Эфир от 05.01.2015. Матвей Ганапольский, журналист, Львов. Сергей Цыцарев, профессор психологии, Нью-Йорк.

matvey-ganapolskiy-zhurnalist-lvov-sergey-tsytsarev-professor-psikholo

Эфир от 05.01.2015. Матвей Ганапольский, журналист, Львов. Сергей Цыцарев, профессор психологии, Нью-Йорк.


Матвей Ганапольский, журналист, Львов. Сергей Цыцарев, профессор психологии, Нью-Йорк.
Ведущие: Александра Герсон и Алексей Тарбеев.

Аудиофайл эфира находится здесь.
61d5de28d8a542d6e30297c3270e5221.jpg


Алексей Торбеев: Доброе утро, любимый город. Доброе новогоднее утро всем, кто в данное счастливое мгновение, я уверен, что это мгновение счастливое, находится на частоте 96,1 FM. С вами новогоднее радио Вера. Радио для тех канадцев кто говорит, думает эти два процесса совмещает, и причем, делает это по-русски, а также для тех канадцев, кто внятно может на том же самом великом и могучем языке объяснить почему елка в доме должна стоять как минимум до 14-ого. Сегодня в студии для вас работаю я, Алексей Дед Мороз Торбеев, но и моя замечательная коллега Снегурочка Александра Герсон.
Александра Герсон: Леша, доброе утро всем. Хорошо когда тебя называют как-нибудь ласкательно, причем с самого утра. Создается настроение мое, а значит и ваше. Спасибо, Леша.
Алексей Торбеев: Пожалуйста, внученька. Доброе утро еще раз всем. Радио действительно новогоднее, смотрю на календарь 5 число, а еще вчера было 1.
Александра Герсон: Это точно.
Алексей Торбеев: Может, я потерялся?
Александра Герсон: Я подумала о том, что так долго мы сидели с микрофоном, потому что мы тоже долго отдыхали. Сегодня 5 января в Канаде уже на работу люди собрались наверняка. А на территории бывшего Советского Союза народ будет отдыхать еще целую неделю. Это правильно, это называется рождественские каникулы. Я правильно говорю?
Алексей Торбеев: Да. И что самое интересное, самое главное, что впервые я почувствовал пользу от того, что нас за океаном слушают как раз в вечернее время. Утром-то люди спят, а сейчас под салатик, которому уже 4,5 дня, а то и 5.
Александра Герсон: Я поняла. Может быть, кто-то приготовил новенький.
Алексей Торбеев: Под какое-нибудь, сухонькое беленькое вечером. Друзья мои, мы завидуем тем, кто нас слушает по ту сторону Тихого океана. Всем доброго вечера мы пожелаем от доктора Елизарова, Любе мы должны передать привет. Люба, добрый вечер. Всем нашим привет огромный. Я имею в виду нашу безграничную, нескончаемую, слушательскую аудиторию. Спасибо вам огромное, что и в новом году вы не изменяете своему хорошему вкусу и находитесь на чистоте 96,1 FM.
Александра Герсон: Я хотела сказать по поводу хорошего вкуса. В Новогодние праздники, и у кого есть Российское телевидение, многие смотрели и «Голубой огонек», и какие-то традиционные вечера «Песни года», но как-то в этом году я не особенно впечатлилась, хотя очень хотелось посмотреть. Это совершенно не русофобское замечание, потому что я ходила с украинского канала на российский, с российского на белорусский. Я ходила и ходила и ничего не нашла того, что привлекло мое внимание. Если кто-то что-то нашел, это интересно и привлекательно, и увлекательно – сообщите, нам тоже хочется посмотреть. 604-295-196-16.
Алексей Торбеев: Канал «Культура» единственный, где что-то можно было увидеть без Святослава Бельзе. В этом году мы знаем, что он ушел в прошлом году, но это было интересно, а что касается прочей кабзониады, то тут можно было сойти с ума в одних и тех же костюмах люди шагали из павильона в павильон, записываясь на Новый год. Роман в скайпе спрашивает, Дед Мороз, какие подарки ты принес? Роман, Снегурочка со мной в студии со всеми вытекающими для вас и для меня последствиями. Давайте будем слушать первую песню. Я думаю, что мы еще новогоднюю песню до 14-го числа будем слушать.
Александра Герсон: Легко.
Алексей Торбеев: А после мы расскажем вам о том, кто нам расскажет сегодня про украинское телевидение и про наше психическое состояние после праздников в целом. Никуда не уходите. В крайнем случае, на работу и в крайнем случае в наушниках.
Ну что друзья, мы не изменяем традициям своим и в новом 2015 году, кстати, сегодня 5 число на календаре не круглый, но первый юбилей нового года. Пять дней мы уже прожили, 5 дней мы уже выжили, поэтому я вас с этим знаменательным событием друзья мои, я вас и поздравляю. Не волнуйтесь, если что, радио действительно вам напомнит, какой день на календаре и что нужно делать, куда бежать в случае чего. Сегодня метеорологи передают штормовое предупреждение, от 30 до 50 мм осадков выпадет вечером в некоторых районах большого Ванкувера. Я не знаю что лучше, снег или дождь. Ты Саш, что больше любишь - снег или дождь?
Александра Герсон: Лучше, чем снег и дождь только может быть радио «Вера», которая напомнит вам, что 2015 год уже начался и было бы здорово, если бы вы нам позвонили по телефону 604-295-96-16. Это тоже радио напоминает этот номер, который стоит не забывать, а если кто-то не помнит, то пишите, и поделитесь с нами впечатлениями, как вы отмечал Новый год, было ли это здорово, или не очень, или так себе, самый лучший Новый год, который был когда-либо. 604-295-96-16
Алексей Торбеев: А у меня есть сообщение, как хорошее вино. Оно 3 дня назад пришло на наш скайп, но сегодня, думаю, самое время его зачитать, потому что 3 дня назад мы были все не в состоянии его были прочесть. Дорогая Тамара, спасибо, что вы его прислали. Это сообщение. «Дорогие наши, с наступающим 2015 годом. Пусть вам будет хорошо. Четыре восклицательных знака. Здоровья, творческих успехов мира и радости с уважением Тамара». Смайлики, цветочки, сердечки и прочие приличные вещи. Тамара посылает вместе со своим сообщением.
Александра Герсон: Когда Леша читал сейчас поздравления Тамары, за которое Тамара, вам огромное спасибо, мне интонации Лешины напомнили фильм «Джентльмены удачи», где Василий Алибабаевич зачитывал письмо Георгию Вицину очень доброжелательно, поучительно и замечательно.
Алексей Торбеев: А ты знаешь, что я живьем видел Василия Алибабаевича. Сейчас не помню его фамилию, кто-нибудь, если вспомнит, в скайпе чиркните, я видел его на концерте в театре Киноактера на Поворской улице в Москве, с Георгием Вициным в том числе. Это было последнее выступление Вицына. У нас есть первое выступление сегодняшнее от наших слушателей. Давайте мы примем телефонный звонок. Откликнулись наши замечательные слушатели на призыв Александры. Здравствуйте, доброе утро, как вас зовут?
Владимир: Здравствуйте, доброе утро. Владимир.
Алексей Торбеев: Владимир, вы, наверное, в сауне отмечали Новый год. Доброго утра. С новым годом.
Владимир: Я отмечал в разных местах, в сауне, естественно, тоже, а самое большое впечатление – это в безбашенной компании, в которую входят чистые русские, чистые украинцы.
Алексей Торбеев: Вы имеете в виду - помытые?
Владимир: Я имею в виду наших друзей. Это было здорово.
Алексей Торбеев: Вы имеете в виду помытые украинцы и русские чистые?
Владимир: Нет, я имел в виду в политическом и ментальном смысле, чистый.
Александра Герсон: Скажите, Володя, у меня тоже к вам есть вопрос. Вы сказали, сейчас это я не пытаюсь вам шпильку в бок, а меня интересует, вы сказали сейчас - чистые русские чистые украинцы, а как же грузины, евреи, армяне? Белорусы и т.д.
Владимир: Да, правильно. Это совершенно верное определение.
Александра Герсон: Володя, спасибо за внимание.
Алексей Торбеев: Мне хочется Владимира спросить о том, какова ситуация на дороге. Владимир всегда у нас с автомобильным дозором и второй вопрос Владимир, вы в какой компании предпочитаете отмечать праздники? В исконно канадской или все-таки со своими бывшими соотечественниками. Два вопроса вам. Пожалуйста. А у нас есть еще один телефонный звонок в линии. Дождитесь, пожалуйста, своей очереди.
Владимир: Вы совершенно нормальный, несмотря на лужи и отделение машин. Народ выспался, чувствуется. Второе по поводу компании уместно же чем хороша русскоговорящая, русскодумающая компания. Там можно рассказать анекдот, который они поймут. А в канадской компании с большим трудом, даже если ты хорошо перескажешь, переведешь, с большим трудом пойму еще хуже того с большим трудом начинают смеяться.
Алексей Торбеев: В данном случае отмечание с канадцами это уже анекдот. Позволю я себе такой выпад. Спасибо большое Владимир. С новым годом еще раз вас. У нас еще один телефонный звонок. Доброе утро и с Новым годом. Как вас зовут?
Отче: Доброе утро, Саша, Леша. Отче. С Новым годом. Желаю самого лучшего, успехов и дальнейших, чтобы радовали нас.
Александра Герсон: Отче, я очень хотела, чтобы вы позвонили, и знала, что это произойдет. Очень приятно, что вы такой внимательный, каким мы вас знаем. У меня к вам вопрос. Когда вы встречали Новый год, на вашем праздничном столе были какие-нибудь блюда монгольской кухни?
Отче: Нет, нет. Была иранская кухня
Алексей Торбеев: А я знаю про Монголию. Дело в том, что я сейчас нашим слушателям скажу, вы меня поправьте. Дело в том, что у Деда Мороза русского российского, есть Снегурочка, а у Деда Мороза монгольского, я не могу сейчас сказать, как его зовут по-монгольски, я кроме маршала Чалбалсана никого в Монголии не знаю. Цэдэнбал, да. Я помню Цэдэнбал, это правда, и Суховатор, и Ирандаул. Значит, дружба. У монгольского Деда Мороза у него не Снегурочка, но они ходят втроем. У него еще есть мальчик внучок Новый Год его, по-моему, зовут.
