Игорь Гиндлер: «Обама хочет управлять всей планетой, а что задумывает непредсказуемый Нанофюрер Путин, неизвестно»

igor-gindler-obama-khochet-upravlyat-vsey-planetoy-a-chto-zadumyvaet-n

Игорь Гиндлер: «Обама хочет управлять всей планетой, а что задумывает непредсказуемый Нанофюрер Путин, неизвестно»




Александра Герсон: Сегодня у нас на связи физик, ученый, политолог, человек, родившийся в Одессе, проколесивший по всему Советскому Союзу, потому что папа – военный, человек, живущий сегодня в США, совсем недавно член академии наук СССР. Это участник фильма Феликса Голубева. Это Игорь Гиндлер из Нью-Джерси (США). Здравствуйте.

Игорь Гиндлер: Добрый день.

Александра Герсон: Игорь, я сейчас рассказала вкратце о вас. Может, что-то неправильно?

Игорь Гиндлер: Нет, пока все правильно.

Александра Герсон: Хочу спросить вас. Вы стали участником фильма Феликса Голубева. Феликс – известный киносценарист, имеет несколько премий. Я знаю, что он очень претензионный. Феликс рассказал о вас. Что это за фильм и почему вы в нем участвовали? В чем заключалось ваше участие?

Игорь Гиндлер: Феликс имеет очень большие связи везде: в Израиле, Америке, и, конечно, в Канаде. Он решил сделать цикл передач об Америке. Как он мне сказал, Канада – очень большая и самодостаточная страна, и она интересуется тем, что происходит у южного соседа. Есть люди, которые имеют друзей, особенно иммигранты из бывшего Советского Союза, они более-менее знают, что происходит в Америке. А вот вообще население Канады мало что знает об Америке, как и население Америки мало что знает о Канаде. Поэтому ему захотелось сделать цикл передач о современной Америке.

a0e0a99c7d47b57b33cf65b599922306.jpg

Александра Герсон: Я знаю, что в этом фильме участвуете вы и еще несколько людей. И это все люди – выходцы из бывшего Советского Союза, которых сегодня можно назвать политологами. То есть это люди, которые интересуются политикой Соединенных Штатов и не только Соединенных Штатов. Правильно?

Игорь Гиндлер: Да, конечно.

Александра Герсон: Ваше участие в фильме – это больше ваш рассказ о вашей жизни в США или о политическом устройстве страны?

Игорь Гиндлер: Я больше склоняюсь к тому, что Феликс выбрал меня в результате моих знаний в области политики.

Павел Манугевич: Феликс будет у нас в Ванкувере буквально через 2 недели. Игорь, вы занимаетесь научной деятельностью и в то же время вы интересуетесь политикой. Но политикой вы интересуетесь сегодня в какой связи? Вам скучно заниматься наукой? Или политика – это то, что вас увлекает, как хобби?

Игорь Гиндлер: Политика меня, безусловно, увлекает, особенно уникальность такой страны как Соединенные Штаты Америки. Начиналось все с простого интереса. Все знания об Америке, которые мы все выходцы из бывшего Советского Союза знаем, не соответствуют действительности. Пришлось самостоятельно изучать историю Америки и докапываться до многочисленных фактов, которые скрыты по разным причинам. Потому что, как мы все знаем, историю пишут победители, поэтому в истории Америки было много побежденных. Поэтому очень много мифов, начиная примерно с конца 18 века, которые пришлось разгребать и выяснять что-то, что не написано в учебниках.

Павел Манугевич: А что это за мифы? Что это за истории, которые мы не знаем?

Игорь Гиндлер: Вот, например, вы знаете Tea Party, когда чай бросали в воду в Бостоне, так называемое Бостонское чаепитие? Помните такое?

Павел Манугевич: Да, конечно. До сих пор, по-моему, они используют этот термин.

Игорь Гиндлер: Да, термин до сих пор используется, но, к сожалению, никто не знает, что там произошло. Миф состоит в том, что выброс продуктов за борт корабля – это был такой протест против налоговой политики Британской империи. Вот то, что, собственно, люди знают. На самом деле ситуация была совсем не такая. Когда говорят о протесте, то это значит, что налоги были большие и в качестве протеста против больших налогов этот чай выбросили. Я, когда начал думать над этим вопросом, то получилось очень странно. Ведь цена продукта тоже повышается, зачем же его выбрасывать за борт. Можно же его подороже продать. Конечно, правда была совсем другая. В Америке, как и в других колониях Британской империи, был двойной налог на чай. Сначала чай должен был быть продан в Великобританию. Там он облагался налогом. Затем из Великобритании на кораблях этот чай обратно отправляли во все колонии, в том числе и в Австралию. Можете себе представить, какой это путь. Нужно было проехать почти всю планету. То же самое было и в Соединенных Штатах Америки. Но Соединенные Штаты всегда были страной, которая обходила законы. Колонисты были люди, которые дружили с пиратами. И 90% чая, который был завезен в Соединенные Штаты Америки, был контрабандой. И никто налоги не платил вообще. Просто у пиратов покупали этот чай. И когда британский монарх решил отказаться от двойного налогообложения, чтобы прекратить эту политику, вот в качестве этого протеста весь чай был выброшен за борт. Мол, не надо нам твои понижения налогов, мы и так пьем дешевый чай. Не знаю, интересна вам эта история или нет, но меня это очень даже поразило, когда я это впервые узнал.


