Юрий Фельштинский: «Если Путин будет считать, что он безнаказанно может захватывать территории, то война, безусловно, начнется»

yuriy-felshtinskiy-esli-putin-budet-schitat-chto-on-beznakazanno-mozhe

Юрий Фельштинский: «Если Путин будет считать, что он безнаказанно может захватывать территории, то война, безусловно, начнется»


5b2147ee5d456ff930f11380773266fc.jpg
ЗАПИСЬ БЕСЕДЫ
Загрузка плеера

3b32a192ceac92dee4b5ae8425cd0a84.jpg


Павел Манугевич: Сегодня темой номер один в мировой прессе является обсуждение резолюции по созданию международного трибунала по сбитому «Боингу». Напомню, «Боинг» международных малазийских авиалиний был сбит над Донбассом в июле прошлого года. Австралия, Малайзия, Голландия, граждане этих стран находились в самолете. 300 человек погибли. Эти страны выступают за создание международного трибунала. Напомню, голландские следователи проводили свое расследование. У них уже есть определенные выводы по этому поводу. Украина и США так же присоединились к требованию по созданию международного трибунала. Единственная страна, которая против создания трибунала, - это Россия. Почему она это делает? Могут быть разные предположения. Сейчас с нами на связи человек, имя которого известно нашим радиослушателям. Это известный российско-американский историк, который сегодня проживает в США, Юрий Георгиевич Фельштинский. Юрий, здравствуйте. Юрий, скажите, пожалуйста, почему Россия выступает против, и для чего нужен этот трибунал?


Юрий Фельштинский: Добрый день. Вы знаете, трибунал нужен, потому что в международном сообществе принято реагировать на сбитие гражданских самолетов. Это не единственный случай, когда гражданские самолеты были сбиты или подорваны при участии правительства некой третьей страны. Хочу напомнить известный случай, когда службы безопасности Ливии взорвали над Шотландией американский самолет. Так что такие случаи были. Дело этого сбитого самолета Каддафи, длилось много, много лет, и закончилось тем, что Каддафи выдал террористов, своих собственных шпионов, которые организовали сбитие этого самолета. Они получили разные сроки заключения и отсиживали их в шотландской тюрьме. Такие дела не забываются, не остаются безнаказанными. Это только вопрос времени. И то, что происходит сейчас со сбитием малазийского самолета, - это стандартная процедура. Не надо считать, что это какая-то специальная процедура, выдуманная для этого случая. Международное сообщество, безусловно, накажет людей, виновных в этой трагедии, и накажет правительство, ответственное за это преступление, если будет очевидным образом доказано, что за это ответственны не только люди, нажимающие кнопку ракеты «Земля-воздух», но и правительство, давшее указание это преступление совершить.

Павел: Согласно предварительным выводам голландских следователей, эти выводы были опубликованы в прессе. Именно пророссийские сепаратисты, оружие, которое приехало из России, виновны в крушении авиалайнера. Может ли это являться причиной отказа России от рассмотрения дела в трибунале?

Юрий: Вы знаете, я думаю, что любому объективно мыслящему человеку понятно, что за этим преступлением стоит Россия. А на данный момент очевидно, что «Бук», которым был сбит самолет, прибыл из России, и ушел обратно в Россию. Единственное, что нам еще не известно, хотя информация известна, но еще не обнародована, - это имена офицеров, которые занимались пуском ракеты и уровень руководителей, давших указание этот пуск произвести, потому что тут могут быть разные уровни. Это могут быть командиры батальонного уровня, дивизионного уровня, армейского уровня. Это может быть министр обороны Шойгу, это может быть президент России Путин. Поэтому мы не знаем на данный момент, как принимаются решения о сбитии самолетов на территории Украины. Мы с вами знаем, что малазийский самолет был не первым самолетом, сбитым российскими войсками, находящимися на территории Восточной Украины. Другое дело, что до этого самолеты, которые сбивались, были самолетами украинских ВВС. А малазийский самолет оказался пассажирским, и к тому же иностранным. Но самолеты сбивались г регулярной основе, по крайней мере, до случая с малазийским самолетом. Только после сбития малазийского самолета, видимо, были даны указания больше самолеты не сбивать. Поэтому, повторяю, мы не знаем процедуры, как отдавались приказы на сбитие самолетов. Но не исключено, что каждый самолет сбивался по конкретному указанию из Москвы. Если будет доказано, что за этим преступлением стоит российское политическое руководство, то для России, этот случай окажется принципиально тяжелым.

f9666586f7228b96f828c070948a85d4.jpg


Павел: В отличии от Ливии, Россия обладает правом «Вето», и, возможно, трибунал никогда не будет создан, поскольку Россия просто наложит «Вето».

Юрий: Вы знаете, этот трибунал может действительно не будет созван по решению международной безопасности ООН, где действительно у России есть «Вето», но он может быть создан Генеральной ассамблеей ООН в обход совета безопасности. Он может быть создан какими-то другими институтами, которые существуют, например, Гаагским трибуналом. Поэтому я не думаю, что этот трибунал не будет создан, не будет образован из-за того, что у России есть право «Вето» в ООН. Я думаю, что это препятствие исключительно временное и техническое и оно будет обойдено.

Павел: Но, возвращаясь истории с ливийскими спецслужбами, Ливия выплатила тогда всем пассажирам, по-моему, десять миллионов долларов. Что ожидает Россию в случае создания трибунала? Какое может быть решение, и какую ответственность понесут руководители страны, будет ли это финансово, или опят же Шойгу, или кто там будет виновным, будут требовать выдачу Гааге?

Юрий: Я думаю, что, если подходить к этому вопросу с практической точки зрения, если трибунал придет к выводу, что за сбитие самолета отвечает российское правительство, то, наверно, нужно ожидать следующего. Нужно ожидать, что международная комиссия или трибунал будет требовать выдачи офицеров, которые непосредственно производили запуск ракеты. Имена этих офицеров, повторяю, либо уже известны, либо будут, безусловно, выяснены. Я думаю, как всегда в таких случаях, будет поставлен вопрос о финансовой компенсации жертвам. Но это как бы самая мелкая проблема для российского государства. И я думаю, будет одновременно поставлен вопрос о признании вины и о санкциях. А какого типа могут быть эти санкции? Тут остается только гадать. Я хочу тем не менее сказать, что Россия в последнее время практикует невыполнение судебных решений. Самым ярким примером является дело «Юкоса», где Россия проиграла два независимых судебных дела по делу «Юкоса». Одно относительно небольшое, второе очень крупное. До сих пор российское правительство пытается найти какие-то лазейки, чтобы обойти выполнение судебных решений, которые исключительно финансовые. России неочевидным образом выполнит постановление трибунала, даже если он будет создан. А я не сомневаюсь, что он будет создан. Это, во-первых, а во-вторых, придет к выводам, неблагоприятным для российского руководства. А я уверен, что так и будет, потому что очевидно, я повторяю, за этим преступлением стоит российское руководство.


