства производства в свой частный карман. Какие они бизнесмены? Бизнесмен – это с нуля. Тот, кто приехал в Сибирь, купил нефтяную вышку, заплатил, добыл нефть. Это бизнесмен. В России все бизнесмены, олигархи, буржуи. Потому что произошла буржуазная революция.

Павел Манугевич: Спасибо, Авраам. Все понятно. Авраам объяснил, кого он считает буржуями. Он считает буржуями олигархов, которые украли у государства деньги.

Матвей Ганапольский: Да, я слышал. В общем, я объяснил, что сложность ровной в этом и заключается. Что сейчас вот это огромное количество деклараций, с ними надо что-то делать. Во всяком случае, власть объявила, что проверки будут. Они придумали так называемую зону риска. Самые большие суммы надо, естественно, проверять. Хотя я понимаю, что люди хорошо подготовились. На вопрос, откуда у них миллиарды, они дадут ответ. Посмотрим. Это не простая ситуация. Учитывая, что она такая в первый раз, то посмотрим, что из этого получится. У меня нет ответа. У украинской власти нет на это ответа. Действительно, эта ситуация возникла абсолютно удививтельным образом. Существует ли риск отмыва? Конечно, существует. Потому что ты показал, по факту твоя декларация может быть нулевой, в том смысле, что она будет принята.

8a80b383b3af9fc878b6ca420da15ddb.jpg

Павел Манугевич: Кстати, не так редко об Украине пишет «Нью-Йорк Таймс» и другие англоязычные издания в Америке. Благодаря этим декларациям Украина вернулась на полосы газет. Журналисты писали об электронных декларациях. Мнения были разные. У нас телефонный звонок от Сергея. Сергей, доброе утро.

Сергей: Здравствуйте. Такая предыстория. Знаете историю про слепую девочку? Которая говорила, что ей не докладывают, что родственники съедают больше. Однажды они решили ее так накормить, чтобы она не жаловалась. Она ела, ела и уже просто больше не могла. Тогда сказала, представляю, сколько они себе положили в этот раз. Ситуация с декларациями может повернуться в сторону Януковича. Если за два года депутаты Рады набрали сейчас, то сколько набрали депутаты партии регионов и Янукович, неизвестно. У них так ничего и не нашли. Спасибо.

Матвей Ганапольский: Давайте сделаем вот что. Я нахожусь на канале News One. Совершенно случайно или не случайно в комнату для гостей вошел известный человек, которого хорошо знает аудитория. Это Сергей Лещенко. Сергей Лещенко - яркая персона в Верховной Раде. Во всяком случае, все громкие антикоррупционные заявления, трясение бумагами, выступления с высоких трибун - это Сергей Лещенко. По сути, в парламенте пара таких человек. Но Сергей Лещенко наиболее яркий из них. Доброе утро, Сергей. Это канадское русскоязычное радио Вера. Ведущий Павел. Если возможно, ответьте на пару вопросов по этой ситуации. Павел, задайте 2-3 коротких вопроса. Сергей - депутат Верховной Рады. Все вот эти декларации, коррупционные вопросы, они проходят через его внимание. Что вас интересует, спросите у него.

Павел Манугевич: Сергей Лещенко - это сюрприз. Имя Сергея Лещенко известно и далеко за пределами Украины. Здравствуйте, Сергей. Вас давно считали борцом с коррупцией. Потом мнение изменилось. То ли вы сами сказали, то ли пресса, что у вас существует квартира, и по этому поводу вас стали мучить. Ваши враги, о ком вы писали раньше, обрадовались. Что не все такие чистые, и у Лещенко есть коррупционное составляющее. Сергей, как сегодня обстоят дела с электронными декларациями. По этому поводу много вопросов. Известна эта шутка, что украинские депутаты могут финансировать МВФ. Вы уже в качестве депутата более года. Как сегодня обстоят дела с коррупцией с точки зрения журналиста, который является уже депутатом Верховной Рады? Коррупция процветает или, благодаря этим электронным декларациям, она становится все меньше и меньше?