b43e7ac756d9ca8d68be9d12f7da3ef3.jpg


Александра Герсон: Безусловно, эта история очень интересна. Я уверена, что многие из нас эту историю никогда не слышали. Но я хочу вернуться к вашей личной ситуации, которая меня крайне поразила, когда вы мне рассказали, что, живя в Москве, вы работали в Академии наук. Когда вы сказали, что в 95 году вы уехали в США, я вас спросила, чем вы занимались. Вы сказали, что охотились за американскими подводными лодками. Естественно, услышав такое, мой первый вопрос был, а каким образом вы смогли уехать из страны в 95. Мне рассказали, что в 95 году мало кто занимался наукой. В основном это была Турция, Польша, откуда везли большие тюки одежды, которые люди были вынуждены продавать, покупать для того, чтобы выжить, причем это делали те, кто работал в Академии наук. Я правильно говорю?

Игорь Гиндлер: Да.

Александра Герсон: Но у вас это направление не очень получалось, вас не привлекала идея торговца и вы решили уехать в 95 году из страны. Когда я вас спросила, как вы уехали, вы сказали, что в 95 мог уехать кто угодно, потому что на тот момент то, что происходило в Советском Союзе, никого не интересовало, кто охотился за американскими подводными лодками. Вопрос у меня вот какой. Сегодня вы занимаетесь политикой больше, чем политикой, в США. Были ли у вас проблемы с тем, чем вы занимались в Москве, когда вы приехали в США?

Игорь Гиндлер: Нет. Мои американские коллеги с большим удовольствием узнали, что я приехал. Но работу мне никто не смог предоставить по той простой причине, что у меня не было Сикьюрити клэранс, потому что, когда я приехал в Америку, я не был гражданином, я получил только Green Card. Нужно было ждать минимум 5 лет, еще пройти все эти бюрократические проволочки, то есть у меня получилось 7 лет, чтобы получить гражданство. Через 7 лет найти работу по специальности практически невозможно. Тем более что 7 лет нужно было кормить семью. Поэтому пришлось заниматься совершенно другими делами, не связанными с основной специальностью в Советском Союзе.

Александра Герсон: Скажите, Игорь, а чем вы занимались эти 7 лет, если не секрет?

Игорь Гиндлер: Сейчас в Америке мы занимаемся с братом бизнесом. У нас есть своя маленькая компания. Мы занимаемся менеджментом в области баз данных.

Александра Герсон: Скажите, когда вы приехали в США и была непростая жизнь в начале, и чем вы занимаетесь сейчас, оправдала ли страна ваши надежды и оправдали ли вы ее надежды?

Игорь Гиндлер: И да, и нет. Свой первый дом я купил через 2 года после прибытия в Америку, хотя, когда я приземлился в американском аэропорту, у меня было всего 800 долларов. Поэтому в этом смысле Америка, конечно, оправдала мои надежды. Но то, что я стал чувствовать буквально в первые недели пребывания на американской зеле, - это такой запашок старой жизни. Ростки марксизма были просто везде. И было видно выходцев из бывшего Советского Союза просто невооруженным взглядом. Люди, которые здесь родились, этого не подозревают. В результате, например, сейчас в Америке существует, как всегда говорю, 3 больших проблемы. Проблема №1 – президентом страны является марксист. Проблема №2 – подавляющее большинство населения не знает, что он марксист. И проблема №3 – наш президент Барак Обама тоже не подозревает, что он марксист. Он находится под впечатлением того, что он демократ, но это не так. Современная демократическая партия не имеет ничего общего с партией отцов-основателей США. Отцы-основатели США не подали бы руки ни одному из ныне существующих демократов.

8f577147ef1fa328f1c6b8c83711c1e1.jpg


Павел Манугевич: А вот тенденция, которую начал или продолжил Барак Обама, - сползание Америки к такому социалистическому марксистскому образу жизни, обществу, она будет продолжена при следующем президенте, не важно, кем он будет, либо же, к примеру, в случае избрания представителя от республиканской партии президентом США Америка сможет свернуть с этого пути?

Игорь Гиндлер: Америка начала свой путь восхождения на олимпийские горы марксизма в 30-е годах, начиная с президента Рузвельта. Сейчас мы наблюдаем так называемый пик марксизма. Они находятся в своем пике. Все, что Обама отел сделать в части преобразования страны на политический лад, национализация целых индустрий, таких как автомобильная, здравоохранение. Это все ему удалось. Но, находясь на вершине, единственная дорога – это дорога вниз. И статически третий срок демократы не выигрывали никогда. Под третьим сроком я имею в виду, что есть 2 легальных срока президента. И если президент с той же самой партией выигрывает выборы, то это получается его третий срок. У республиканцев это было сплошь и рядом, а вот у демократов это никогда не было. Вот, допустим, президент Клинтон – 2 срока, после него республиканцы. То же самое будет после Обамы. 2 срока Обама, после него будут республиканцы.