Отче: Внучок, Новый Год, да. Да есть такое. Я давно там не был. Уже не помню.
Алексей Торбеев: А Отче, к вам заходил кто-нибудь в этот Новый год так, чтобы до утра?
Отче: Подружка жены заходила.
Алексей Торбеев: А жена в курсе?
Отче: Семейный праздник, мы дома отмечали.
Алексей Торбеев: Вы нас тоже зовите в следующий раз. Жена-то в курсе, что подружка заходила?
Отче: Еще бы.
Алексей Торбеев: Вы по-семейному отмечали. Спасибо вам большое. Отче, с наступившим уже. Если что, по российской традиции еще 14-ого числа у нас будет Новый год. Пожалуйста, 604-96-295-96-16. Спасибо тем хортам в скайпе напоминает, как звали Василия Алибабаевича, вернее актера. Роднер Зинятович Муратов. Действительно. Я помню, что имя такое интересное родное, Муратов, да. Он рассказывал о том, как они снимали этот фильм. Я лично его слышал и видел, не то чтобы я этим сильно горжусь, но прикоснулся к этому замечательному фильму, что называется почти, почти. У нас еще один телефонный звонок. Здравствуйте, как вас зовут?
Алло.
Александра Герсон: Слушаем вас. Доброе утро.
Рита: Доброе утро. Меня зовут Рита.
Александра Герсон: Здравствуйте, Рита. С Новым годом вас. Слушаем вас с большим удовольствием.
Рита: Я просмотрела программы и по первому каналу, и по второму каналу, но я не об этом хочу сказать. Я хочу сказать, что я вчера посмотрела программу Малахова «Пусть говорят». Я очень люблю слушать романсы, когда поет Малинин. Но вчера это был какой-то ужас. Вытащили его личную жизнь на весь мир. Мне было его так жалко, что я вам передать не могу.
Алексей Торбеев: А вы чего-то другого от Малахова ожидали? Программа настолько протухшая.
Рита: Мне нравится его программа, мне нравится, когда он приглашает гостей, с ними разговаривает и сюрпризы - это он ничего. Но вчера мне было обидно за Малинина, я вам передать не могу.
Александра Герсон: Рита, кстати ваш звонок, потому что вчера я тоже смотрела эту программу. Мне нравится программа Малахова так же, как и вам, и нравится то, как он ее ведет. Мне нравится то, что он умеет разговаривать с людьми, с моей точки зрения. Но мы с вами сильно расходимся во вчерашней программе. Я вам скажу, почему. Мне не жалко было Малинина совсем. Мне не жалко было ни Малинина, ни Ольгу Зарубину, никого из них не жалко. Мне жалко было девочку, которая приехала, дочь его. Мне было жаль ее потому, что манера поведения людей, которые разговаривали с ней, была не просто с моей точки зрения, хамская, особенно когда говорила его нынешняя жена, девочка крупненькая такая, когда она сказала совершенно откровенно этой девочке в глаза, что нам сейчас подсовывают крупную женщину. После этого выключила телевизор.
Рита: Девочка-то не поняла, что она сказала.
Александра Герсон: Нет, поняла. Девочка ответила ей, если вы помните, девочка сказал, что она никогда с людьми, которых видит в первый раз, так грубо не разговаривает. И я обнаружила еще один нюанс, особенно когда Малинин разговаривал со своей бывшей женой Зарубиной, когда прозвучала такая фраза «У вас в Америке, у нас в России». Эта дележка началась у вас в Америке, у нас в России, после этого мне уже не захотелось больше смотреть эту программу, потому что мне не хочется чтобы люди так говорили, мне хочется чтобы там в России и здесь в Канаде, и там в Америке все было хорошо, чтобы ничего не делилось пополам на четверть, на восьмушку. Это мои впечатления.
Рита: Это понятно, но мне его было жалко. Он там краснел.
Александра Герсон: Да.
Рита: А девочка в Америке выросла, она даже по-русски ничего не умеет. Но она ответила его жене, но ей видно перевели там, что так грубо с ней разговаривали. Но это было потом.
Алексей Торбеев: Рита, а можно вас спросить. Вы говорите, вам нравится эта программа. А вы бы хотели, чтобы вашу личную жизнь прилюдно обсуждали совершенно незнакомые вам люди? Это показывали на миллионную, многомиллионную аудиторию?
Рита: Конечно, нет. Я против такого, что сделал Малахов.
Алексей Торбеев: Спасибо. У нас еще один телефонный звонок. Здравствуйте, пожалуйста, вы в прямом эфире. Как вас зовут?
Владимир: Это Владимир звонит. Воткнуться в те обсуждения, которые появились после звонка Риты. Безусловно, согласен с Александрой, что быть хамом на телевидении не очень хорошо и зрители, несмотря на хорошую передачу, отключаются. Но вам не стоит об этом говорить, потому что у вас до сих пор в программе приглашается очень приятный человек.
Алексей Торбеев: Объявляйте его, сегодня он будет. Владимир, кто же это?
Владимир: Ганапольский.
Алексей Торбеев: Ганапольский сегодня у нас на радио «Вера».
Владимир: Этот человек ведет себя в три раза хуже, чем тот автор передачи, о которой шла речь.
Александра Герсон: Владимир, могу с вами согласиться. И когда вчера, со стороны всегда это виднее и лучше. Касательно Малахова, Леша сейчас сказал, хотели ли вы, или я, чтобы разговаривали о нашей личной жизни. А это не от Малахова зависит. Те люди, которые приходят на эту передачу, они заранее знают, что будут они говорить. Поэтому они туда идут. Моя точка зрения. А еще я хочу сказать, вы сказали, что не следовало бы вам это говорить, а может быть наоборот, следовало бы. Матвей Юрьевич Ганапольский, который говорит так, как разговаривает, разница только, на мой взгляд, в том, то, что было вчера и что будет сегодня, может быть, сегодня будет симпатично и вежливо. Что иногда те, кто позванивает, может задать вопрос вежливо, он так каверзно. Я сейчас не хочу оправдать Матвея Ганапольского.
Владимир: А знаете почему, Александра?
Александра Герсон: Почему?
Владимир: Потому что это все следует из нашей советской ментальности и анекдот, который очень хорошо описывает эту ситуацию. Судят одного мужика, который ограбил пивной киоск. И судья спрашивает, ну ты видел, на нем написано, что пива нет, зачем ты его грабил? Да если бы было написано пиво нет, а там же было написано с издевкой, а пива нет.
Александра Герсон: Володя, спасибо за анекдот. Матвей Юрьевич сегодня появится в студии.
Владимир: С праздником его и вас всех. Мой главный аргумент не то о чем он говорит, не то про что он говорит, а то, как он хамски относится к жизни. Больше ничего. Я не против Ганапольского как журналиста, я против Ганапольского как шоумена, с очень хамскими повадками, и все.
Алексей Торбеев: Спасибо, Владимир. Александра сегодня в студии, будет у нее шанс прижучить Матвея Юрьевича, любим мы говорить за глаза, но 8.23 в нашем славном городе. Роман в скайпе пишет, будут ли слушатели праздновать старый Новый год? Ни вопроса, ни восклицательного знака, ни многоточия, Роман. Давайте спросим, будут ли слушатели праздновать старый Новый год. Тоже об этом интересно поговорить или нет? Куда пойдем?
Александра Герсон: Но до второго Нового года будет еще один праздник, это после завтра это Рождество, которое многие из нас отмечают. Может быть будут по телевизору рождественские встречи Аллы Борисовны Пугачевой, будет еще о чем поговорить. А касательно Матвеевича, который появится очень скоро, прижучивать, как ты говоришь, я его не стану. Что я хотела предложить. Я ему предложила обоюдно начать понимать и чувствовать друг друга чуть-чуть больше чем мы это делали до сегодняшнего дня.
Алексей Торбеев: Соглашусь. Мы на радио должны слышать друг друга. Не только слушать, но и слышать.
Александра Герсон: С одной стороны Матвеевич, который срывается до неприличия, как нам кажется, и, наверное, это справедливо. С другой стороны, те радиослушатели, которые пытается его укуснуть, когда они его пытаются, он пытается кусать. У него получается лучше, откровенно скажу вам. Поэтому 604-295-96-16. Звоните, но давайте не будем кусаться.
Алексей Торбеев: Да. Видимо сегодня Матвей Юрьевич будет не в самом лучшем расположении духа, поскольку курс доллара. Тоже будет, о чем сказать. В исчислении на канадские деньги, бюро статистики об этом уже говорило, что канадцы все меньше ездят через границу к нашему южному узбекскому соседу в смысле в Соединенные Штаты Америки за молочком и сметанкой, поскольку курс доллара такой, что дешевле уже и заправляться и закупать здесь на родине, доллар 17. Именно столько дают канадских денег за американский рубль. Что касается рубля настоящего, деревянного, то 59–57 курс доллара на сегодняшний день. Биржевые торги именно такую цифру зафиксировали 59–57. Что же касается украинских показателей, 15 гривень 76 копеек за доллар дают в Украине. Смотрю на бензин. Доллар средняя стоимость одного литра марки регулярного бензина у нас в Ванкувере доллар и 3 цента. Это средне-провинциальная стоимость и 94 цента стоимость одного литра марки регулярного бензина у нас в Канаде, из которой мы вещаем на весь мир. Поскольку я думаю так, что мы уже с новостями не успеваем сегодня, даже если они будут, все равно о погоде нужно сказать прямо сейчас, +5– +6 градусов в метре Ванкувер. Именно такие термические показатели отмечаются сейчас в нашем славном городе, кое-где осадки, влажность воздуха 90%, ветер восточный 4 км в час, днем также +6 градусов. Напоминаю, что метеорологи предупреждают, к вечеру от 30 до 50 мм осадков выпадет, а долгота светового дня - это самая позитивная новость, которая от нас никак не зависит. Саша, день прибавляется. 8 часов 19 минут.