4660481cce793dc085d393a35400d782.jpg


Павел: Вот, кстати, тему санкций затронули. Известно, что многие страны ввели санкции против России, и более того, говорят об ужесточении этих санкций. В России говорят, что нам все равно, санкции не работают. Более того, Россия сама вводит санкции, ограничивая потребление иностранных продуктов у себя в стране. И, как известно, сегодня Путин подписал закон, согласно которому, что, если продукты нелегально будут ввозиться в Россию из Западной Европы, то их будут просто уничтожать на границе. Как вы считаете, насколько нормальным это решение правительства России?

Юрий: Решение об уничтожении продуктов является абсолютно нормальным. Мыс вами знаем, что уничтожать продукты никто не будет. Их будут по-тихому распределять среди российской номенклатуры. Поэтому пограничники и сотрудники ФСБ, причастные ко всем этим конфискациям, таможенная служба, с большой радостью, естественно, подписались под этим законом, потому что свои холодильники они-то набьют доверху. Так что этот закон ничего, кроме улыбки и смеха, вызвать не может. А то, что Путин наказывает скорее этим российское население, будем откровенны, ну и поставщиков тоже. Когда запрещают ввозить, например, шпроты, и лишают российского гражданина на Новый год извечного права открыть баночку шпрот, - то это наказание, конечно, скорее для России, чем для Прибалтики, хотя понятно, что производители шпрот теряют на этом какие-то деньги. Это относится и к голландским цветам, которые тоже запретили ввозить в Россию. Голландия была главным поставщиком цветов в Россию. Трудно представить, что теперь будут дарить мужчины женщинам в российских городах. Так что это наказание скорее для России, чем для Европы. Что касается санкций, они на данный момент очень слабые. Они чувствуются, конечно, какими-то секторами, особенно финансовым сектором. Но в общем-то к серьезным санкциям Запад еще не приступал. А будет ли он приступать? Это отдельный разговор. Это зависит исключительно от поведения России и от уровня нагнетания международной обстановки. Если Россия будет нагнетать ее еще сильнее, то, безусловно, санкции вырастут. Но, кроме санкций, мы видим, что постоянно есть определенная реакция на то, что делает Россия: увеличиваются военные бюджеты, увеличиваются и модернизируются программы вооружений. Америка недавно произвела, чего давно не было, испытание атомной бомбы. То есть реакция всего мира на агрессию России есть, и она очевидна. И никто сдавать позиции России не собирается. Во всяком случае, на данный момент, я не вижу на это никаких указаний. Россия - относительно слабая страна, она делает вид, что сильная. На самом деле это очень слабая экономически страна, в финансовом отношении это очень слабая страна. У России, правда, есть атомная бомба, как у Северной Кореи. Поэтому, естественно, как любая страна, государство с атомным оружием представляет потенциальную угрозу, если у руководства этой страны стоя агрессивные люди, заявляющие о том, что они готовы это атомное оружие использовать. Конечно, к таким заявлениям западные лидеры, ответственные перед своим народом, относятся вполне серьезно, и адекватно реагируют на эти заявления. Сдавать позиции России, по-моему, никто не планирует. Я не вижу на это указаний.

Павел: Юрий, если вы не против, мы зададим вам несколько вопросов. Наши радиослушатели хотят вернуться к теме «Боинга». У нас Александр. Доброе утро.

Александр: Доброе утро. У меня два вопроса к вашему гостю. Первый вопрос вот такой. Не кажется ли вам, что для России было бы разумно согласиться на создание трибунала? Тогда в этом случае она как бы участвует и частично отводит от себя вину. Это первый вопрос. Второй вопрос. В Интернете упорно ходят слухи, что целью этого «Бука» был не малазийский самолет, а какая-то другая цель. Не могли бы вы, прокомментировать это? Спасибо.

Павел: Да, говорят, собирались сбить российский самолет, чтобы оправдать на территории Украины агрессию со стороны России.

Юрий: Я могу прокомментировать обе части вопроса. Во- первых, была очень похожая история со сбитым корейским авиалайнером, который был сбит над территорией Советского Союза. В общем-то, советское правительства проходило тогда те же этапы, которые проходило в этот раз российское правительство. Сначала советское правительство утверждало, что никакой самолет советские ВВС не сбивали. Затем они утверждали, что самолет был не гражданским, а военным. Затем, когда были предъявлены доказательства, что самолет был гражданский, советское правительство стало утверждать, что на самолете была установлена шпионская аппаратура. В конце пути были публично награждены летчики, сбившие корейский самолет. На самом деле российское правительство сегодня делает примерно то же самое. Сначала оно утверждало, что самолет сбит военный, потом утверждало, что самолет сбили сепаратисты. Так что это все ожидаемо. Меньше всего ожидаемо, что российское правительство возьмет на себя ответственность за эту трагедию или за совершенное преступление. По-разному можно смотреть. Я еще хочу напомнить, как Путин публично в минуту молчания поднял весь кабинет министров. И в минуту молчания российский кабинет министров перед камерами всего мира как бы почтил жертвы катастрофы. Совершенно было непонятно, почему должен был вставать российский кабинет министров, если Россия, как утверждалось одновременно, ни к чему этому отношения не имеет. Будем откровенны по поводу других катастроф. Тогда российский кабинет министров не вставал в минуте молчания.

Павел: Путин тогда ночью выступил на российском телевидении.

Юрий: Я не склонен считать, а есть разные мнения по этому поводу, что российские офицеры, управлявшие этим «Буком», нацеливались сбивать гражданский самолет. Я скорее склонен считать, что они искренне считали, что сбивают очередной военный украинский самолет. Напоминаю, что это был тот период, когда регулярно сбивались украинские военные самолеты. Другое дело, если бы этот самолет, конечно же, оказался не малазийским, а украинским, то никаких угрызений совести по поводу этого у России бы не было, и никто бы не считал это досадным недоразумением или ошибкой. То, что самолет оказался не просто пассажирским, а иностранным, серьезно изменило картину.