Павел Манугевич: Скажите, а почему американцы таким образом голосуют? Все-таки при Клинтоне, например, экономика пошла вверх. Сегодня предрекают то же самое Хиллари Клинтон при победе на следующих выборах.

Игорь Гиндлер: Экономика ничего общего не имеет с человеком, который сидит в Белом доме. Американская экономика построена совершенно на других принципах и один человек, находящийся в Белом доме, не может каким-то образом на нее повлиять. Поэтому не нужно говорить, что при Клинтоне пошла вверх. Да, это так случилось, что после преобразований, сделанных президентом Рейганом, наконец-то маховик стал раскручиваться и во времена Клинтона благосостояние, конечно, было очень высокое. А во времена президента Обамы вы знаете, что происходит.

Павел Манугевич: Вот по поводу следующих выборов. У Обамы сейчас очень низкая поддержка населения. Эта медицинская реформа, которая была проведена, его действия на Ближнем Востоке, эти бесконечные революции и, кроме того, снятие санкций с Ирана. Это все поможет ему, и выдвиженец от его партии победят на следующих выборах или, как вы сказали, цикл продолжится и после Обамы будет президент-республиканец?

Игорь Гиндлер: Безусловно, не поможет. Существует огромное количество опросом общественного мнения сейчас и среди демократов, и среди республиканцев. Ой опыт в политике подсказывает, что есть только один опрос общественного мнения, который позволяет со 100-процентной вероятностью сказать, кто будет президентом. Это опрос общественного мнения по поводу настоящего президента, президента на настоящий момент времени. В зависимости от того, какой у него рейтинг, можно определить, кто будет президентом. Если рейтинг положительный, тогда кандидат с его партии выиграет выборы. Если он отрицательный, как сейчас у Обамы, то выиграет кандидат от другой партии. А рейтинги Обамы уже очень давно отрицательные. Они были положительными в первый год или два, но потом всем все стало ясно.

Александра Герсон: Игорь, есть вопрос от слушателя: «Скажите, пожалуйста, какую вы видите перспективу развития отношений США и России?».

Игорь Гиндлер: Россия, как страна, возможно, в тех границах, как мы ее понимаем, прекратит свое существование. Я это говорю с огромным сожалением, потому что огромное количество друзей до сих пор осталось там. Тот угол, который они себя загнали, действительно этот угол, в который они сами себя загнали. Америка, невзирая на то, что президент у нас марксист, хочет оградить себя от совершенно необразованного, совершенно непредсказуемого вампира, как я его назвал в эфире Топаллера, Нанофюрера. Любой президент на его месте поступил точно так же. Посмотрите на санкции, которые выдвигает американская администрация. Даже на прошлой неделе были очередные санкции. То есть санкции все время нарастают, постоянно и все время. Что будет в России, предсказать абсолютно невозможно.


fbd884739989c8480e0af7f07bc49246.jpg

Александра Герсон: Санкции нарастают, как вы говорите. То есть не вы говорите, а то, что происходит. Вот тут спрашивает Наталья: «Нарастающие санкции не пугают российское общество и российского президента. Как вы думаете, почему? Или он делает вид, что это их не пугает?».

Игорь Гиндлер: Это временное явление. Скоро все начнет пугать. Вспомните, как все начиналось. Доллар был примерно 30 рублей. Сейчас он 65 рублей. Вы можете представить себе любого другого политика, который обанкротил свою страну ровно в 2 раза? Конечно, должно пройти время, чтобы запасы тех денег, которые есть и у населения, и у правительства, иссякли. А запасы у них есть, потому что, как мы помним, совсем недавно нефть стоила 140 долларов за баррель. Сегодня она стоит 42. Путин ввязался в войну, думая, что он игрок высшей лиги. Но оказалось, что саудовцы контролируют рынок нефти и газа. Поэтому бороться с ними совершенно бесполезно. Они опускают цены, чтобы убить всех конкурентов.

Павел Манугевич: Причем, более того, недавно пришло сообщение о том, что оказывается в прошлом году в одном из интервью один из замминистров Саудовской Аравии заявил, что даже если цена нефти упадет до 10 долларов, это все равно будет выгодно Саудовской Аравии. То есть будем ждать продолжения падения. Вы сказали, что у вас очень много друзей живет в России. Та ситуация, которая происходит, когда российская пропаганда буквально зомбирует тех, кто смотрит Russia Today и другие российские телевизионные программы или читают в Интернете, она изменила отношение ваших друзей, родственников, которые проживают в России и с которыми вы наверняка поддерживаете отношения, к вам, как к гражданину Америки или остались отношения прежними?

Игорь Гиндлер: Ко мне лично и к моей жене, к моим детям отношение не изменилось. Но изменилось отношение к той позиции, которую мы занимаем. Я не имею возможности вести битвы в интернете, а вот моя жена любит это дела. И она просто восстановила против себя огромное количество населения в России. Был такой сайт «Одноклассники», у нее в группе были десятки тысяч человек. Она все это дело прекратила, потому что люди зомбированы, люди не хотят ничего знать. И с такими людьми, которые сами себя загоняют в свою зону психологического комфорта и не хотят знать, что происходит снаружи, невозможно разговаривать. Это люди, которые больны. И нам ничего не остается делать, как просто закрыть дверь.