Александра Герсон: И комментарии от Валентины, которая выслушала то, о чем мы сейчас говорили в защиту Матвея Юрьевича Ганапольского, она написала следующее. «Что же вы хотите от Матвея, что же творится там, только подумайте. Только от жизни собачей, собака бывает кусачей». Дорогая Валентина, не знаю, насколько собачья жизнь.
Алексей Торбеев: Мне знаешь что интересно? Ты почему-то смотришь. Твой телефон, мне кажется, что полгорода тебе пишет. Почему вы не пишите, друзья, не в скайп? Я тоже хочу это видеть.
Александра Герсон: Это правильно, Валентина. Чем писать мне, откуда вы знаете мой номер телефона, не знаю, пишите лучше нам в скайп и по поводу Матвея Юрьевича, и по поводу всего остального.
Алексей Торбеев: А ты знаешь, кто написал? Матвей Ганапольский. Он пишет: «будем». Конечно, Матвей Юрьевич, будем. И по первой, и по второй и по третьей, на музыкальную паузу давайте прервемся, чтобы мы могли соединиться.
Александра Герсон: С удовольствием. Интересно, сейчас написал Ганапольский, «будем», а слушал ли он наш первый до того, как написал?
Алексей Торбеев: Нет, он во Львове с детьми. Он кроме детей сейчас ничего не слышит, поэтому он, наверное, сейчас прикупает им жареную картошечку, с какие-нибудь гамбургеры, чтобы хотя бы на мгновение заткнуть своих потомков.
Александра Герсон: Это слово очень было литературное, замечательное. Я вспоминаю как он это делал в Ванкувере и поэтому не удивляюсь.
Алексей Торбеев: Что касается праздников этой недели, конечно, послезавтра православный люд отмечает Рождество, с чем мы от всей души православных поздравляем заранее, но у моих коллег замечательных будет возможность сделать это актуальное и тет-а-тет, и еще один сюрприз. На этой недели в пятницу мы с Александрой Герсон будем отмечать день рождения радио Вера.
Александра Герсон: 7 лет. Леша, говорил, что если вы хотите нам что-то подарить, поздравить, более реально, чем просто в телефон. 9-го января день рождения радио «Вера».
Алексей Торбеев: Для кого-то кровавое воскресенье. А для кого-то кровавая мэрия. В день рождения 7 лет конфирмация в первый раз в первый класс. В православной традиции уже дети начинают исповедоваться, уже начинают грешить. Поэтому мы после 9-го начинаем грешить здесь на частоте 96.1 FM. Саша опять ищет в своем телефоне. Друзья, в скайпе пишите. Тамара пишет: «Доброе утро. Я думаю, что Алексей красиво читал бы по понедельникам гороскопы». С уважением, Тамара. Я вам расскажу об опыте, пока Александра находит нужное сообщение. Я давно еще в XX веке, в году 98-ом, работал в системе русского радио. Я выходил по утрам, и мне нужно было читать гороскопы. Это одно из обязательных условий было. Я в гороскоп не верил, а где брать гороскоп. И одна моя коллега девушка принесла работницу за 1990–91-ый год, когда только гороскопы появились, и берешь этот гороскоп, сидишь, берешь ноябрь 91-го года, открываешь и в 98-ом читаешь гороскоп, и люди верили и самое интересное, звонили и благодарили, говорили: Саша, сбылось. Тамара, это к тому, как я отношусь к гороскопам.
Александра Герсон: Я пока в поисках была того письма, которое вы нам прислали на радио на райшин войс, и я боюсь ошибиться в фамилии тех, кто прислал, но комментарий был следующий, я по памяти сейчас. Только что прослушали интервью с Дмитрием Щигликом, которое была в пятницу, произвело сильное впечатление. У нас есть для него подарок. Хотим ему этот подарок передать. Сообщите когда, куда и где это может произойти. Когда, куда и где, пока я не готова сказать, но думаю, если вы сможете приехать к нам. Во-первых, мы не знаем, что это за подарок. Как мы должны отправить этот подарок в Нью-Йорк. В любом случае, большое спасибо. Я Димичу уже отправила ваше текстовое сообщение и ему тоже очень приятно. Вы нам позвоните. Телефон радио 604-295-96-16 у нас такой прецедент впервые, но пока еще никто ничего не дарил.
Алексей Торбеев: А мне бы хотелось, чтобы у нас по случаю семилетия радио «Вера» был корпоратив, потому что так Дмитрий Щиглик отвечает на вопросы, я знаю, как он поет украинские песни, я представить себе могу, а как он танцует на столе, этого я себе представить не могу. Поэтому мне бы хотелось, чтобы был корпоратив, и все мы станцевали что-нибудь такое, но не поскользнувшись. И не вывихнув позвоночник.
Александра Герсон: 604-295-96-16 Я вот по какому поводу сообщила еще раз номер телефона. Если у вас есть желание проведения корпоратива радио «Вера» в связи с нашим днем рождения и приглашением доктора Дмитрия Щиглика в Ванкувер, сообщите нам, хотели ли вы этого или нет.
Алексей Торбеев: Но Отче мог бы нас пригласить, но он уже на подружке жены потренировался в смысле приглашения гостей, мы могли бы все придти. И подружиться с его женой. Почему нет?
Александра Герсон: Это хорошее замечание.
Алексей Торбеев: Друзья мои, приглашаем друг друга на танец, несмотря на то, что 5 января 8.32 в нашем славном, городе рабочая неделя только начинается, я все подвожу к песне Стаса Костюшкина «Женщина, я не танцую». Некоторые из нас берут и не танцуют. Или просто берут и не танцуют.
Александра Герсон: Доктор Дмитрий Щиглик танцует точно. Он в пятницу об этом рассказывал, но он сделал такое очень интересный комментарий, он перечислил все танцы, которые танцует, кроме гапака, не знаю, почему не танцует гапак, наверное, какая-то из причин, но он сказал что дама, с которой он танцует, всегда должна быть обязательно ведомой. Потому что если она ведущая, танец не получается.
Алексей Торбеев: Гапак в паре это уже смешно. Поэтому может быть с дамой с ведомой и с ведущей может быть гапак не танцует. Впереди Матвей Ганапольский, но для начала небольшая музыкальная пауза. Для тех людей, кто думает, что танцы это все, нет танцы это не все¸ это только прелюдия, но это по версии Стаса Костюшкина.
Доброе утро всем, кто к нам только что присоединился, я имею в виду год 2015. И конечно, особое наше вам с кисточкой и соленым огурцом. Тем, кто с нами все эти почти 7 лет. Я-то поменьше буду. Чувствую себя здесь как в Сибири год за два. В скайпе Роман пишет: «когда «Вера» пригласит слушателей на белый танец, за столько лет и всего один раз. Я имею в виду попить, погулять, потанцевать вместе. Пора уже познакомиться поближе» пишет Роман. Роман, надо подчеркнуть, что вас больше интересует попить, погулять или потанцевать, и в каком месте. Пишите в скайпе. Вам скайп пригодится для ваших вопросов. И телефон студии 604-295-96-16 для того, чтобы задать вопросы Матвею Ганапольскому. Матвей Юрьевич новогодний с большой белой бородой, с мешком подарков не успел раздать, может быть и для нас что-то завалялось, вижу его в скайпе. Матвей Юрьевич, здравствуйте, доброго вам вечера и доброе утро нам.
Ганапольский М: Добрый вечер и доброе утро. Я нахожусь в городе Львове. В моем прекрасном городе Львове, моей родине. Сегодня мы с детьми ездили. Я приехал специально. Тут очень хорошая дорога из Киева. И мы хорошо доехали, за 7–8 часов, приблизительно 600 км. Там 550. Приехали сюда, поселились в общежитии. Тут есть общежитие довольно известного во Львове и в западной Украине на территориях западной Украины и Польши Львовский католический университет. У них очень хорошее общежитие. И на последнем этаже сделана гостиница. Простая, но удобная. У нас такой огромный номер с двухэтажными кроватями, типа хостела.
Алексей Торбеев: Я как зритель российского телевидения предположил, что гостиница носит имя Степана Бендеры. Но не буду этого делать.
Ганапольский М: Да, здесь кроме того, что Степана Бендеры нам, когда приходишь в гостиницу, все тут зенхаль кричат и т.д.
Алексей Торбеев: И приходится скакать.
Ганапольский М: Да. Хочу вам сказать, что очень много возросло количество русскоязычных во Львове, потому что из 10-ти человек 7 разговаривают по-русски. Куда мы ни заходили, и в ресторан. Это удивительная штука. Я поскольку сконцентрирован на заболевшем Саше, у которого типа бронхита, и я не очень смотрю по сторонам и холодновато. Город прекрасен. Были сегодня на Лычаковском кладбище. Тот, кто знает Львов, тот понимает, о чем я говорю. Это единственное кладбище, бывшего в Советском Союзе, мы говорили, что я в детстве, мама меня водила на кладбище гулять. Люди не понимали, чего я такое говорю. И думали, что я брежу. Мы когда приехали туда я увидел, что кладбищу придан статус музея. Это архитектурные гробницы. Поляки и жрицы, которые жили в те времена, там захоронения с 1750 год они строили великолепные гробницы красивые. Это такое место, которое учит тебя уважать ушедших, но и учит тебя уважать живых. Там похоронен Ивано Франко, классика украинской литературы, конная могила, папертник, где изображен человек, с таким кайлом, который с размаху пробивает камень огромный, огромный навал камней. Там сейчас сделан новый мемориал этих людей с западной Украины, которые погибли в антитеррористической операции. Полно туристов. Ресторанчики все забиты. Город живой, очень хороший, красивый, невероятно уютный и детям моим он очень понравился.
Александра Герсон: Матвей, у меня вопрос есть. Саша и Катя первый раз во Львове?
Ганапольский М: Да.
Александра Герсон: А почему ты решил, или это их решение приехать и посмотреть Львов, или твое?
Ганапольский М: Мое решение, они люди подневольные. Их куда повезешь, они согласны. Но это не самое плохое место, куда я их повез, чтобы они увидели как я жил. И мы не просто приехали туда, я дружу с хозяйкой в той квартире, где я когда-то жил маленький. Она нас пустила. Наверху выше нас живет соседка Люда из той семьи, где я любил туда приходить играться с Юрой Морозовым. Сейчас Юра Морозов живет в Крыму в Симферополе. Это для меня ностальгическое путешествие, которое для меня крайне важно.