61063af8077be90b860d1112985218f1.jpeg


Павел: А вот по поводу первой части вопроса. Может, согласиться и участвовать в трибунале?

Юрий: Дело в том, что они уже не согласились. И потом, зачем им соглашаться и участвовать в трибунале? Они-то все хорошо знают, кто сбивал, кто давал приказы. Они все знают. Зачем им в этом трибунале участвовать? Они знают все ответы на вопросы. И знают, что этот самолет был сбит российской стороной. Поэтому все, что они могут сделать, это саботировать работу трибунала, замедлять работу трибунала. Кстати, абсолютно такая же практика была использована и до сих используется в Лондоне при расследовании убийства Литвиненко. Всем понятно, что за этим стоит Россия, что со стороны России все, что мы видим, - это максимальный саботаж судебного процесса со стороны России. Опять же надо понимать, что судебные разбирательства во всем мире используются для того, чтобы разъяснить ситуацию, и поставить все точки над «и», а в России судебные разбирательства в основном используются для того, чтобы максимально запутать слушателей, зрителей и участников процесса, максимально напустить туман, и не добиться истины при судебном разбирательстве. Так что все, что мы видим, на самом деле и типично, и ожидаемо для России.

Павел: Здесь меня обвиняют, что я не предоставляю слова противоположному мнению, представителям другого лагеря. Ваши слова вызывают большой ажиотаж. Если вы не против, радиослушатели продолжат задавать вопросы. У нас Иван. Доброе утро.

Иван: Я хочу вас спросить. Даже простой человек понимает, что трибунал отличается от суда. В трибунале подсудимый или обвиняемый имеет меньше прав. Трибунал просто наказывает. И вот прошел год, и не имея достаточных оснований обвинить Россию, прибегают к трибуналу. Но у меня другой вопрос. Вы сказали, что ясно, что российский «Бук» сбил. Откуда вы знаете это? Я тоже слежу за событиями, и хотел бы вас спросить. Знаете ли вы, где можно прочитать аудио расшифровку пилотов этого «Боинга» несчастного, военных летчиков, разговор с диспетчером? Куда пропала эта девушка-диспетчер, которая вела самолет в Днепропетровске? Жива ли она вообще? Брали ли у нее какие-нибудь показания? Коломойский говорил по скайпу, что ошиблись. Допрашивали ли Коломойского? Можно задать 50 вопросов. Хотя бы на эти ответьте.

Юрий: Вы можете даже 100 вопросов задать. Есть много разных выражений. Есть выражение «вешать лапшу на уши», есть выражение «вводить в заблуждение». На сегодняшний день известны серийные номера ракет, которые были выпущены по самолету, известно время и маршрут «Бука», который пересек сначала границу из России на Украину, и потом Восточную Украину, оккупированную. Потом из Украины обратно в Россию ушел. Известны имена, как я правильно понимаю, офицеров, находившихся в э том «Буке». И вводить себя в заблуждение или нас в заблуждение всякими девушками, которые пропали или не пропали, Коломойского, который что-то сказал или не сказал, абсолютно бессмысленно. Есть прекрасная возможность создать трибунал, который все это рассмотрит. И Россия, если захочет, будет в нем участвовать. И придет к некоему мнению. И нам с вами не нужно будет гадать ни про девушку, ни про записи пилотов малазийских, потому что ни вам, ни мне никто эти записи просто так предоставить не может. А вот трибуналу их прекрасным образом предоставят. Есть устоявшиеся международные процедуры для ситуаций, подобных сбитому малазийскому самолету. Повторяю, это не первый случай, когда сбивается пассажирский самолет или самолет уничтожается террористами. Повторяю, это не первый случай. В современной технологии, даже на уровне давних советских времен, когда был сбит корейский самолет, позволили абсолютно все. В том числе были записаны разговоры советских пилотов, которые сначала вели этот самолет, потом сбили этот самолет. Все это было продемонстрировано тогда публично в Организации Объединенных Наций. Я уверен, что такие же возможности, если не лучше, были и во время сбития малазийского самолета. Поэтому не надо себя обманывать и делать вид, что есть какие-то варианты сбития малазийского самолета. Вариантов никаких нет. Украинская сторона не сбивала «Буком» этот самолет, потому что в распоряжении украинской стороны не было того конкретного «Бука», который его сбивал. Более-менее картина нам абсолютно ясна. Она ясна и в случае с малазийским самолетом, и с делом Литвиненко. И делать вид, что есть 150 мнений на эту тему, абсолютно неправильно. Они могут быть у кремлевских пропагандистов, они могут быть у людей, которые искренне не верят или не хотят верить в то, что Россия стоит за сбитием этого самолета. Вопрос веры - это одно, верить можно во что угодно. А факты - вещь упрямая. И факты указывают, что за этим стоит Россия. Тем более, что есть возможность создать международный трибунал, и это дело публично выяснить.

Павел: Я предлагаю закончить тему трибунала. Последний вопрос от Евгения. Доброе утро.

Евгений: Сегодня очень много говорят об авиакатастрофах. Я хотел бы задать вопрос вашему гостю. Как насчет того самолета «Сибирь», которого сбили над Черным морем? Почему-то там не было трибунала. Хотя очевидно было, кто его сбил.

Юрий: Совершенно верно. Там не было трибунала, потому что было совершенно понятно, кто его сбил. Украинская сторона, естественно, признала свою вину, выплатила компенсации, 100 раз извинилась. Если я правильно помню, был снят то ли министр военно-воздушных сил Украины, то ли министр обороны. В том то и дело. Если бы Россия в первый день сказала: «Дорогие мои, произошла трагедия, да, мы вовлечены в военные действия на востоке Украины, да, в рамках боевых действий мы сбиваем время от времени украинские самолеты. К сожалению, вчера произошло несчастье. Наша противовоздушная ракета сбила малазийский самолет. Мы безумно извиняемся, мы очень виноваты, мы выплатим компенсации. Мы накажем всех, кто за это отвечает». Все. Конец истории. Не было бы необходимости создавать трибунал.

Павел: У нас еще один вопрос от Виктора. Здравствуйте.

Виктор: Здравствуйте. Я хочу задать вопрос и сказать. Когда погибли пассажиры малазийского самолета, люди во всем мире почтили память, даже в американском сенате. Они, наверно, тоже виноваты. Это раз.

Павел: Но там же были и граждане США, насколько я помню.

Юрий: Хочу перебить сразу. Никто не почтил память жертв, кроме российского правительства.

Виктор: Почтили, почтили, весь мир почтил.