Александра Герсон: Игорь, я еще вот что спросить. Вы сейчас как-то здорово сказали сейчас об отношениях России и США. Вы сказали, что у российского общества, у российского государства нет будущего. Вы говорите об этом с болью и сожалением. А что же будет с нашими родственниками, друзьями-россиянами, которые живут сейчас в стране, у которой, как вы сказали, нет будущего? Что будет с ними?

Игорь Гиндлер: Никто не знает, что будет на самом деле. Скорее всего, Америка придет на помощь. Я вам приведу пример другой стране, которая была в совершенной разрухе, - это фашистская Германия в 45 году. Ей пришли на помощь и ей помогли. Был создан план Маршала, была проведена денацификация страны, когда все люди, так или иначе связанные с нацистской партией, были вышвырнуты со всех государственных постов. И теперь Германия является совершенно нормальной страной. Их официальная государственная политика – это восстановить количество евреев, которое было до войны. И они к этому стремительно движутся с большим успехом.

Александра Герсон: Игорь, вот скажите, пожалуйста, если я правильно поняла то, что вы сейчас говорили. Соединенные Штаты являются как бы другом России, а Россия – недругом США, я имею в виду то, что мы слышим и видим. То есть вы хотите сказать, что когда ситуация станет совсем уже аховой, не дай бог это случится для российского общества, то сегодняшний неприятель, как воспринимает Россия США, придет им на помощь. То есть другими словами это, скажем, идеологическая война между Обамой и Путиным, а не между российским и американским обществом? Верно или нет?

Игорь Гиндлер: Я не думаю, что есть идеологическая война между Обамой и Путиным. Обама решает свои проблемы. Главная задача, которую решает Обама, - это его следующий пост. Он хочет управлять всей планетой. Как член социнтерна, он хочет быть во главе экранизации ООН, быть президентом всей планеты, и преобразовать ООН во всемирное правительство, а не просто в арену идеологических битв. А про Путина я не знаю, что вам сказать. Он настолько непредсказуемый, что нельзя сказать, что он задумывает. Единственное, что можно сказать, что он как царь Мидас, который, когда к чему-то прикасался, это превращалось в золото. Только это такой антимидас. То, к чему он прикасается, превращается в совершенно другой продукт. Поэтому что там будет, неизвестно. Никакие предсказания не работают, потому что планета видела много диктаторов в истории. Что сделает этот диктатор, совершенно непонятно.

Павел Манугевич: Вот, кстати, о той помощи, которую оказывают США. На самом деле в истории были подобные случаи, когда США оказывали помощь после революции, переворота 17 года, когда в начале 20-х был голод в России. США посылали и продуктов, и волонтеров. Та е история происходила во времена Второй мировой войны, когда в лизинг давали и то же вооружение, и те же продукты. И в 90-е годы, когда официально, а об этом можно посмотреть в интернете, США посылали гуманитарную помощь России в виде продовольствия. То есть США, несмотря на то, что происходило в отношениях между странами, то же России всегда оказывали эту помощь. У нас есть телефонный звонок. Здравствуйте.

Михаил: Здравствуйте. Я хотел спросит следующее. Недавно Джон Керри заявил, что если Сенат не подпишет соглашение с Ираном, не легализует его, то тогда Америка, в общем, потеряет своих союзников в Европе и санкции против России потерпят крах, и американский доллар упадет, и т.д., и т.д. Какая есть связь вообще, и почему Керри заявил вот так?

8e595289471566828d5a95f05f27f395.jpg


Игорь Гиндлер: Давайте я вам расскажу про Керри. Керри мечтает об одной вещи, и не только об одной. Это получить Нобелевскую премию мира. Поэтому все, что может комитет Нобелевской премии, который находится не в Швеции, а в Норвегии, склонить в его пользу, все это он и делает. Как мы знаем, Нобелевские премии мира выдает комитет из 5 политиков, членов парламента Норвегии. Из существующих 5 членов четверо из социалистического интернационала, включая президента из Социнтерна. Я сейчас кажу вещи, которые выходцы из Советского Союза должны помнить. Помните, был Коминтерн? Вот это тот самый Социнтерн, который был еще во времена Сталина. Он прекрасно существует и раздает направо и налево Нобелевские премии мира так, как он это видит, а не так как вся планета считает. Что касается иранского дела. Я уже сказал, что Обама и все его окружение – это марксисты, которые видят в Америке страну-колонизатора, страну-агрессора. И все страны, которые пострадали от такой колонизаторской, империалистической политики, должны каким-то образом компенсированы. Вот то, что происходит с Ираном, - это своеобразная компенсация. Это то, что Америка якобы совершала на Востоке.