Алексей Торбеев: Но меня Матвей Юрьевич приятно удивило, и в очередной раз я понял, что не ошибся в человеке, позволю себе такое замечание в новом году, когда в «Фэйсбуке» я прочитал ваш пост про то, что «Я еду во Львов, кто хочет пообщаться, пишите в личку». Никакой звездности, я надеюсь, и с нашими слушателями тоже. Хотите пообщаться. Здравствуйте, вы в прямом эфире.
Вика: Доброе утро. Это Вика.
Алексей Торбеев: Да, Вика, с Новым годом.
Вика: С новым годом всех поздравляю. Ужасно, до боли в сердце завидую. Матвею Ганапольскому. Прошу его передать большой привет моему городу. Это действительно самый красивый город в мире.
Александра Герсон: Спасибо, Вика. Я тоже завидую Ганапольскому.
Ганапольский М: Эти слова Вики могут показаться каким-то шапкозакидательством, потому что «каждый кулик свое болото хвалит», но действительно те, кто были во Львове, понимают некую феноменальную красоту этого города. Почему? Потому что этот город был построен очень изощренно, т.е. когда мы говорим о Львове, мы говорим о его центре. Такие города изощренно, чрезвычайно красиво по-человечески построенные, они производят невероятное впечатление. В Советском Союзе не случайно была популярная песня «в темных улочках Риги, мы рядом, рядом, рядом». Люди любили ездить в Ригу, потому что в Риге в Таллине, было такое человеческое измерение. Люди в этих узких улочках, теплых кафе, они чувствовали себя большими, а товарищ Сталин и советская эстетика, которая клеймила религию за то, что они строили эти храмы высокие, эти церкви, невероятной высоты, которые подавляли маленького человека, это была суть религии, они строили такие нечеловеческие города. Вспомните, в Москве Ленинградский проспект. Это как площадь Тянь-Минь.
Алексей Торбеев: Я жил на Войковской, я знаю, о чем вы говорите.
Ганапольский М: Все знают эти широкие нечеловеческие улицы, где человек маленький. А человек хочет чувствовать уюта. Уют бывает, когда человек чувствует себя большим. Маленькая улочка, узенькая, а там какое-то кафе, там дают кофе, какой-то чай. Там горит свечка. Можно посидеть и т.д. Это все важно. То, что в этом смысле Львов уникальный город, потому что он построен ровно так, но он не средневековый, т.е. основное там построено в XVIII, XIX и XX веке, в начале. Потом пришла туда советская власть, которая все уничтожила, испохабила и истребила. Все равно, сейчас, когда это восстанавливается булыжник на улице и т.д. много сделано для того, чтобы этот город был красивый. Естественно, полно туристов и много туристов из Польши, потому что до Польской границы только 90 км.
Алексей Торбеев: Приглядываются, я, единственное, два замечания хотел сказать, когда вы говорили про большие города, вы вспомнили Ленинградский проспект, а я вспомнил песню Вилли Токарева песню про Нью-Йорк «Небоскребы, небоскребы, а я маленький такой».
Ганапольский М: А я с этим согласиться не могу, потому что притом, что небоскребы высокие, я хочу сказать, это Петр Вайль в одной из своих книжек, он обратил внимание, что эта легенда и дурость. Почему? Потому что, когда вы идете по неширокой, даже по Бродвею (Бродвей - не широкая улица) там стоят эти небоскребы. Разве вы смотрите на них? Вы на них не смотрите, они где-то там в высоте. Вы смотрите на людей, а вокруг огромное количество людей. Я думаю, что у Вилли Токарева это больше эмоциональная фраза, она не реалистическая, т.е. действительно Америка поначалу, я это испытал на себе, когда у тебя нет ни кола ни двора она подавляет, а потом ты привыкаешь, ты становишься частью этой реки, которая течет по Бродвею, или по Пятой Авеню, и по 42-ой улице. В Ванкувере, несмотря на то, что можно сказать, что там нет небоскребов в Ванкувере, но я маленький такой. Это в любой город, куда ты приезжаешь, еще не дай Бог как эмигрант, ты вначале чувствуешь себя маленьким.
Алексей Торбеев: Да, если говорить об этом, в Ванкувере - это не так много небоскребов, но, когда идешь в районе(00:48:05) улицы настолько узкие, от этого дома кажутся высокими. С другой стороны, наш российский позднесталинский размах, территория позволяет. Примем телефонный звонок. Здравствуйте, вы в прямом эфире. Потом продолжим наш разговор.
Александр: Добрый день, это Александр.
Алексей Торбеев: Да, Александр.
Александр: Здесь в Ванкувере я встречал дочку последнего мэра Львова до того, как Советский Союз оккупировал Львов. Это было интересно, это в рамке моей работы было. Я не ожидал. Какая-то женщина, ей было 92 года. 5 лет назад я ее встречал, она показывала замечательные фотографии того старого Львова, было очень интересно.
Алексей Торбеев: Это до 39-го года?
Александр: Последний мэр города Львова и семья, как она мне рассказывала, они были настолько напуганы всеми этими событиями, что они поляки по происхождению, но они улетели в Канаду.
Алексей Торбеев: А можно задать вопрос, коли мы говорим сейчас об эстетике города Львова, может быть о том что может быть об эстетике европейских городов, что самое главное было во Львове того времени? Может быть, она что-то говорила про атмосферу, еще про что-то. Что отличало Львов от других городов?
Александр: Я видел фотографии. Мне трудно оценить это, потому что я был во Львове только один раз. Все старые черно-белые фотографии для меня была ценность их видеть, как исторический документ. Таких подробностей истории та женщина ничего не рассказывала. Ей было 8, когда она убегала.
Алексей Торбеев: Спасибо большое за это замечание.
Ганапольский С: Эта женщина правильно сделала, шаги ее и ее родителей был залог ее долголетия. Потому что никакие 92 года она бы не прожила, она бы не прожила в социалистическом Львове. Львов по своей истории похож на древний Рим и на древнюю Грецию. Сейчас во Львове живут те люди, которые к этому городу не имеют никакого отношения. Почему? Потому что, когда я был маленький, то рядом с нами на лестничной площадке жила семья Войтовичей. Это были люди, которые остались, не убежали после того, как в 39-ом году пришел Советский Союз туда. Но на самом деле, там была одна из самых больших еврейских общин в этом гигантском регионе и во многом этот город построен евреями. Но после этого было несколько погромов ужасных, и евреи бежали оттуда. Так сложилось, что евреи там сейчас почти нет. Потом пришли туда поляки, которые там и были, потому что это была польская территория, и после этого туда пришел Советский Союз, поэтому можно сказать, что практически это как был древний Рим, а сейчас Рим. И они себя считают наследниками Рима, что особенно хотел Мусалил. Он все хотел восстановить эту империю. Он все время намекал и говорил что бы наследники, но на самом деле нынешний римляне они не имеют никакого отношения к древнему Риму, потому что пришли варвары, всех уничтожили, изгнали, и так осталось ноль населения. Нынешние львовяне тяжело живут. Это не Киев город, город сейчас, несмотря на то, что там самый передовой мэр Андрей Садовой, который теперь депутат, и он замечательный, легкий в общении человек, он из бизнесменов, хороший нормальный чувачок. Тем не менее, в Украине кризис и все и кризис этот все переживают.
Алексей Торбеев: Я хотел сказать, опять два замечания, Львов несмотря на то что город старинный многовековую историю имеет все-таки это эпицентр, сгусток энергии XX века, и переживал разные времена и советское в том числе, я не был никогда во Львове, но, поскольку я интересуюсь историей и часто смотрю особенно историю в фотографиях, очень забавно наблюдать Львов советский, особенно в 80-ые годы. Начало 80-ых годов, я помню, коллекцию открыток я смотрел. Это когда на старинных зданиях XVIII, XIX века советские лозунги. Это очень цепляет. У нас есть телефонный звонок. Здравствуйте, вы в прямом эфире.
Семен: Алло. Меня зовут Семен. Я слушаю, как Ганапольский говорит насчет Львова. Не только Львов на западной Украине красивый. Особенно красивы Черновцы, построенные еще Австро-Венгрией и румынами. И в то же время евреями, которые построили, там очень много хороших синагог и даже у них есть резиденция, где им не хватало денег, евреи помогли и на воротах, где написано университет было написано на идиш, то когда коммунисты пришли они вырубали эти еврейские звезды и поставили по-русски университет. Огромное кладбище. Очень красивое кладбище. Но разгромили это кладбище, потому что очень много было красивых склепов, а медицинский институт не имел скелетов, чтобы учиться. Открывали крышки склепов, вытаскивали скелеты и оставляли так не закрытые, и все было испорчено.
Алексей Торбеев: Спасибо, Семен. Мне кажется, любой слушатель из любого города может позвонить, и тоже говорить о том, что его город один из самых красивых. Про эти места, про то, как все это приходило в упадок как это все разрушалось можно почитать у Бабиля в Конармии и в его дневниках. Там подробно об этом пишется, о разрушенных синагогах и т.д.
Ганапольский М: Львов выполнил свою роль, потому что он воспитал меня.
Алексей Торбеев: Две роли, Матвей Юрьевич. Во-первых, воспитал вас, а во-вторых, послужил съемочной площадкой для д’Артаньяна и трех мушкетеров.
Ганапольский М: Можно сказать так. Этот город производит ошарашивающее впечатление, потому что он красив сам по себе. Когда ты мальчуганом ходишь среди этих красот, то, как будто ты ходишь в Лувре. Если бы люди жили в Лувре, и ты ходишь в кино, в школу, поесть мороженое среди картин Лувра. Понятно, что стандарты красоты они впечатываются в тебя. Я же все это делал неосознанно. Но все это я видел и после этого, когда я приехал в Киев, который гораздо проще и прозаичнее, а потом в Москву, которая была таким, эти 12-этажки, то больно было на это смотреть. Человек ко всему привыкает, но самое главное не забывать эту красоту и постараться, чтобы увидели дети, поэтому заканчивая эту часть программы, я хочу сказать, что для меня это почти ритуальный, это как крестоносцы или какой-то хадж у меня, обязательно побывать. Я хочу тебе сказать, что я совершил гигантскую ошибку. У меня был такой период, когда я не был во Львове 35 лет. И я приехал, я там чуть инфаркт ни получил. Почему? Потому что друзья постарели, кто-то умер, кто-то уехал, и я сделал важный вывод, что место, где ты родился туда нужно ездить либо часто, либо никогда.