Юрий: Нет. Вы сейчас обманываете и себя, и нас. Конгресс не вставал на минуту молчания, сенат не вставал на минуту молчания, кабинет министров США не вставал в минуте молчания. Единственный кабинет министров, который встал в минуте молчания, был российский.

Павел: Еще Виталий вам хочет задать вопросы. Доброе утро, Виталий.

Виталий: Здравствуйте. Хотел спросить вашего гостя. Если я не ошибаюсь, он историк. Совершенно верно. Какие основания вы имеете обсуждать довольно-таки специфическую тему, военную, где надо обладать достаточными знаниями? Какие у вас есть основания? Фактов вы не назвали ни одного.

Павел: Вот историк, основываясь на исторических данных, может обладать знаниями, чтобы говорить о том, что произошло?

Юрий: Вы знаете, для этого знаниями особо не нужно обладать. Нужно обладать глазами и мозгами. Та информация, которая доступна мне, она доступна всем, в том числе тем, кто задает этот вопрос. Когда совершается некое событие, любое событие: убийство, несчастный случай, трагедия, всегда возникает вопрос об альтернативных вариантах. И у любого следствия всегда возникает несколько версий. Затем в ходе расследования все эти версии, как правило, отметаются. И остается одна, которая предположительно самая правильная. Я хочу сказать, вот правильно кто-то сказал, что прошел год. Ведь на самом деле в день номер один никто не утверждал, что это Россия. В день номер один все говорили, что мы должны проанализировать ситуацию, изучить эту тему, и прийти к каким-то выводам. Прошел этот самый год, и все на самом деле все изучили этот вопрос, все, кто хотел, изучили его, и пришли к каким-то выводам. Если среди наших слушателей есть люди, которые считают, что в 2014-2015 году государство номер один может войти в соседнее государство и забрать сначала Крым, а потом в рамках операции по перелицовке карты мира, убить примерно 5000 человек, а теперь уже, наверно, больше, в восточной Украине, добиться ситуации, когда как минимум миллион человек с этих территорий еще уходит частично в Россию, частично в Украину. Если среди слушателей есть люди, которые считают, что это нормально и правильно, тогда зачем обсуждать гибель каких-то 300 человек в самолете? Мы с вами говорим сейчас о преступлении международного масштаба. До марта 2014 года Россия и Украина были в нормальных соседских отношениях. На момент июля 2015 года Россия и Украина находятся в войне. Со стороны Украины погибло как минимум 5000 человек. Сколько погибло с российской стороны, мы откровенно не знаем, потому что таких данных Россия не публикует. И все это - результат политики российского руководства. Поэтому я считаю, что на этом фоне делать вид, что мы чего-то не знаем, или чего-то не понимаем про сбитие малазийского самолета, абсолютно аморально. Мы все прекрасно понимаем. Идиотов в мире мало. Есть люди, которые выполняют свою работу за деньги. Да, это есть. Вот российские пропагандисты, которые работают на российском телевидении за деньги. Есть российские военные, которые за деньги работают. Но это их работа. Им приказали, они делают. С военных людей спрос маленький. Они потому и военные, что им приказывают, они выполняют. К военным у меня меньше всего претензий. А вот к политическому руководств России у меня претензий очень много. Поэтому повторяю, не надо делать из себя идиотов, из нас идиотов. Ситуация абсолютно ясная. Вот как она была ясна с Германией в 1933-1945 годах, так она, в общем-то, сегодня ясна и с Россией.

3df35ce1df6fd69b3f6fc807a3dca7ea.jpg


Павел: Юрий, а скажите, а вам не кажется, что иногда преувеличивают военную мощь России? Посмотрите, что произошло на последних парадах, когда техника не срабатывала. Просто боялись, что ракета, если она взлетит, то она уничтожит людей, которые пришли на этот парад.

Юрий: Поскольку Россия как бы бьется за приоритетные права с Соединенными Штатами, то основные утверждения, которые мы слышим со стороны России, российского руководства, точнее сказать, от российских пропагандистов, это то, что Россия такая же сильная как Америка. И экономически, и финансово, и уж тем более в военном плане. Безусловно, все это является блефом, потому что как бы реально соперничать с Америкой, например, а я уж не говорю, с Америкой плюс Евросоюзом, Россия, конечно же, не может, ни в экономическом плане, ни в финансовом, ни в военном. Но в блефе важно в покере, к примеру, когда люди блефуют, важна не реальная сила карт, а уровень блефа. Поэтому, поскольку Путин не может конкурировать с США в реальной силе, в реальной экономике, в реальных вооружениях, он пытается конкурировать через блеф. И это та причина, по которой мы видим постоянное нагнетание ситуации со стороны России. Сегодня проводились очередные учения в Балтийском флоте в районе Калининграда, вчера перехватили 12 самолетов у границы с Латвией. Абсолютно каждый день, если вы будете следить за новостями, новостные ленты нам сообщают о каком-то инциденте, свидетельствующем о том, что Россия готова воевать. На самом деле, это, конечно, блеф. Россия ни в экономическом, ни в военном плане воевать не готова. И мы это видим действительно на примере многочисленных катастроф, которые происходят, потому что в последнее время разбилось, если я правильно помню, порядка 7-10 военных самолетов во время военных учений, не очень удачно проходят запуски ракет. Вчерашний или позавчерашний инцидент, уже не помню, который скорее улыбку вызывает, потому что это всего лишь маленькая ракетка, очень показателен. Даже в мирное время, при разовых запусках, когда каждый запуск конкретно и аккуратно готовится руководством, мы видим, что происходит очень большое количество сбоев с оборудованием, которое серьезное и сложное, высокоточное. Поэтому можно представить, сколько таких сбоев в момент реального военного конфликта. Я думаю, что их будет очень много, если иметь российскую сторону. Я повторяю, тут все строится на блефе и действительно в этом смысле преувеличение российской силы, российской армии, источник рассказов российской армии исходит из Кремля. Опять же я хочу сказать, что это ровно то же самое, что делал Гитлер. У Гитлера с военной точки зрения армия была намного слабее, чем то, как это преподносилось немецкой пропагандой. И на уровне, например, оккупации Чехословакии у немцев не было армии вообще. Чехословакия была захвачена исключительно блефом. Так что Путин тут ничего нового не придумал.

Павел: У нас есть еще несколько вопросов. Я предоставлю возможность Аврааму задать свой вопрос. Авраам, доброе утро.