Павел Манугевич: Кстати, по поводу Керри. Он сейчас присутствует в Гаване, где поднимают флаг США над американским посольством впервые, по-моему, 50 лет. Ваше мнение по поводу возобновлений отношений между Кубой и США?

Игорь Гиндлер: Проблема с эмбарго – это проблема, отдельная от дипломатических отношений. Я думаю, что восстановление дипломатических отношений не должно никоим образом зависеть от каких-либо санкций и эмбарго. Вот например. Сегодня США облагает санкциями страну под названиями «Россия», тем не менее американское посольство прекрасно работает в Москве. То же самое должно быть и в отношении Кубы. Прерывать дипломатические отношения – это было знамение времени тогда, когда был Карибский кризис. Сейчас, конечно, посольство нужно открывать. Но снижать каким-то образом санкции на коммунистическую экономику нельзя. Вы знаете, как называется государственный строй на Кубе?

Павел Манугевич: Коммунизм?

Игорь Гиндлер: Нет. Это наркосоциализм. Есть еще другая страна – Венесуэла. Там тоже наркосоциализм, потому что там социализм, который торгует кокаином. Ну в Венесуэле есть еще немножко нефти. У них такая дивертифицированная экономика, наркотики плюс нефть. А на Кубе там ничего другого нет. Я был там в декабре вместе с женой. Нам очень понравилось. Но мы возвратились в прошлое. То есть мы приземлились в аэропорту и оказались на аэровокзале где-нибудб в провинциальном городке Пушкино под Москвой 70-х годов.

Павел Манугевич: Кстати, Куба является одним из любимейших мест отдыха канадцев. Туда уже в течение многих лет ездят жители Канады отдыхать. И у меня были похожие с вашими впечатления от посещения Кубы, где престижнее работать в магазине, продавать на иностранную валюту, чем быть адвокатом или врачом. Профессии, которые помогают работать с иностранцами, - это где-нибудь в гостинице клерком работать или работать в магазине. Вопрос по теме, когда мы говорили о помощи по скайпу от Дмитрия: «Почему Америка не помогла России в 90-х, как она помогла Германии после Второй мировой войны?».

Игорь Гиндлер: Потому что не было никакой причины помогать противнику, который потерпел поражение в холодной войне. Это было чистое поражение Советского Союза, России в холодной стране. Поэтому помогать стране, у которой только что выиграл без разрухи, без взрыва каких-либо бомб, - это не нужно было делать. Помощь была, но она была коммерческая. Не было безвозмездной помощи. А торговля шла. «Ножки Буша», которые мало что говорят нынешней молодежи, очень хорошо знакомы всем тем, кто жил в России в 90-е годы.

Павел Манугевич: Опять же вернем к теме России, к теме реформирования Организации Объединенных наций. Вы говорили о том, что Обама мечтает быть генсеком этой организации. Говорят много о реформировании ООН. И то недавнее голосование по поводу создания трибунала по Боингу. Одна из заинтересованных сторон, которые принимают участие в военном конфликте на востоке Украины, Россия, наложила свое право вето. Кроме того, в обход санкций ООН недавно Москву посетил иранский генерал-майор Касен Сулейман, которого считают, скажем так, главным противником США. Он руководил армией во время войны с Ираком, когда американские войска находились в Ираке. Это, по сути, антиамериканский политик, генерал, против которого наложены санкции ООН. Ему запрещено выезжать за пределы Ирана. И вот недавно он был в Москве. Зачем Москве это делать и предвидится ли какое-то реформирование ООН в тех случаях, которые я только что назвал?

Игорь Гиндлер: Реформирование ООН – это очень старая проблема. Конечно, как и предшественник ООН – Лига наций, которая в свое время изжила себя, так и нынешняя Организация Объединенных наций изжила себя. Все начиналось совершенно правильно, когда собрались страны-победительницы Второй мировой войны и стали устраивать новый мировой порядок, основанный не на агрессии. Но постепенно количество стран, которые присоединились к ООН, выросло до очень больших пределов. И эта организация слишком сильно разрослась. Голосование в этой организации – это 1 голос от страны в независимости от населения. В результате среди почти 150 стран членов ООН, 57 – это исламские государства. Это самый большой блок в ООН. Против этого блока ничего сделать нельзя. Никто и никогда не проведет никакое решение в ООН, если не заручится поддержкой исламского блока. Вот что и делает господин Путин. Он прекрасно знает, что, чтобы выглядеть хорошо на международной арене, нужно, чтобы у тебя в ООН все было хорошо. И дружба с арабскими странами дает ему такую возможность.

c84fe147cba3b6d48c8876e6a32f00bf.jpg


Павел Манугевич: Есть вопрос от Юлии. Она спрашивает по поводу предвыборной кампании в США: «Глядя на сегодняшних кандидатов, тяжело сказать, что кто-то из них является достойным лидером США. Вот в такой великой стране, как США, неужели не найдется того претендента на самый высокий пост, который бы соответствовал тем требованиям, которые хочется видеть в лидере нации?».