Алексей Торбеев: Те же самые фобии у меня. Я тоже на родине не был почти 16 лет. И то же самое об этом думаю, что может быть не стоит туда ехать, да простят меня.
Ганапольский М: Нет. Сейчас стало проще, потому что есть скайп. Коммуникация не помогает тебе быть где угодно. Ты можешь пройтись. А я не был в тот период, когда не было никакого Интернета, и когда я приехал и увидел и возмутился, что меня не было, а город жил, и что люди идут по улице и не понимают, что у них большой праздник, потому что я приехал, и что друзья разъехались. А некоторые меня не помнят, было и такое. А самый старый мой друг не желает меня увидеть, потому что он считает меня успешным, а он живет очень плохо и бедно, и он отказывается со мной встретиться, чтобы я увидел это. Потом узнал это. Он избегает встречи со мной, потому что мы были друзья. А теперь я такой великий, а он никто, и живет один, разведенный, плохо и т.д. И он из-за этого не встретился со мной. Это, конечно, произвело на меня большое впечатление. Поэтому я стараюсь раз в два года обязательно здесь бывать. В прошлый раз я был летом, сейчас зима, потому что дальше я в Прагу еду, в Вену с детьми. Я придумал такую вещь, что нужно побывать в тех городах, в которых вы не были, пусть даже на несколько дней, чтобы увидеть. Я в Праге был, считаю, что надо обязательно показать детям. Там у меня друзья. И опять же друзей, как в Ванкувере, Саша есть, есть Алики в Риске, мои замечательные знакомы из прошлой жизни. Что приезжаешь к людям, потому что если ты приезжаешь в незнакомый город, даже если маленький, он все равно как у Вили Токарева «небоскребы, а я маленький». Я очень себя неуютно чувствую, когда я приезжаю, и нет какого-то моего друга. Вот почему я пишу в «Фейсбуке», я буду там-то, и в Австрию меня уже два человека, которые ждут, и в Праге меня ждут мои старые знакомые. Вот почему путешествовать надо так.
Алексей Торбеев: Я надеюсь, мой папа меня сейчас не слушает, не могли бы вы, Матвей Юрьевич, меня тоже усыновить и я бы присоединился к вашей замечательной компании, тоже посетил Прагу.
Ганапольский М: Никаких проблем. Все имеет свою твердую таксу.
Алексей Торбеев: Да, я же забыл.
Ганапольский М: И большое вливание с твоей стороны.
Алексей Торбеев: Матвей Ганапольский на радио Вера каждый понедельник 96,1 FM. Единственное, чтобы закрыть тему географическую по поводу Львова, должен сказать, адресовать наших слушателей книжки Матвея Ганапольского майлики про Львов тоже есть, и очень трогательно. Матвей Юрьевич, по поводу прихода Советского Союза. Мы говорили об этом касательно Львова. Неожиданно, может быть я перейду, в Берлин, разоблачение в тайных тюрьмах Луганской народной республики казаки выступают против Плотницкого, обвинение взаимное руководителей боевых подразделений внутри ЛДР и т.д. Бородай сказал, что проект Новороссия, с этим проектом они поспешили. Все история Новороссии заканчивается в этом году?
Ганапольский М: Не думаю. Во-первых, все эти слова, которые ты произносишь, это слова преступные. Представь себе. Ты стоишь на улице. А рядом стою я с Сашей. Я говорю: ну мы его убьем сейчас, а Саша мне говорит, «да нет, рановато его убивать-то. Давай вечером убьем его». Так и тут. Появляется какой-то шмындырыло, который говорит, что они поспешили с чем-то. Да кто вы такие? Вы, уроды, жалкое ворье, гнилье, и кто вы такие, кто вас звал? Все, что говорилось, все так и получилось. Если ты помнишь никто иной, как я рассказывал тебе, и тут не надо быть таким умным как Ганапольский, а я считаю себя очень умным человеком, очень хорошим аналитиком. Чтобы представить себе, что это будет серая зона, где появится твоя элита. Мусорная, но элита, которая начнет естественно выяснять кто главный, что там столько оружия, что тебя удивит, но сама большая сейчас проблема для украинских властей, когда, наконец, все это обратно вернется в Украину как изымать это оружие, как сделать чтобы это оружие не потекло по стране. И эти очень строгие санкции выезда, въезда в Донецк, в Луганск со стороны Украины континентальной. Это связано с обстоятельством, которое всем известно. В Украине начало потихонечку расти продажа оружия у населения, потому что денег-то там нет, они начинают тайно перевозить оружие на континентальную Украину и продавать его задаром. Теракты в Одессе, в Харькове, это откуда берется. Это оттуда и берется. Не может быть казачья власть, потому что казаки – никто в XXI веке.
Алексей Торбеев: Я добавить хочу. Еще летом, об этом, правда, еще широко не говорили в российских средствах массовой информации, но кое-кто из журналистов об этом рассказывал, это проблема не только украинская, но и российская. Еще летом автомат Калашникова стоил всего 5 тыс. рублей на территории Луганской или Донецкой областей. Можно было всего за 5 тыс. рублей купить автомат Калашникова. Не знаю, сколько это по нынешнему курсу. Сейчас какие цены знать очень не хочется. Давайте мы лучше телефонный звонок примем. Здравствуйте, пожалуйста, вы в прямом эфире.
Доброе утро. Вопрос к Матвею Ганапольскому. Я помню, вы на прошлой неделе предсказывали, что во время переговоров Навальному на Красной площади будет то ли мясорубка, то ли месиво, я не помню. Хотелось бы услышать ваш комментарий насчет этого дела. Что там было?
Алексей Торбеев: 178 человек задержанных, это, по-вашему, не мясорубка? Давайте мы Матвея Ганапольского послушаем.
Ганапольский М: А я ничего комментировать не буду. Во-первых, не 178, около 300.
Алексей Торбеев: Я официальные данные МВД озвучивал. Мне кажется, 178 было.
Ганапольский М: Я не собираюсь здесь ничего комментировать. Это такие звонки, то ли я должен рассказывать, то ли я должен виниться в том¸ что там не было кровавой паники. То, что там произошло, это было ужасно, потому что людей арестовали, по 300 человек задержали, тут же, конечно, отпустили, но цель была арестовать. Нагнали туда немеренно полиции, арестовали Навального, когда вышел в метро. И отправили его обратно под домашний арест, а сегодня Навальный сообщил, что не будет сидеть под домашним арестом, потому оказывается его нельзя держать под домашним арестом, потому у него условный приговор. И сейчас все не понимают, его противозаконно держат под домашним арестом. Он взял и разрезал браслет. Поэтому если вас чего-то интересует, дорогой товарищ, вы посмотрите любой сайт российский. А то, что происходило там - это «винтилово» называется. Это такая путинская развлекательность, все зажать, задавить. Зажал, задавил. Да, все хорошо. Сегодня опять рубль пополз. Я вам хочу сказать, что я сегодня поменял. У меня было 100 тыс. рублей. 100 тыс. руб. по курсу 30 это было 3000 долларов. Сейчас я через Интернет-банкинг поменял 100 тыс. рублей. 1498 долларов. Курс 60. Был 30, теперь 60. Путин у меня украл деньги. Вор.
Александра Герсон: Матвей, в тот день в пятницу у нас было с тобой интервью не то традиционное, которое бывает по понедельникам, по-моему, это было на следующий день, комментарий и мы говорили с тобой. По окончании разговора с тобой это было Лия Ахиджакова, Андрей Макаревич, Соловьев из Москвы, это был комментарий новогодний по поводу того, что не совсем новогоднее происходило и с Навальным и ситуация сегодня то, что происходит в России. И Лия Меджидовна сказала, я актриса и поэтому все, что я могу сказать, что я качусь в пропасть вместе со всеми. И вопрос был к Андрею Макаревичу по поводу того, что люди, которые живут вдали от дома или не называют это домом. Я имею в виду те, кто уехал из Советского Союза, живет сегодня в Канаде, в Америке, Израиле, Германии, и у них очень серьезные симпатии по отношению к тому, что происходит сейчас там, и Андрей Макаревич предложил им поехать назад, туда, и там защищать или что-то делать для того, чтобы стало лучше. Скажи, пожалуйста, те люди, которые живут сегодня, которые не уехали, есть ли сегодня у людей в связи с тем, что происходит на территории бывшего Советского Союза, если ты с этим сталкивался желание уезжать или наоборот оставаться и пытаться что-то изменить?
Ганапольский М: Я вас не слышу, ребята, у меня проблема с Интернетом.
Алексей Торбеев: Мы перезагружаем скайп. Я напомню 604-295-96-16 телефон студии прямого эфира. Если у вас есть вопросы, у нас 5 минут.
Александра Герсон: Вопрос такой Матвей. Настроение сегодня людей, которые живут на территории бывшего Советского Союза. В связи с тем, что там происходит больше желания уехать, или остаться и что-то изменить?