Авраам: Доброе утро. Скажите, пожалуйста, когда были прецеденты, когда сбивались самолеты, когда какие-то страны сбивали самолеты, если возникал трибунал, как он работает? Как будет работать механизм выдачи преступников с российской стороны? Вот как Милошевич. Она сам поехал на трибунал или его соратники выдали? Расскажите, как это все работает.

Юрий: В разных случаях по-разному. В случае с Ливией на Ливию были наложена настолько серьезные санкции, что Каддафи выдал 2 офицеров службы безопасности, подготовивших и проведших этот теракт. Может быть, Каддафи считал, что он легко отделался, может быть, на самом деле в этой операции участвовало, например, 20 офицеров, а компромисс был найден в том, что выдали только двоих, но тем не менее, этот вопрос как-то формально был урегулирован. Понятно, что в любом судебном разбирательстве часто приходят к каким-то компромиссам на примере многочисленных американских судебных дел. Мы это знаем. В случае, когда был сбит пассажирский самолет, летевший из Израиля, он был, по-моему, российский, там было много израильских граждан, украинскими ВВС во время учений, и был случай, когда израильтяне, если я правильно помню, сбили иранский пассажирский самолет во время военных действий, и в обоих случаях, в том числе и израильтяне, которые сбили самолет во время войны, признали вину и выплатили финансовую компенсацию. Хотя деньгами не вернешь погибших людей, но, по крайней мере, какие-то внешние формы уважения и извинения были соблюдены. Это то, что ожидается от любого цивилизованного государства. Будут ли выдан офицеры, участвующие в сбитии малазийского самолета, в Гаагу, например, или в Амстердам, поскольку погибло очень много голландских граждан, или будет найдено какое-то другое решение, я не знаю. Конечно, никто не может через голову российского правительства добиться физической выдачи этих людей. Это может сделать только российское правительство, но для этого оно должно согласиться с созывом трибунала, например. Оно должно и взять ответственность на себя за произошедшее. Я не думаю, что мы станем свидетелями этого. Список таких дел только увеличивается. Если дело Литвиненко стояло ранее в первой десятке, то теперь индивидуальные убийства и Литвиненко, и Немцова, и Политковской, они уходят на последние сроки этого списка. Поэтому не знаю, добьемся ли мы, дождемся ли мы каких-то практических результатов, связанных с созданием этого трибунала. Скорее всего, мы добьемся этих результатов только в случае крушения режима Путина в России.

Павел: У нас выступает и Матвей Ганапольский, и Пионтковский выступал, очень многие из Москвы, из Киева, из США, журналисты, аналитики, эксперты выступают у нас. Как правило, нас обвиняют в том, что очень часто звучит критика России. В то же время, когда у нас возникает тема Израиля, как правило, звучат всегда положительные комментарии. И вот вчерашний вопрос Виталия просят повторить и задать уже вам. У нас вчера Лев Трахтенберг выступал, импресарио из Нью-Йорка, ему был задан вопрос. А сейчас этот вопрос прозвучит для вас. Например, когда спрашивают Матвея Ганапольского о России, радиослушатели ему говорят, почему он так плохо говорит о России, там все замечательно. А он говорит, что если там так замечательно, почему вы живете в Ванкувере? Раз вы такой патриот, поезжайте обратно в Россию. Когда звонят по поводу Израиля, никто не говорит: «Поезжайте обратно в Израиль». Как вы считаете, существуют ли в этом случае двойные стандарты либо это что-то другое?

Юрий: Я думаю, что речь идет не о двойных стандартах. Россия – мировая держава, член совета безопасности ООН, страна, обладающая серьезнейшей, мощной военной машиной. Не важно, что эта военная машина слабее НАТО. Важно, что сама по себе она достаточно мощная. Россия – государство, претендующее на то, что оно является европейской цивилизованной страной. И мы относимся к России как к цивилизованной европейской стране. Те претензии, которые у нас есть к России, они есть только потому, что мы считаем Россию европейской цивилизованной страной, потому что, если бы мы не считали европейской цивилизованной страной, мы бы не обсуждали ни Россию, ни претензии к ней. Мы же не обсуждаем с вами часами Северную Корею, потому что знаем, что от Северной Кореи можно ожидать чего угодно и никаких претензий у нас к этой стране нет. Мы просто смотрим на нее и надеемся, что она не совершит каких-нибудь гадостей. К сожалению, это ровно этот тот путь, на который встала Россия. То же самое немножко с Ираном. Какие у нас могут быть претензии к Ирану, если, собственно, это страна, живущая как бы в своем мире, у которой главная цель – уничтожение Израиля? Они и Америку бы хотели уничтожить, но это, как говорится, сложно технологически достигнуть. А уничтожение Израиля они считают реальной, вполне выполнимой задачей. Разная у нас шкала при нашем обсуждении России, Северной Кореи, Ирана. И то же самое отчасти относится к Израилю. К Израилю можно по-разному относиться. Есть люди, которые преданы Израилю, просто потому, что они евреи и считают частью это страны. Есть люди, которые не евреи, но поддерживают Израиль политически, потому что они видят, что Израиль находится в окружении арабских стран, которые сегодня являются, в общем-то, основным источником терроризма в мире. Трудно, наверно, чисто арифметически относится к Израилю, так же как ко всему остальному арабскому миру, просто потому, что соотношение сил серьезно не в пользу Израиля, если иметь в виду человеческий фактор. Потому что Израиль – это небольшая страна со всего несколькими миллионами человек населения. Окружена она враждебным окружением, состоящим из арабского мусульманского мира. Именно поэтому трудно, наверно, не защищать Израиль просто потому, что, если его не защищать, как это делает Америка на государственном уровне, то, наверно, страны типа Ирана действительно предпримут попытку уничтожить эту страну и стереть ее с лица Земли, тем более, я еще раз повторяю, географически или геополитически это относительно небольшой клочок Земли.

2aaf6eec4e3038a6056531203351218a.jpg


Павел: Что интересно, сегодня говорят, что отношения между США и Израилем являются наихудшими за последнее время. кроме того, Обаме приписывают его нерешительность в отношениях с Россией. Сегодня наблюдается его враждебное отношение к Израилю, а при предыдущем президенте отношения между странами были гораздо лучше. Юрий, извините, Олег желает вернуться к теме России. Здравствуйте.

Олег: Здравствуйте. Я хотел бы сказать, что мы находимся на этой земле, мы сморим и анализируем информацию. Мы тоже в состоянии анализировать эту информацию, проверять и перепроверять. И на самом деле я был очень удивлен тем, что человек смотрит с Венеры в подзорную трубу в перевернутом виде на то, что происходит, и пытается нам внушить, что против России весь мир. Весь мир – это страны, у которых самый большой внешний долг, это 7-8 стран, у которых самые большие затраты на военные походы, это страны НАТО. Это весь мир? Что за чушь вы нам рассказываете?