Игорь Гиндлер: Я в понедельник провел 2-часовую передачу с Топаллером. Я ему сказал, что до четверга прошлого года, до первых официальных дебатов республиканцев, все мои многочисленные родственники, друзья, знакомые, виртуальные друзья, все меня спрашивали, кто же из республиканцев найдется умный и смелый, который сможет победить Хиллари. После четверга на прошлой неделе эти вопросы прекратились. Все увидели, что есть, по крайней мере, 17 кандидатов, которые могут выиграть выборы, причем четверо из них имеют такой хорошо подвешенный язык, что могу переговорить в дебатах кого угодно.

Павел Манугевич: А вот, чтобы один какой-то был кандидат, такого нет? Которого бы поддержало большинство жителей США.

Игорь Гиндлер: Сейчас по рейтингам впереди Дональд Трамп. Но рейтинги в настоящий момент времени не имеют никакого значения, потому что еще слишком далеко от даты выборов. Если вы посмотрите на веб-сайты тех людей, которые сейчас баллотируются, то они почти пустые. Вы не прочитаете ничего по их программам. Все это еще в воздухе, все это еще в разработке находится.

Александра Герсон: Игорь, есть вопрос из скайпа: «Есть мнение, что ООН – это местечковое ничего не значащая организация. Зачем же она нужна Обаме?».

Игорь Гиндлер: Он хочет превратить ее в совершенно другую организацию. Так, как он обещал фундаментальным образом преобразовать Америку, таким же образом он хочет преобразовать ООН. Имея в своем кармане самый большой голосовой блог – 57 голосов, он может протаскивать любые решения. Одно из главных решений, которые он хочет провести, - это сделать так, чтобы решения ООН рассматривались в качестве законов для всех стран-участниц. Сейчас, как мы знаем, все решения ООН рекомендательные, за исключением очень маленьких прецедентов, когда решение делается Советом безопасности. Но все решения Генеральной Ассамблеи такие совещательные, рекомендательные. Он же хочет их сделать нормальным правительством, которое будет диктовать свои условия всем странам-участникам. Таким образом, суверенитет каждой отдельной страны в том смысле, в котором мы его понимаем, будет принижен. И политическая мощь США будет принижена, а политическая мощь ООН будет возрастать. Но это планы. На самом деле все может поменяться.

Павел Манугевич: Скажите, а вот это право вето, которое есть у России, оно не позволит принимать те решения, которые выгодны даже тем 57 странам?

Игорь Гиндлер: Да, но у них право вето только в Совете безопасности. У них нет никакого права вето на Генеральной Ассамблее. Генеральная Ассамблея решила и все. Но это не самый главный вопрос. Самый главный вопрос вот в чем. Сейчас ходят слухи о том, что нужно современную ООН вообще закрыть. Как Лигу наций закрыли и ничего, планета жива. Нужно ее закрыть и вместо нее создать другую организацию под условным названием «Лига демокраций», где будут собраны все демократические страны планеты под одной крышей. А все остальные, ну, извините. Конечно, сюда войдут такие страны как Америка, Канада, Франция, Испания, Германия, нормальные страны. Таким странам как Россия, Саудовская Аравия, Иран вход, конечно, будет запрещен. Вот это такой альтернативный подход, который сейчас существует. Никто не знает, будет ли он каким-то образом приведен в жизнь.

Александра Герсон: Спасибо. Я вот о чем хочу вас спросить, немножко на другую тему. Когда я с вами разговаривала по телефону, на заднем фоне я слышала голос вашего внука, который сказал по-русски «дедушка», а все остальное по-английски. Я спросила вас, кто это. Вы ответили, что это 4-летний внук. Я спросила, говорит ли он по-русски. Понятно, что вы детей привезли из Москвы в США, когда им было 3 и 5 двадцать лет назад. И вы мне объяснили, что они больше американцы, чем россияне, а внук и подавно. Вы мне сказали, что ваш внук говорит на трех языках: русский, английский и одесский. Правильно?

Игорь Гиндлер: Да.

Александра Герсон: Ваши мама и папа живут в Бруклине сегодня, они одесситы. Откуда ваш внук знает одесский язык? Это общение с прабабушкой и прадедушкой?

Игорь Гиндлер: Это мое влияние и прабабушки, конечно.

Александра Герсон: А родители ваши говорят по-одесски, несмотря на то, что давно живут в США?

Игорь Гиндлер: Да, конечно. Они живут в Бруклине, в районе, где живет много выходцев из Советского Союза. У них там свое комьюнити.

Александра Герсон: Я спросила вас по поводу ваших детей, когда сегодня идет такая идеологическая война между российским и американским обществом, и когда ваша супруга Валентина, которая очень известный бард, поэт, музыкант, я, кстати, вчера прошлась по интернету и послушала совершенно замечательные песни. Я вас вчера спросила, какая любимая песня в исполнении вашей супруги и любимые стихи, вы сказали, что все знаете наизусть, и поэтому даже подсказываете, если она что-то забыла. Поэтому я могу позволить себе сказать, что вы – друг, вы – соратник супруги Валентины, ну, и конечно, поклонник. Я спросила вас по поводу ваших мальчиков, ваших сыновей, они родились в России, они американские граждане по паспорту и по сути. Я спросила, как ваши дети относятся к тому, что в «Одноклассниках» у вашей супруги Валентины стало гораздо меньше друзей из-за этой ситуации. А как ваши мальчики относятся к этой ситуации? Если кто-то им говорит, что Америка – это хорошо или плохо, я имею в виду со стороны российских знакомых, как они на это реагируют?