Ганапольский М: И не то, и не то. Как раз оба варианта ты не угадала. Во-первых, я не могу отвечать за центральные азиатские страны. Я не знаю, какое у них настроение. У них там шахи баи, они шагнули сразу в XVI век. У них сейчас где-то XVI век, может быть даже XV. Азия вернулась в свое естественное состояние, когда шах рулит, а жители Багдада спят, потому что им говорят, что все спокойно. Есть страны, чувствующие себя очень уверенно, например, Азербайджан. Потому что в Азербайджане тоже диктатура. Там абсолютная диктатура. Люди боятся разговаривать, потому считают, что их подслушивают. Но господин Алиев там проводит специфическую политику, но люди живут очень хорошо, потому что у них своя нефть, и они пытаются построить у себя Дубаи, восточные Дубаи. При этом Азербайджан светская сторона, т.е. она рулится правильно. Это такая диктатура, то, что называется, то, что любит Путин, просвещенная диктатура. Но у Путина не получается, у Азербайджана получается. Есть Грузия, которой куда деваться? Пытаются в Европу. Есть Армения, которая легла под Россию, потому что ей тоже деваться некуда. Есть Россия собственно. Как чувствует себя человек в России? На протест он выходить не может, потому что жизнь она не взяла его нож к горлу. Сносно можно жить. Сейчас этот рубль упал, но это же из Америки. Путин покажет, где раки зимуют, Обаме и рубль, наверное, вернется. Так по телевизору говорили. А те, кто типа уехать, они тоже не уезжают, по той причине, что, простите меня, но на радио Вера места уже заняты. И так везде. Все прекрасно знают, как эмигранты штурмуют западную Европу, какая не простая ситуация в Соединенных Штатах Америки. А тут есть у тебя какой-то статус в России. Да, Путин мешает жить, но в чем он мешает жить? Получается что ни в чем. В кино можешь ходить, можешь свой бизнес открыть небольшой. Живешь себе. Мне сейчас Россия напоминает бывшую Югославию. Такой социализм, где разрешена частная собственность, где ты можешь какими-то делами заниматься, и т.д. Существует свобода слова. Слушай Эхо Москвы, смотри Дождь. Навальный. Сажают Навального, да. Но жить можно. Поэтому люди избрали простую модель поведения. Дети должны уехать. Это абсолютно повальная сейчас вещь в Российской Федерации, дети должны уехать, потому что жизнь здесь не будет. Особенно на всех подействовала российско-украинская война, потому что люди не понимают, а вдруг завтра этот сумасшедший начнет какую-то Третью Мировую войну и т.д. Поэтому все вкладывается в детей, чтобы ребенок куда-то уехал. И высшим, как моя теща от первого брака, она считала, что высшее достижение это чешская кухня, на которую мой тесть стоял 6 лет, чтобы ему разрешили купить за 340 рублей эту кухню. Я помню, как мы ездили, как мы ее покупали, и как мы ее обмывали. И какой это был праздник. Кухня за 340 рублей чешская. Белого цвета со стеклышками. Точно так же у людей сейчас высшее достижение не дом построить. Я праздновал Новый год в одной семье. Я такого дома не видел. Это под Киевом. Но этот человек заработал сам. Может быть, у него и не честные какие-то деньги были и т.д., но там стояли дома политиков некоторых украинских, просто 6 этажей, огромные дворцы по 6 этажей. Я такого в Москве не видел. Эти политики сейчас в Верховной Раде. Но суть не в этом. Он живет в этом огромном доме один. У него кухарка и уборщица. Почему? Потому что дочка его, он вложил в нее колоссальные деньги, и она выросла, ей сейчас 12 лет, она выросла в великолепнейшую пианистку. И она живет в Австрии. Он уже купил дом в Австрии и жена его уже в основном проводит время с дочкой в Австрии. А он сидит в этом огромном доме один. Там такая территория, пол Торонто его имение. И он мне говорит, если бы сейчас был 2008 год, я бы это продал, а сейчас цена этому упала и нет смысла продавать. Чтобы вы поняли, что у него за дом, ему предлагает сейчас, потому что он планирует уехать в Австрию туда к ним. Ему сейчас предлагает иностранец 25 тыс. долларов в месяц за аренду этого дома, этой территории. 25 тыс. долларов, что же у него за дом, и что же у него за территория, если предлагается 25 тыс. американских долларов в месяц. И он говорит, зачем мне этот дом сейчас, он мне совершенно не нужен. Наверное, я его сдам, а там небольшой домик в Австрии. Там не разгонишься. Поэтому сейчас главное идея, не самому спастись, потому что все-таки Россия это не Дохая, не Освенцим, это никакой не фашизм, не Украина, т.е. нормально живи. Если можешь крутиться, крутись. И выживай в этой медицине, в этих ценах и т.д. Самое главное это помочь детям выскочить оттуда. И это все понимают, на всех уровнях, на всех. Там бы я ответил на этот вопрос.
Александра Герсон: Спасибо, Матвей.
Алексей Торбеев: Спасибо большое, Матвей Юрьевич. Ваши дети с вами. Мы вас поздравляем с Новым годом. Приятных вам экскурсий по городу Львову, которому мы сегодня столько времени уделили. В следующий понедельник надеемся опять выйти на честный, искренний, откровенный разговор как всегда у нас по понедельникам и бывает. Спасибо вам огромное.
Ганапольский М: Спасибо, я поздравляю всех с Новым годом, и чтобы все было хорошо и встретимся через неделю.
Алексей Торбеев: Всего доброго, Матвей Ганапольский на радио Вера частота 96.1 FM. Заслушался я. Давайте не будем завидовать никому, будем наслаждаться собственной жизнью. Тем более что она у нас одна. Дальше у нас небольшая музыкальная пауза. Певец Эммин. С песней «Я так живу».
Александра Герсон: Мы только что закончили разговор с Матвеем Юрьевичем Ганапольским, который сегодня пребывает в городе Львове, на своей родине, куда он привез своих детей показать им, где жил как жил и почему они, где и как. И с чего начинается родина. И с чего начинается родина это особенно интересно, особенно в сведениях сегодняшних событий, когда кто-то говорит родина там, где родились, кто-то говорит, туда не поеду, не хочу вспоминать, кто-то везет своих детей к Матвею Юрьевичу. Сегодня мы подумали вот о чем. Сегодня разговор о том, что российско-американские отношения все не лучше и не лучше, почему как, как эту ситуацию изменить, и изменить ее возможно. Если да, то как. На это могут ответить только психологи. Особенно, если это правильные психологии. Я имею в виду по-настоящему психологи, к которым можно пойти, пообщаться, спросить и вместе с ними подумать Сергей Цицерев из Нью-Йорка на 96.1 FM. Сережа, добрый день.
Цицерев С: Здравствуй, Саша, и здравствуйте слушатели.
Алексей Торбеев: Доброе утро, я тоже присоединюсь. Доброе утро, профессор. Пошучу по прошлогоднему. Психический психолог нам действительно понадобится в этом году тоже.
Александра Герсон: Сережа, мы только что с тобой говорили минуту назад, у нас есть с тобой общие друзья в городе Петербурге, которым я позвонила и хотела поздравить их с Новым годом. У меня не очень получилось, потому что наша общая знакомая рассказала мне, что она впервые была в Соединенных Штатах, в Сан-Франциско, на конференции и начала мне рассказывать какой ужас эти Соединенные Штаты какие ужасные американцы из Сан-Франциско, и на нее произвел жуткое впечатление в Америку она больше «ни ногой». Я совершенно обалдела от такого наезда, и подумала, если бы было с точностью, да наоборот. Могла ли я позволить себе говорить что-то о городе, даже если мне этот город очень сильно нравится. Наверное, нет. Мне бы было неловко обидеть моего оппонента. Я хочу тебя спросить как психолога, эта ситуация. Я услышала много боли в речи монологе человека, с которым я разговаривала. Может быть, это не совсем так, может быть, мне это показалось.
Цицерев С: Мне кажется, что этого человека разузнаю, то ее можно только пожалеть в этой ситуации, потому что она оказалась наивной жертвой пропаганды, которая там идет постоянно. То, что мы с тобой упомянули, что в Америке антироссийской пропаганды практически нет. И поэтому никаких выпадов ни в сторону приезжих, ни в сторону живущих здесь на основе тех событий, которые происходят сейчас, из тех разногласий реальных политических, которые есть, нету. В России живет такое постоянное ежедневное промывание мозгов, в духе холодной войны. Дети скоро будут представлять себя американцами с рогами на голове или еще что в этом духе. Меня это не удивляет, потому что промывание мозгов это элемент войны любой и в том числе холодной идеологической войны, психологической войны, и он включает в себя, прежде всего, формирование образа другого человека, как абсолютного зла. И все, что с ним связано, атрибуты его жизни, его увлечений, интересы и т.д. все воспринимается как какая-то чертовщина. Это в полной мере имеет место сейчас в России. Другой вопрос, я должен сказать, что это промывание мозгов оно имеет очень кратковременное действие, потому что как мы знаем по примеру Соединенных Штатов, например, когда Рейган назвал Россию империей зла, и очень долго с этим чувством американцы, а потом за очень короткое время после прихода Горбачева все кардинально изменилось. Я был здесь с разницей в несколько месяцев в командировках в Соединенных Штатах, и я увидел две совершенно разных позиций два разных отношения. Все зависит от того, как развернется будущее и в каком направлении пойдут отношения и пропаганда соответственно. А люди, к сожалению, очень падки на всякого рода пропаганду, потому что это как всегда. Сосед живет лучше, и он говорит, он живет лучше за мой счет, потому что я живу плохо. И если это говорить ежедневно, то естественно будет антиамериканизм, будет любой антисемитизм, все, что хочешь.
Алексей Торбеев: Да, профессор, я на секундочку ваш монолог прерву. Хочу напомнить, Сергей Цицерев наш постоянный эксперт, друг нашей радиостанции в эфире сейчас звоните, если у вас есть вопросы, 604-295-96-16 в скайпе тоже пишите и наших новоявленных слушателей я хочу отослать на наш сайт rashen.net. Мы много говорили с профессором Цицеревым и о пропаганде и о революциях и т.д. и т.п. но сегодня, наверное, мы будем говорить о патриотизме. И вот с какой стороны я хотел бы подойти. Сергей, вы говорите о том, что в пропаганде всегда есть объект, на который нацелена эта пропаганда, сосед с более жирной коровой или Америка с более успешными какими-то показателями в экономике и т.д. и т.п. Но при этом обратная сторона медали, когда находится плохой объект, при этом пропаганда еще говорит о том, какой ты хороший, какой ты замечательный, какой ты славный у меня, любимый народ. Это относится не только к России. Американцы, как мне кажется, инфицированы этим самым патриотизмом, может быть, заковычным, в не самом лучшем смысле этого слова в том числе. Или я заблуждаюсь?