Павел: Тема долгов очень часто мелькает в средствах массовой информации, о том, что США – самый большой должник.

Юрий: Ну и что? Я не очень понимаю, какое это отношение имеет к сбитию малазийского самолета, к оккупации Крыма, к вторжению в Восточную Украину, до этого – к вторжению в Грузию в августе 2008 года, до этого – к двум чеченским войнам, когда были убиты десятки тысяч людей с обеих сторон. Я не очень понимаю, причем тут долг. Есть страна Америка, есть страна Россия. Россия производит валовый продукт примерно 1,5 того, что производит США. Доля России в обороте с Китаем, например, всего 2% от того, что продает в мире Китай и т.д. Задолженность российских бизнесов перед Западным банком огромная, космическая. Это, кстати, единственная сфера, где Россия реально сейчас сталкивается с серьезными проблемами из-за сложности с перефинансированием, потому что все те деньги, на которые живет Россия, - это реально занятые в западных банках деньги. Так что займы – это такая международная форма существования бизнесов не только в России, но и во всем мире. Я не очень понял претензии последнего слушателя. Я не очень понял, кто из нас живет на Венере, а кто из нас стоит на Земле. По-моему, как раз стою на Земле, а слушатель, который задал даже не вопрос, а прочитавший нам некую краткую лекцию, живет на Венере.

Павел: Юрий, скажите, касаясь финансового вопроса, вы как-то сказали, что, выплачивая России газовые деньги, Киев продает Путину веревку, на которой тот планирует повесить Украину. Я так понимаю, что Украина до сих пор не объявила агрессором Россию, платит за газ и таким образом спонсирует агрессию. Я правильно понимаю?

Юрий: Есть как бы много таких финансовых ниточек, которые до сих пор тянутся из Украины, и в общем, по-моему, они играют на руку России, а не Украине, потому что при всех разговорах о том, что между Украиной и Россией идут военные действия, и что периодически кто-то из украинских представителей власти говорит, что идут военные действия и что Россия – агрессор и т.д., но при этом электричество в Крым до сих пор поставляет Украина, хотя Крым оккупирован российской армией. Транзит российского газа в Европу идет по тарифу в несколько раз меньшему, чем тариф, по которому этот же газ идет дальше в Европу, как только он пересекает украинскую границу. Я считаю, что это является скрытой формой финансирования российского правительства. На самом деле Украина субсидирует Россию, если иметь в виду транзит газа. Я считаю, что возврат долгов Украины, сама постановка вопроса о том, что Украина что-то России должна – абсурд при том, что Россия захватила Крым, т.е. украинскую территорию с украинской собственностью. И, безусловно, счет, который должен быть предъявлен за оккупацию Крыма принципиально больше, че любые долги Украины перед Россией. Поэтому я считаю, что в том, что происходит, во многом виновато украинское правительство, это безусловно. И в том, что происходит, есть очень много нелогичного и неправильного, если иметь в виду, что Россия ведет военные действия на востоке Украины и что Россия захватила Крым.

Павел: По скайпу пишут: «Как ему удается быть таким сдержанным и деликатным, когда ему откровенно хамят. Наверно, себя так ведет человек, который уверен в то, что говорит». Это был то ли комплимент, то ли вопрос со скайпа. Юрий, возвращаясь к Украине, почему украинское правительство ведет себя так? Когда люди шли на майдан, они надеялись на то, что ситуация изменится и экономика пойдет вверх. Но сегодня в Украине живут за счет, по сути, международных кредитов, и власти говорят, что у нас война. Они оправдывают войной то, что, по сути, реформы не проводятся. Как вы считаете, насколько эффективно себя ведет сегодня руководство Украины?

Юрий: Будем откровенно, мне, находясь в Америке, единственное, что трудно – это понимать, насколько эффективно себя ведет украинское правительство с точки зрения внутриукраинской ситуации. Потому что я, конечно, очень хорошо чувствую то, что происходит в России, но не очень хорошо знаю, что происходит на Украине, если иметь в виду внутреннее состояние украинского общества и правительства. Я думаю, что основная проблема заключается в том, что в день номер один украинского правительства, которое, кстати, будем откровенны, в тот момент еще не было, потому что Янукович сбежал, а выборы прошли только 25 мая, а Крым был оккупирован в марте, он был оккупирован в тот момент, когда украинского правительства не было. Но тем не менее, конечно, основная ошибка была сделана украинским правительством, когда они не поставили все точки над «и», когда они посчитали, что рискованно пугать население и говорить о том, что, допустим, оккупация Крыма – это может быть только начало. А, как мы знаем, это оказалось только началом. Я думаю, что ошибка заключается в том, что не были разорваны дипломатические отношения, потому что неразрыв дипломатических отношений ведет ко всему остальному. Если не разорваны дипломатические отношения, то понятно, что российские журналисты, например, занимающимся пропагандой, могут продолжать заниматься пропагандой, находясь в Украине, российские и украинские бизнесы имеют право заниматься бизнесом. То есть очень многое следует из шагов, несделанных украинским правительством или, наоборот, сделанных правительством. Поэтому трудно винить украинские бизнесы, основная цель которых, как и любого бизнеса, - зарабатывать деньги, в том, что они продолжают торговые отношения с Россией, а Россия продолжает торговые отношения с Украиной. Но и Россия это допускает, и российское правительство это допускает, потому что по политическим соображениям России, собственно, выгодно продолжать торговые отношения, потому что это то, что утверждает Россия, что она не воюет в восточной Украине. В то время и украинская сторона продолжает торговые отношения с Россией, она, собственно, делает то, что Украине очень невыгодно. Она подтверждает, что да, между Россией и Украиной есть нормальные торговые отношения. Если это так, то не очень понятны претензии правительства Украины, например, к Евросоюзу или, например, к НАТО или, например, к США, что е не помогают им в войне с Россией. Потому что, если это война, почему же не разорваны дипломатические отношения, почему продолжаются торговые отношения, почему Украина поставляет электричество в Крым, почему идет транзит российского газа по заниженному тарифу через украинскую территорию? Я вам больше скажу, что до последних буквально дней российские войска в Приднестровье ездили через Украину. Это было приостановлено, но совсем недавно. Так что претензий к украинской стороне и к украинскому правительству очень и очень много. Почему это происходит? Из-за безалаберности украинского правительства, из-за откатов, которые платит российская сторона, из-за вот этого междусобойчика, когда крупные бизнесы и крупные менеджеры делят между собой бонусы и им все равно, что идет война между их странами? Я не знаю, почему это происходит. Но факт, что это происходит.

d315e65bdd01a2dcf2d12995e24f4bbc.jpg



Павел: Юрий, большое спасибо. Я понимаю, что у вас очень мало времени. Еще пара вопросов, и мы, наверно, закончим. Александр, доброе утро.