bbf9fc3a980637f08bb9e469f8a539c4.jpg


Игорь Гиндлер: Они почти никак не реагируют, потому что вы, живя в Канаду, прекрасно же понимаете разницу экономическую, политическую между Канадой и Россией. То же самое и в Америке. Мы прекрасно знаем, что вклад России в мировую экономику – это всего 2%. Это микроскопические вообще цифры. Единственное, почему мы все время смотрим, что происходит там, в России, потому что мы носители русского языка, мы оттуда приехали. Это связывает нас с той страной. На самом деле та страна настолько микроскопически вкладывает и в мировую экономику, и в мировую сегодняшнюю культуру, что люди, которые живут в Америке или в Канаде, предпочитают вообще не думать об этом. Самый главный бизнес партнер Америки – это Канада, по объему торговых сделок. А Россия где-то там в конце списка, поэтому беспокоиться о ней, думать о ней и переживать о том, что россияне думают про Америку, - это тоже в конце списка.

Александра Герсон: Игорь, но встречаются же очень часто наши соотечественники, и мы слышим у нас на радио, которые не просто думают и беспокоятся о том, что происходит там, но и порой крайне обижены на тех людей, которые имеют такую же точку зрения, как вы или кто-то другой. Если, допустим, кто-то не высказывает особой любви к правительству России или к российскому обществу, это обижает патриотов, живущих на территории Канады и России. Как вы с ними разговариваете?

Игорь Гиндлер: В моем окружении таких людей практически нет. Было несколько человек, которые утверждали, что российских войск в Крыму не было. Но сейчас, послушав выступление президента Путина, прекрасно знают, что войска все-таки были. На это у них ушел год. Поэтому что можно сказать? Всему требуется время. Тем людям, которые сейчас поддерживают политику России, тем, которые убаюканы Кремлем, нужно немножко больше времени, чтобы прийти в себя.

Павел Манугевич: Нам сейчас звонил Александр. Он не пожелал остаться на линии. Но он возмущался по поводу слов, что вот какая маленькая страна – Россия, посмотрите на карту. И в связи с этим у меня есть к вам вопрос. Сегодня на чем основана в России ненависть к Америке? В России говорят, что не выдают пенсии, не выдают зарплаты, все эти санкции – это все потому, что Америка хочет захватить Россию, что Обаме нужны природные богатства России, потому что Россия – самая богатая страна в мире. Сторонников этой теории очень много, в том числе, и у нас в Ванкувере. Каким будет ваш ответ тем, кто так считает?

Игорь Гиндлер: 2 момента. Первый – по поводу карты. Буквально вчера мне кто-то прислал карту нашей планеты, причем размер каждой страны сделан пропорционально ее экономике. И самой большой страной оказались Соединенные Штаты Америки. Гонконг, Пакистан, Британия намного больше, чем Россия. Россия на этой карте выглядит маленьким совком, меньше, чем Тайвань. Да, по географической территории эта страна самая большая в мире. Но это не должно отвлекать от сущности, от того, что эта страна производит. Теперь по поводу Обамы. Все инсинуации по поводу того, что Обама что-то хочет от России – это неправда. Обама хочет стать президентом планеты. Россия ему в этом помочь не может, потому что ее вклад в ООН микроскопический. А вклад 57-миисламского единства – вот это вклад. Поэтому Обама старается сдружиться со всеми мусульманскими странами. Это ему поможет. А Россия никогда не являлась целью его каких-то подрывных действий. Слишком маленькая эта страна, опять же – не по территории, а по значимости.

9e652c68fe2af8d996e9c7e981861c72.jpg

Александра Герсон: Еще 2 вопроса. Один немножко личный, который касается Валентины, вашей супруги. Но вот пришел вопрос: «Игорь, скажите, каким вы видите будущее развития отношений государства Израиль и окружающего мира? Имеется в виду в первую очередь с США и Россией».

Игорь Гиндлер: Проблема с Израилем будет решена. И решена она будет совершенно уникальным образом. Проблему Израиля решили американские нефтяники, которые изобрели способ бурения не вертикально, а горизонтально, когда находят скважину, которая не дает такое количество продукта и начинают сверлить не вглубь, а горизонтально и тем самым находят новые залежи. При этом стоимость такой добычи очень невелика. В результате рынок нефти провалился. Я уже говорил, что буквально несколько лет назад нефть стоила 140 долларов за баррель, сегодня – 42. Что происходит? В борьбу с этими новыми технологиями вступила Саудовская Аравия, которая хочет опустить цену настолько низко, что эти новые технологии просто разорятся. К сожалению, так не получается. Американские инженеры находят все новые и новые дешевые способы для того, чтобы достать нефть и газ. В результате цена еще больше упадет. Это то, что происходит на наших глазах, это всем ясно. Что же произойдет с арабским окружением, которое спонсирует терроризм за наши с вами деньги за нефть и газ? Эти деньги прекратятся. И после этого наступит протрезвление. Одна из первых стран, которая протрезвела за последний год, была Саудовская Аравия, которая налаживает отношения с Израилем темпами, которые были неслыханными буквально еще 3 года назад. Вы знаете, что в Саудовской Аравии по кабельному телевидению есть израильские каналы?