Цицерев С: Нет. Это абсолютно точно, это универсальное явление. Не нужно говорить, что это только сегодня от России. Это было всегда. Это будет главное. Тут никуда не денешься от этого, потому что надо народу для того чтобы он себя идентифицировал нынешней политической структурой власти для того чтобы народ себя отождествлял культурой и был бы счастлив. Не зависимо от тог, что с ним происходит, как он живет и т.д. для этого ему надо иметь избранность исключительности и, например, наш президент Обама он уже несколько раз совершил опрометчивое высказывание, когда сказал: мы исключительная нация. И поэтому мы может то-то и то-то. Это делать не рекомендуется, хотя существует целый ряд людей, но таких ребят, для которых это звучит как да, я сижу, пью пиво у себя в баре, каждый день ничего не делаю, но при этом я абсолютно исключительный. Для интеллигенции это все не так, потому что все мы понимаем ограничения такого рода высказывания ограниченность этой мысли, ограниченность такого рода призывы, они опасны, и мы это все осознаем. Но есть определенная большая группа людей, которая на это клюнет. И то же самое происходит в России. Определенная группа людей клюет на все это, на то, что говорится, что мы самая лучшая, что у нас. Сейчас мы мобилизуем внутренние резервы будем еще лучше жить и так дальше, это все работает, даже, несмотря на очевидное. Поразительная вещь, очевидное то, что происходит это спад экономики и т.д. и т.п., но народ это воспринимает как мы все равно самые лучшие. Потому что сейчас уровень промывания мозгов, наиболее эффективное за последние 50 лет.
Алексей Торбеев: Профессор, я позволю себе две цитаты из Пушкина: «ах обмануть меня не сложно, но я сам обманываться рад», и вторая помните, насчет очевидности. Мы же это все уже проходили и Михаил Николаевич Задорнов, к которому можно относиться по всякому, особенно в моем личном случае, можно относиться к нему по всякому, но помните, как он говорил. Он смеялся над лозунгами, которыми были завешаны улицы Советского Союза «Слава великому советскому народу». Каждый мог сделать себе отдельную табличку в прихожей повесить и написать «слава мне» и сидеть под ней и керять. Вот о чем вспоминается. Патриотизм, заезженное, занюханное, замусоленное слово, о котором сегодня почему-то говорят все больше и больше. В связи что ли, с телепропагандой, с медийной пропагандой еще с чем-то, с событиями политическими теми или иными. Я специально не хочу отталкиваться ни от каких событий, как от трамплина, просто хочу спросить. Патриотизм с точки зрения психологии это что? Позволю себе слово, это извращение, это мания, это фобия, это присущее человеку чувство, что может ответить профессор психологии, когда его спрошу что такое патриотизм?
Цицерев С: И то и другое, третье. Это как любое психологическое качество, оно располагается на некоем континууме, на некой линейке от 0 до 100. В нормальных дозах патриотизм необходимая вещь, потому что мы себя с самого детства отождествляем с какими-то группами людей. Сначала это семья, потом одноклассники, потом футбольная команда, потом это политическая партия, потом это страна в целом и т.д. и т.п. И своя культура, наконец. У нас культурная идентичность появляется. Поэтому появляется, я такой, я отличаюсь от других. Это совершенно нормальное явление. При знании или позитивное отношение к символам патриотическим, к флагу, еще к чему-то, это тоже нормальное явление. Это должно быть присущее человеку, потому что это дает ему уверенность в себе, уверенность в принадлежности к группе, которая его поддержит, его прокормит.
Алексей Торбеев: Сергей, а манифестация. Я все время говорю, некоторые люди носят патриотизм, как орденские планки, причем не заслуженных орденов. Я родился русским человеком. С одной стороны я горжусь причастностью к великой русской культуре, а с другой стороны мои заслуги в этом никакой нет. Скорее наоборот, я должен соответствовать той самой великой культуре, к которой принадлежат мои предки. А манифестирование патриотизма ни есть ли это некая степень, я не люблю это слово «извращение», я же не хожу на каждом углу, и не говорю, что я сплю с женщиной, или я не хожу на каждом углу и не говорю о том, что я не антисемит, или еще что-нибудь. Патриотизм, это нормальная составляющая любой человеческой личности как таковой. И манифестировать это может быть в каких-то местах не совсем прилично.
Цицерев С: Верно. Как и на любом другом качестве. Давайте возьмем качество агрессивность. Она присуща нам всем поголовно, у кого-то больше, у кого-то меньше. Большая часть людей находится в среднем значении по агрессивности, поэтому они достаточно успешны, поэтому они могут постоять за себя, но они при этом не психопаты, они при этом не устраивают скандалов каждый день, бьют морды друг другу. Но есть другая категория людей, которые используют агрессию для достижения своей цели постоянно, ежедневно и ежесекундно: в семье и так дальше. То же самое с патриотизмом. Это то самое свойство, когда человек себя сверхидентифицирует с группой определенной и потом считает, что надо этой исключительностью гордиться, что надо бить всех, кто не такой. Футбольные фанаты. Мы с вами говорили об этом. Это замечательный пример. С какой стати люди отождествляют себя с определенной командой. Для этого проникает с лютой ненавистью ко всем остальным. Начинают их избивать, подстраивать всякие козни и т.д. Человек так устроен, что его сознанием легко манипулировать. И очень легко сидящие в нем нормальные человеческие и психологические качества усилия до степени, как вы говорите, извращения.
Алексей Торбеев: Сергей, мы вчера с вами на эту тему говорили, что патриотизм - как белковый бульон, из которого зарождается жизнь. Как сама почва, в которую могут упасть разные зерна, вы не зря говорите об агрессии, патриотизм может быть со знаком плюс, это созидательное моет быть чувство, т.е. я делаю для родины все, чтобы родина была лучше. Но с другой стороны, не зря вы говорите про агрессию и футбольных фанатов в том числе. Из этого может вырасти, черт знает что. И Германия 30-ых годов была настолько патриотично настроена. Мы вчера с вами вспоминали господина Кеслера его книгу «Слепящая тьма» и большевики были настолько патриотичны, что готовы были головы положить в сталинской мясорубке сознательно. И французы Наполеона Бонапарта, не побоюсь этого слова. Все самые большие войны и самые кровопролитные войны вырастали из этого чувства патриотизма.
Цицерев С: Я бы сказал по-другому. Для войн существует масса других причин. А для того, чтобы эти войны ходили и для того, чтобы поддерживать определенный уровень ненависти к врагу, патриотизм, используя как инструмент. И всегда «Родина-мать зовет» и т.д. Это во всех культурах всегда было и будет, и есть. И всегда враг изображался как недочеловек, и даже животное. Это способ подачи информации, это способ разжигания определенных страстей, без которых борьба становится какой-то не слишком азартной. А кроме того патриотизм вещь такая, как и всякое любое психологическое качество, оно требует положительного подкрепления. Это подкрепление должно приходить, и может приходить в разных видах от пропаганды до материального подкрепления. Мы люди, и наша система реагирования на внешний мир основаны не столько на непосредственную реакцию, разные вещи, сколько на наше осмысление вещей, отношение к этим вещам. Поэтому нам нужно представить определенные вещи, как немыслимо важные ценности. После этого мы начинаем верить, что тот, кто нам эти вещи даровал, он на самом деле царь и Бог, мы должны ему молиться. И это не так трудно сделать. Проблема в том, что патриотизм, когда нормальное государство, нормальное общество ничего не нужно с ним делать, он существует, есть определенные социальные институты, которые за него отвечают, и они все, что нужно делают, выпускают определенное количество флагов и вывешивают их по праздникам. Но когда наступает пора напряженных отношений, тут нужно над этим работать очень серьезно, тогда вся индустрия пропаганды начинает его укреплять всяческими свойствами, говорит: это то, что ты сейчас имеешь, это потому что это самое исключительное, т.е. мы самые лучшие, а все остальные это ужас. Они все хотят нас убить.
Алексей Торбеев: Напомню, что у нас на связи из Нью-Йорка профессор Сергей Цицерев, клинический психолог. Очень хочется задать вам вопрос, как эмигранту.
Александра Герсон: Очень хочется напомнить тем, кто сейчас звонил, звоните снова, потому что мы вас не могли слушать из-за того, что у вас работает радио.
Алексей Торбеев: Я вернусь к своему вопросу, как эмигрант, хочу вас профессор, спросить. Можно ли быть патриотом на расстоянии. Понятно, когда ты находишься внутри страны, но когда ты находишься внутри другой страны, и покинул родину-мать, можно ли быть патриотом на расстоянии?
Цицерев С: Мы же с вами определились, что это психологическое качество. Оно никуда не уходит. Оно либо становится сильнее, либо меньше, но оно остается с вами также как другие свойства человека. Понятно, что можно. Возьмите диаспоры разные. Возьмите еврейскую диаспору. Возьмите русских эмигрантов, тех, которые уехали после революции или после войны. Очень интересный вопрос. Эмигранты из арабского Востока, у которых уровень патриотичности и заряженности против западных ценностей намного выше, чем у тех, которые живут на арабском Востоке. И отсюда вызывают опасения. Можно на расстоянии, и это постоянно происходит. Я думаю, что и будет происходить.
Алексей Торбеев: У нас есть телефонный звонок. Но прежде я хочу спросить. А нет ли какого-то когнитивного диссонанса или какого-то диссонанса в том, что человек покидает родину, исходя из разных интересов, может быть и материальных. Но при этом остается патриотом вместо того, чтобы вернуться на родину. Очень часто в последнее время говорят о том, что «раз в такие патриоты Путина, или наоборот, патриоты России и антипутинцы. возвращайтесь и делайте Россию внутри ее, а нечего сидеть по швейцарским шале и по ирландским папам, и рассуждать о родине, любить ее на расстоянии».
Цицерев С: Это очень низкого уровня аргументация. Я сейчас не хочу на это обращать внимание. Человек самая высшая ценность, которая у нас сейчас есть, это свобода. Мы живем там, где хотим жить. По разным причинам, где нам лучше жить, где нам лучше работать, где наши друзья, где наши семьи и т.д., и т.п. А люди, которые говорят: «уезжайте обратно», они сами этот вопрос решают для себя.