Александр: Здравствуйте. Я уже задавал вам вопрос. Сейчас хотел бы просто спросить. Я думаю, вы выступаете не только на нашем радио, но и на других радио. Вот уровень задаваемых нами вопросов отличается чем-либо или приблизительно о том же самом вас спрашивают на других радио других регионов? Спасибо.

Юрий: Я не знаю, хорошо это или плохо и о чем это говорит, но я считаю, что существует немалое количество слушателей, настроенных пропутински и не готовых принимать какую-либо информацию, аргументацию, указывающую на то, что Путин совершает преступления нынешней своей политикой по отношению ко всему человечеству, причем не только на Украине, но и во всем мире, потому что, кроме оккупации Крыма и кроме войны в восточных регионах Украины, мы постоянно сегодня с вами сталкиваемся с нарушениями военными российскими самолетами и военным морским флотом границ соседей. Это относится и к Финляндии, и к Швеции, и к Прибалтике, и к Польше. Мы постоянно слышим угрозы со стороны вице-премьера Рогозина по отношению к Молдавии. Мы слышим все время о том, что российские бомбардировщики приближаются, а потом отступают от воздушных границ Аляски и Калифорнии. То есть Путин абсолютно умышленно нагнетает ситуацию. И оправдания этому, конечно же, нет. Потому что, если находятся люди и их довольно много, которые говорят о том, что у России были все права на оккупацию Крыма, то изолированно этот вопрос можно обсуждать. Но он уже не является изолированным. Мы видим постоянные призывы российского руководства к русским, живущим на территории бывшего Советского Союза, начать биться за свои права, за суверенитет, за сепаратизм, за референдумы. Это абсолютно провокационная политика, цель которой, в общем-то, создать условия для военного конфликта в Европе и создать для российской армии повод для возможных оккупаций, если обстоятельства позволят использовать российскую армию так, как обстоятельства позволили использовать ее в Крыму и в восточной Украине.

Павел: А на других радиостанциях такие же вопросы звучат или же совершенно другие?

Юрий: У меня не очень много интервью по русским радиостанциям, честно говоря. Но вот в Чикаго были вопросы, что почему вы говорите, что Россия плохая, а Америка хорошая. Я на самом деле не обсуждаю, хорошая ли Америка или плохая. Это отдельная тема, она вполне интересна и имеет право на существование. Мы же с вами говорим о политике российского руководства. И политика российского руководства, которая, за исключением эпизодов в Грузии в 2008 году, была до марта 2014 года мирной и партнерской. С марта 2014 года стала абсолютно воинственной и агрессивной, и это абсолютно очевидно и это признают абсолютно все, кто следит за ситуацией в России. многие считают, что это хорошо, что Россия стала наконец-то агрессивной и наконец-то отбивает назад свои территории. Но я хочу напомнить, что, к сожалению, мы сталкиваемся еще с серьезными человеческими жертвами, про которые в ходе всех этих наших политических дискуссий упоминаю почему-то только один я. Почему-то тех слушателей, которые задавали вопросы о трибунале и о другом, не волнует их человеческий фактор. А меня он очень волнует, потому что оружие сейчас очень мощное у всех, и человеческий фактор – это главное, что нас должно волновать, потому что не всегда получается, как мы видим, без горя взять Крым и сказать, что мы захватили территорию, убив буквально 1 человека. Вот в восточном регионе Украины уже так не получается, и в других точках так не получится. Другое дело, что, к сожалению, на примере 2 чеченских войн и войны в Афганистане еще до этого, мы знаем, что Россию не очень волнуют человеческие потери, потому что в Чечне было живодерски убито большое количество людей и потеряно огромное количество российских солдат. И тем не менее никого это, в общем-то, сильно не волновало.

Павел: Юрий, если вы не против, последний вопрос от Авраама. Авраам, вы вновь можете задать вопрос нашему гостю.

Авраам: У меня главный вопрос к вам. Вы знаете, что такое зерно мягких сортов и твердых сортов?

Юрий: Нет.

Авраам: Я предлагаю всем задуматься, что Россия не производит твердые сорта зерна. Твердые сорта зерна она закупает на протяжении последних 100 лет у Канады, у Америки и в Аргентине. Канада, Америка и Аргентина очень хорошо помогают России. Никто просто не хочет допустить голодомор в России и в Украине, потому что там производят зерно только мягких сортов, очень мало твердых сорта на Кубани и на Алтае. Потому что твердые сорта – это как стратегический запас.

Павел: Понятно. Россия зависит от этих стран.

Юрий: Я понял вопрос. Единственное, что вы сказали, что Россия уже 100 лет закупает это зерно. У нас нет никаких указаний на то, что зерновое эмбарго использовался как способ давления на Советский Союз. Оно использовалось чуть-чуть американцами, но скорее для получения каких-то политический концессий, в основном связанных, допустим, с иммиграцией евреев в свое время. Картер пытался накладывать эмбарго после оккупации Афганистана. Но купить зерно всегда можно через третьи руки, через посредников, поэтому эти эмбарго довольно сложны.

5c9878cc7bedba5f42536cbca2e74cb6.jpeg


Павел: Голод сегодня нереален в России. Всегда найдутся лазейки, как привезти продукты, даже если собственное правительство выступает против. Но возможная ли холодная война? Сегодня говорят о возвращении холодной войны. Вообще, возможная сегодня реальная война между, скажем, США и Россией? И как вы относитесь к прогнозам экспертов, гуляющим в интернете, что в ближайшие 20-30 лет Россия распадется, Китай увеличится в размерах, супер сила США перестанет существовать в нынешним виде, т.е. США ослабеют и т.д.?