Александра Герсон: Нет.

Игорь Гиндлер: Есть. Если это кому-то рассказать 2 года назад, сказали бы, что вы просто сумасшедший. Но сейчас это так. Можно переключать каналы, находясь в Саудовской Аравии, причем это не только для туристов, это везде. Мы знаем 5 секретных встреч, которые проводили министерства иностранных дел Саудовской Аравии и Израиля за последний год. Мы знаем, что кровный принц в следующем месяце едет в Израиль с официальным визитом. Вполне возможно, что в ближайшие годы будут открыты посольства в Эр-Рияде и в Иерусалиме. О чем я говорю? О том, что экономическая война и причинами этой войны были новые американские технологии. Это приведет к тому, что арабы начнут немножко менять свое отношение к Израилю. И положение Израиля будет гораздо более сильным и стабильным.

Александра Герсон: Игорь, спасибо вам большое. Скажу вам откровенно. То, о чем вы сейчас рассказываете, пожалуй, впервые у нас в эфире в таком ключе.

Павел Манугевич: Есть вопрос от радиослушателя: «Эти новые технологии как-то мешают экологии или нет?». Сегодня очень часто можно увидеть в интернете ролики противников добычи того же сланцевого газа, этих новых технологий. Они говорят, что они наносят непоправимый ущерб экологии. Насколько это соответствует действительности?

Игорь Гиндлер: Было огромное количество статей по этому вопросу. Я очень многие из них читал. Но мы должны читать не журналистов, а слушать специалистов. Одно из учреждений, которые существуют в Америке, - это IPA. Это такая профашистская организация, которая очень рьяно следит за загрязнением окружающей среды. 2 недели назад они опубликовали официальный доклад, в котором подтвердили, что сланцевый нефть и газ не засоряют окружающую среду. Все. Точка. Вопрос закрыт.

Александра Герсон: Спасибо. Игорь, я, как дама, все время пытаюсь вернуться к вашей супруге и у меня это никак не получается, потому что звонят люди и задают вопросы. Я все-таки воспользуюсь своим служебным положением. Я вчера почитала стихи вашей жены, я послушала ее выступления и невероятно впечатлилась. Скажите, бывают ли у Валентины концерты в Америке, Канаде или в другой стране? Если бывают, то где и как это происходит?

Игорь Гиндлер: Она концертирует очень часто. Недавно она вернулась из Израиля, где у нее были концерты. Она завоевала Гран-При самого, наверно, престижного израильского фестиваля, который называется «Арфа Давида». Через месяц она вылетает в Швейцарию, Францию, Германию. В Канаде она не выступала. Это все, что я могу сказать. А по Америке – очень много.

Александра Герсон: Я так понимаю, что музыка, стихи – это профессия вашей супруги. Но, наверно, когда-то в Советском Союзе у нее была другая профессия или она всегда занималась именно этим?

Игорь Гиндлер: Она всегда занималась двумя профессиями. Она – профессиональный историк и бард. Вот этим она всю жизнь занималась.

Александра Герсон: Когда я спросила вас, кто еще поет в вашей семье, вы сказали, что только внук. Он поет то, что поет ваша супруга, или у него свой репертуар?

Игорь Гиндлер: Ну, он – ребенок.

Александра Герсон: Поет по-русски или по-английски?

Игорь Гиндлер: На любом языке.

Александра Герсон: Он как любит это делать? Когда вы собираетесь всей семьей, и он на стуле, как это было принято, поет для вас или не бывает таких домашних концертов?

Игорь Гиндлер: Он еще не готов к этому. Нет, конечно.

Александра Герсон: А когда он общается с вами и со своей бабушкой, вы говорите с ним по-английски?

Игорь Гиндлер: Нет, мы с ним говорим только по-русски.

Александра Герсон: То есть с вами и с вашими родителями он говорит по-русски?

Игорь Гиндлер: Да, только по-русски.

Александра Герсон: Игорь, мы хотим вас поблагодарить за сегодняшнее интервью. Мы договаривались на полчаса, а проговорили больше. Извините нас. Но бы не могли остановиться, очень было интересно. Я надеюсь, что мы вас еще не раз услышим в эфире. Мы с нетерпением ждем выхода фильма с вашим участием. Спасибо, до свидания.

Игорь Гиндлер: До свидания.

b8880b9279faa53173b8ba5d97181eb0.jpg
Рубрика:  Разное
Имя Фамилия:  Гиндлер Игорь


Уважаемые посетители сайта РВ, вы можете оставить свой комментарий используя аккаунт в Facebook





O.W.L. Oleg Tsarev Indigo Age Path2wellness Tribute to Alla Пташка в Ванкувере 8 МАРТА 14 февраля