Александра Герсон: Сергей, тогда я хочу задать тебе один вопрос. Ты только что сказал, что теперь эта свобода, и мы можем жить там, где хотим и там, где нам нравится. Но тогда зачем же мы называем это понятие, это действие эмиграция. Тогда нужно это сегодня заменить другим словом. Эмиграция это другое. Разве нет?
Цицерев С: Это хороший вопрос. Нет, это все равно эмиграция, потому что эмиграция подразумевает отъезд в другую страну без перспективы возвращения обратно. Есть другая категория людей. Они называются по-английски ( 01:45:20). Я не знаю, как по-русски. Они временные. Они заранее приезжают, например, в Америку. Люди там из бывшей Югославии. Они приезжают туда на заработки. Подзаработать и уехать обратно. Я видел польских городские, которые один к одному похожи на американские поселения, потому что они тут пожили 20–25 лет, заработали денег и уехали. Это абсолютно уважаемая группа людей. В старину люди из деревни ездили в город на заработки. То же самое поехали на заработки в другую страну. Это нормально. Но эмиграция это другое. Эмиграция это когда мы приезжаем надолго, практически навсегда. В редких случаях она прерывается, люди возвращаются. Чаще всего ни к чему хорошему не приводит. Психологически это другая тема.
Алексей Торбеев: Сергей, у нас вся линия телефонная занята. Давайте будем принимать телефонные звонки. Дожидайтесь своей очереди. Мы обязательно всех выведем в эфир. Здравствуйте, как вас зовут?
Ванга: Здравствуйте. Ванга меня зовут.
Александра Герсон: Слушаем вас, Ванга.
Ванга: Я хочу спросить вас, уважаемый профессор, совесть, что это за категория? Совершенно индивидуальное, или как можно определить это? К этому же. Как задушить в себе зов совести, когда это приносит одни неприятности?
Алексей Торбеев: Спасибо.
Цицерев С: Не совсем по теме, поэтому я очень кратко. Совесть это, да, индивидуальное качество, то, которое у разных людей выражена в разной степени. Оно наиболее близко связано с чувством вины. Люди, которые не в состоянии испытывать чувство вины, у них, как правило, у них нет этого социального переживания совести. Задушить совесть очень просто. Для этого нужно оказаться в толпе таких же бессовестных людей.
Алексей Торбеев: Спасибо. Очень образно и понятно. У нас еще один телефонный звонок. Ваш вопрос Сергею Цицереву.
Михаил: Здравствуйте. Меня зовут Михаил. Чем отличается чувство патриотизма, про которое тут много говорили, от чувства справедливости. Человек, когда находясь в другой стране, и видя, например, что 1 января, в Киеве идет папертное шествие с барабанным боем, которое напоминает кое-что, и считает, что какая-то страна не права. И его почему-то считают патриотом.
Алексей Торбеев: Вы, Михаил, когда задавали этот вопрос, сказали слово патриот. Именно в плохом смысле этого слова, которое превращается в ругательное. Спасибо вам за этот вопрос. Сергей, пожалуйста.
Цицерев С: Мы являемся патриотами определенного сегмента. Общество, которое мы принадлежали и нельзя сказать, что мы патриоты русской помойки. Я тоскую по тому, как у меня под окном была помойка. Мы патриоты. Я – города Петербурга, хорошо известно. Для меня это самый приятный и самый красивый, и самый интеллектуально насыщенный город. Не являюсь патриотом тех временщиков, которые в этом городе властвуют сегодня, вчера, позавчера. Там страшные люди были руководителями ленинградских организаций в разное время. Я же не могу быть патриотом этих людей, себя с ними отождествлять. Нет. У человека, который задал этот вопрос, у него внутренний конфликт есть, наверное, он любит ту родину Украину, наверное, он патриот. Он видит, что там происходят жуткие вещи. Идет папертное шествие (01:50:25) В этой ситуации что делать? В этой ситуации помнить, что ты патриот не этих людей, ты себя с ними не отождествляешь. Это другой сегмент общества, которым возможно, если бы вы оставались там, когда вы соприкоснулись и есть масса сегментов общества, для каждого из нас, к которым мы не имели никакого контакта.
Алексей Торбеев: Сергей, скажите, есть такая философима, что окружающий нас мир это есть всего лишь наше представление о нем. Может быть и этот вопрос то же самое. Для кого-то факельное шествие в Киеве вполне себе нормальные вещи, исходя из его представления о мире. Но мы сейчас не будем на этом конкретно зацикливаться.
Цицерев С: То, что вы сказали, есть целое направление философии, психологии, которая называется социальный конструктивизм, в соответствии с которым, да, действительно, мы реагируем не на факты, не на действительность, реагируем на свои представления о действительности. Действуем в соответствии с этим. Это так и есть. Никакой объективной реальности для нас как индивидуальность не существует.
Алексей Торбеев: Сергей, хочется спросить вас. Исходя из наших представлений, у каждого патриотизма тоже может быть, разный. Для кого-то это малая родина, может быть это город, может быть даже улица, может быть это район. А для кого-то это вся планета Земля, для космополитов безродных в том числе. Мне хочется, чтобы вы разъяснили мне вот какой момент. У Андрея Синявского я прочитал когда-то давно, приехав сюда в Канаду, изучая опыт эмиграции, и предыдущие эмиграции, он заметил такую странную вещь на его взгляд, когда человек приезжая в эмиграцию, будучи либерально–демократический, космополитический, настроенный внутренне, вдруг с течением каких-то пару, тройки лет превращается в жуткого консерватора. Эмигранты меняют либеральное сознание на консервативное. Из этого всплеска, может быть, и патриотизма и т.д. и т.п. Как вы объясните феномен?
Цицерев С: Это феномен неудачника. Это очень типичное проявление того, что человек, который не достиг того, чего думал, ожидал, пытался, и что у него не получилось, он резко меняет свои взгляды и начинает из либерала превращаться не просто в консерватора, а очень агрессивного консерватора. И в известном смысле такого ксенофоба. Ему все не нравится, он ненавидит людей, окружающих. Таких людей очень много в эмиграции. Они не могут примириться с ситуацией того, что он не занял достойное положение в новом обществе, которое, как он считал, он заслуживает. Это мой ответ на этот вопрос.
Алексей Торбеев: Спасибо вам большое. У нас на связи из Нью-Йорка профессор психологии, наш замечательный друг Сергей Цицерев. Сергей, спасибо вам огромное. С Новым годом. Мы еще раз вас поздравляем. Я думаю тем для разговора у нас безграничное количество, поэтому будем разговаривать и впредь на частоте 96,1 FV.
Александра Герсон: Сережа, хочу добавить к тому о чем мы сейчас говорили, что твоя ситуация, твоя собственная ситуация она, наверное, ответ на очень многие вопросы. Русскоязычный человек, психолог здесь в Нью-Йорке, сам переехавший из города Петербурга в город Нью-Йорк, и я знаю твое трепетное отношение к Петербургу и к России с признанием того, что там не есть хорошо, и с признанием того, что там замечательно. Мне кажется, твоя комбинация она совершенно уникальна и поэтому, наверное, ты правильный психолог, потому что ты не только теоретик, но и практик, особенно касательно того дела, о котором мы говорили сегодня. Спасибо тебе большое.
Алексей Торбеев: Сергей Цицерев из Нью-Йорка. Я должен сказать, что я не знаю, каким должен быть правильный психолог, поскольку это целая наука. У меня по психологии 3 была в Университете.
Александра Герсон: Я знаю, его зовут Сергей Цицерев.
Алексей Торбеев: Да, интуитивно я чувствую, что взвешенная позиция должна быть, наверное, во всем. Будем думать, будем размышлять. Если у вас есть какие-то комментарии, они все равно появятся. На это заходите, пишите. Саша, не надо приглашать на форум?
Александра Герсон: Форум какой-то в новогодние праздники, то ли там несколько дней не было передачи, а соответственно не было и комментариев. Но если у вас есть желание написать, и не было возможности позвонить, такая оказия у вас тоже есть. А если позвоните, тогда завтра с 8 до 10 утра на 96,1 FM. Телефон можно нам напоминать, можно нет. 604-295-96-16. Интересно как вы проводите выходные дни, что будет завтра, послезавтра, в старый Новый год, Рождество, новый Новый год. Я была на праздновании Нового года и, как и все мы, была там одна гостья, которая никогда не говорит тосты. Один очень активный гость напрягал ее что-то сказать. Она говорит, я никогда. Ее муж говорит, да, за 40 лет она никогда, и вдруг она сказал, когда ее достали, наступили на горло, она сказала, я хочу, чтобы на земле было больше добрых людей. Не знаю, можно ли сказать лучше?
Алексей Торбеев: А ты знаешь, у меня есть такая философия, что добрых людей в мире, хороших людей значительно больше, чем просто нормальных. Добрые, хорошие и нормальные люди ждут вас на частоте 96,1 FM с понедельника по пятницу. Завтра. Павел Манугевич. Павел в последнее время сыпет сюрпризами, и поэтому чего ожидать от завтрашней программы, я не знаю. Но будем слушать вместе, будем надеяться. Нам остается главный лозунг: С новыми силами, да за старые дела в Новый год. В 2015-ом мы заступаем с Александрой Герсон, увидимся, к моему удовольствию, уже в пятницу будем отмечать день рождения радио «Веры».
Александра Герсон: Сегодня мы бросили клич, хотите ли вы какую-нибудь пьянку, гулянку по поводу дня рождения, но думаю, что это была бы не плохая идея. А если она вам не нравится, тоже звоните и говорите. Если да, то почему, если нет, то тоже почему.

Алексей Торбеев: Пусть этот понедельник будет лучшим понедельником на этой неделе. Александра Герсон и Алексей Торбеев. Услышимся на частоте 96,1 FM. Мы желаем счастья.
Рубрика:  Эфиры "Радио Вера"
Имя Фамилия:  Ганапольский МатвейЦыцарев Сергей


Уважаемые посетители сайта РВ, вы можете оставить свой комментарий используя аккаунт в Facebook





Tribute to Alla Пташка в Ванкувере 8 МАРТА 14 февраля