Юрий: Глобальные прогнозы всегда легко делать, но очень сложно их проверить, пока срок не наступает, поэтому их легко делать. Я считаю, что нынешняя политика России, безусловно, приведет к распаду Российской Федерации и территория России будет в результате уменьшена, а не увеличена, если говорить о геополитике и ее территориальных захватах. Я не считаю, что России в этом плане нужно опасаться Китая, хотя это такая общепринятая точка зрения, что Китай может воспользоваться слабостью России и отхватить от России свой кусочек Крыма. Из того, как я смотрю на Китай, и из того, как я вижу Китай, что Китай на данном этапе, по крайней мере, историческом, планирует совершать какие-то агрессивные шаги и территориальные захваты. Безусловно, я думаю, что разговор, что США потеряют роль экономического и финансового лидера, сильно преувеличен. И для тех людей, которые хорошо знают Америку и ездят по стране, видят, как устроен бизнес в этой стране, понятно, что США серьезно опережают и Европу, и, безусловно, весь остальной мир с точки зрения технологии. А это очень и очень важно, потому что то, что делает Китай, количественно, конечно, впечатляет. Тем не менее Китай вторичен с точки зрения технологии, а не первичен. Мы не должны смотреть на Китай как на беспроблемную страну. Это не так. Это просто по нашему европейскому невежеству, мы считаем, что Китай – это монолитное государство, где нет проблем. Повторяю, что это безусловно не так. Китай – это страна с коммунистическим режимом, которая сумела адаптироваться и как бы перестроиться под рыночную экономику. Тем не менее это страна многонациональная и совсем не монолитная. Это страна со своими проблемами, которые еще как бы впереди. Их трудно предвидеть, их трудно предугадать, но эти проблемы очевидны. Мы видим, как вот сейчас колеблется и рушится финансовый китайский рынок. Так что в Китае есть свои проблемы, они просто еще не проявились, и для нас, европейцев, они простоя неясны. Просто, повторяю, мы знаем их.

Павел: А вот до войны дойдет, скажем, между Европой и Россией, НАТО и Россией, США и Россией и т.д.?

Юрий: Я считаю, что если Путин будет считать, что он безнаказанно может захватывать территории, то война, безусловно, начнется. Если Путин будет понимать, что ему не дадут захватить территории, он войну не начнет. Вот это и есть как бы продолжение моего разговора про блеф. Войны начинаются не тогда, когда обе потенциально враждебные стороны знают, что начнется война. Войны начинаются тогда, когда сторона-агрессор считает, что ее действия не приведут к большой войне, потому что больших войн не хочет никто и никогда. Гитлер тоже не хотел большой войны. Гитлер надеялся, что, захватывая страну за страной, тем не менее обойдет риск большой войны, тем более войны на 2 фронта. У него это не получилось именно потому, что он считал, что большой войны не будет. Если бы Гитлер знал, что будет большая война, он не напал бы на Польшу, например. Поэтому если Путин будет знать, что начнется война из-за Прибалтики, никогда в жизни российские войска не полезут в Прибалтику. Но если Путин будет считать, что из-за Прибалтики не начнется война, то, безусловно, российские войска предпримут попытку захвата Прибалтики. И война начнется, потому что я лично уверен, что в ответ на оккупацию Прибалтики НАТО безусловно начнет военные действия против России. Наша единственная возможность избежать большой войны – это объяснить Путину, что она, конечно же, начнется в случае, если Путин перейдет границы любого государства, являющегося членом НАТО и не только НАТО, потому что Финляндия, например, не является членом НАТО, и Швеция не является членом НАТО. Тем не менее, если Россия предпримет агрессивные шаги в отношении Финляндии или Швеции, то большая война точно начнется.

Павел: Будем надеяться, что до большой войны дело не дойдет, тем более, мы переживаем, что если Россия распадется, то ядерное оружие может попасть в ненужные руки.

Юрий: Когда я говорю, что Россия распадется на 7-10 государств, а об этом есть прогнозы, я имею в виду, что от России отпадут те национальные республики, которые как бы не доотпали в 91 году: территории типа Чечни, Дагестана, Ингушетии, Татарстана. Я вовсе не имею в виду, что станет независимы государство Сибирь или кусочки того, что всегда считалось Россией.

Павел: Юрий, спасибо вам большое. Я знаю, что мы заняли у вас много времени, но интерес к вам большой, еще есть к вам вопросы. Будем надеяться, что все закончится благополучно, и поводом для нашего следующего общения будет не сбитый «Боинг», а что-то другое, более интересное в плане для души. Большое вам спасибо, до свидания.

Юрий: До свидания.


141897842e7ffb89aff04d5d37c7ca9a.jpg
Рубрика:  Разное
Имя Фамилия:  Фельштинский Юрий


Уважаемые посетители сайта РВ, вы можете оставить свой комментарий используя аккаунт в Facebook



Мне нравится0
03.08.2015 09:19:35
Юрий по поводу Боинга Вы читали вообще проект резолюции ООН Если нет то зачем обсуждаете публично а если да то вы скорее всего просто троллите в эфире Почитайте параграф 4 и кто вам сказал что это резолюция по Боингу я там про него ни слова не увидел В вы?
Ссылка Мне нравится0
Мне нравится0
05.08.2015 21:39:00
Эфир от 03.08.2015
Юрий Фельтшинский либо "слабо знаком" с фактологий, либо действует по "модели Ганопольского", т.е. просто врет и не подпрыгивает уверенно говоря о сбитом по ошибке российском самолете почти 10 лет назад над Украиной.
" Евгений: Сегодня очень много говорят об авиакатастрофах. Я хотел бы задать вопрос вашему гостю. Как насчет того самолета «Сибирь», которого сбили над Черным морем? Почему-то там не было трибунала. Хотя очевидно было, кто его сбил.
Юрий: Совершенно верно. Там не было трибунала, потому что было совершенно понятно, кто его сбил. Украинская сторона, естественно, признала свою вину, выплатила компенсации, 100 раз извинилась. Если я правильно помню, был снят то ли министр военно-воздушных сил Украины, то ли министр обороны..."
А вот Авигдор Эскин в своем интервью на прошлой неделе утверждает, что Украина до сих пор не только не выплатила НИКОМУ НИКАКИХ КОМПЕНСАЦИЙ, но и по прежнему Отказывается Признавать Свое Участие в Этом "сбитии", как выразился гость.

И где же правда, господа "хорошие"??? Или таки хотите, чтобы Трибунал в этом вопросе таки разобрался???
Ссылка Мне нравится0
Мне нравится0
06.08.2015 22:27:01
Россия не попала в ловушку под названием "трибунал": рассуждения канадского юриста
http://gorchakovfund.ru/news/16075/
Ссылка Мне нравится0


Ногу Свело Спектакль Netflix Сергей Турица Path2wellness