Сергей Лещенко: Электронные декларации - это часть большого процесса. Этот процесс включает создания независимого антикоррупционного бюро, которое должно расследовать действия высокопоставленных сотрудников кабинета министра и так дальше. Кстати говоря, это бюро провело проверку всех моих приобретений и никаких коррупционных составляющих в ни не выявило, не выявило незаконного обогащения, каких-либо нарушений закона. Что касается конкретно вашего вопроса по электронной декларации, это должно занять еще несколько месяцев. Десятки тысяч чиновников подали эти декларации. Они должны быть изучены соответствующими органами, должны быть сравнены доходы, активы и реальные заработки. Конечно, бросается в глаза большое количество кэша в загашниках у чиновников. Я боюсь, чтобы это не было признаком попытки легализации приобретений или коррупционных доходов. Через эту форму декларирования. Но нужно будет каждую гривну подтвердить своими доходами или справками, или налоговыми отчетами, или депозитами и т.д.

b59c4212020e668df7d093cc6bf58caa.jpeg

Павел Манугевич: Сергей, как вы считаете, какими должны быть ваши действия, действия антикоррупционных структур, что нужно делать с депутатами, которые в политике, а в бизнесе не были, у них не было фабрик, но у них миллионное состояние. У них нужно забрать деньги в пользу бюджета? Как вы считаете?

Сергей Лещенко: Это все, скажем так, обывательский подход. У нас есть закон, который, предполагает расследование уголовных дел. Уголовные дела возбуждаются, если есть признаки несоответствия доходов уровню жизни. Эта статья называется незаконное обогащение. Там есть и санкции, в том числе и конфискация. Заниматься гаданием на гуще, что с этим делать, несерьезно. Если есть состав преступления, то есть санкция по кодексу.

Павел Манугевич: Сергей, хотелось бы услышать ваше мнение по поводу отставки Саакашвили. Говорят, он сейчас направляется в Киев. Каким вы видите его будущее? Станет ли он серьезным политиком в Украине?

Сергей Лещенко: Он является одним из самых рейтинговых политиков на Украине. Я думаю, что его будущее связано с объединением разных антикоррупционных и реформаторских объединений в более сильную партию, которая может стать серьезным конкурентом на выборах для действующих коррупционеров. Конечно же, это очевидно, и он сам об этом неоднократно говорил, потому что его миссия – это открыть двери в украинскую политику для нового, молодого поколения.

Павел Манугевич: Вы считаете, что Саакашвили был успешным губернатором Одесской области или, скажем так, не совсем?

Сергей Лещенко: Вопрос не в том, был ли он успешным. У него было системное сопротивление и системные попытки его дискредитации на этой должности. Многие вещи, которые он пытался реализовать, так и не смог сделать. У него были конкуренты. Это случилось после того, как он отказался возглавить блок Порошенко на выборах, когда бы они ни состоялись: срочные или досрочные.

Павел Манугевич: Сергей, я хочу поблагодарить вас за участие в передаче. Я понимаю, что это экспромт. Хотелось бы, если у вас будет такая возможность, пообщаться с вами в будущем. Спасибо вам большое. Я давно слежу за творчеством Сергея Лещенко. Матвей, к вам на передачу наверняка приходит много подобных гостей?

Матвей Ганапольский: Это же новостной канал. Здесь бывает до 15 гостей в день. А что за длинный вопрос вы ему задавали в начале?

Павел Манугевич: Мы говорили про электронные декларации. Матвей, какие темы главные, которые мы с вами не обсудили, но которые сегодня будут осуждаться в Киеве?

Матвей Ганапольский: Центральной темой будет отставка Саакашвили. Это главное событие. Второе событие - это очередная текучка. Если можно так сказать. То есть работа Верховной Рады и всякое сопутствующее. Третья тема - выборы президента США. Три достойные темы. Мне кажется, о них можно говорить.

Павел Манугевич: Матвей Юрьевич, вам большое спасибо.

ae38308a1703d74a764cf751f43f79bd.jpg
Рубрика:  Разное
Имя Фамилия:  Ганапольский МатвейЛещенко Сергей


Уважаемые посетители сайта РВ, вы можете оставить свой комментарий используя аккаунт в Facebook





Хеллоуин 21 ОКТЯБРЯ КОНЦЕРТ ETVnet Сергей Турица