В. Шендерович: "В интересах Путина поддерживать напряжение на Украине" 12.02.2015

В. Шендерович: "В интересах Путина поддерживать напряжение на Украине" 12.02.2015

Интервью с Виктором Шендеровичем от 12 февраля 2015

Павел Манугевич: - И вот как я и обещал, сейчас с нами на связи Виктор Анатольевич Шендерович. Его имя звучит часто среди тех, кого бы вы хотели услышать у нас в эфире. И таки дозвонился к Виктору Анатольевичу, и он сейчас с нами. Виктор, здравствуйте!

Виктор Шендерович: - Добрый день!

Павел Манугевич: - Виктор, спасибо за то, что вы согласились пообщаться с нами. Итак, сегодня тема номер один – это то, что произошло в столице Беларуси, вот это соглашение, которое было подписано. Заседание «Нормандской четверки». Следили ли вы за этим? Какое ваше мнение о том, что произошло в Минске?

Виктор Шендерович: - Разумеется, следил, как и очень многие. Странно было бы не следить за этим, потому что это действительно вопрос уже, в буквальном смысле, жизни и смерти еще для очень многих людей. В придачу к тем пяти с половиной тысячам, которые уже погибли и стали жертвами этого конфликта. Вы знаете, сложное очень ощущение. С одной стороны, достигнуты какие-то договоренности и в ближайшие, по крайней мере, дни, после 15-ого числа, когда это вступает в силу, люди не будут, в массовом порядке не будут гибнуть мирные жители. И конечно это хорошо. Но содержание этих договоренностей, качество этих документов кажется мне очень невысоким. Потому что там фактически не сделано главного – не восстановлен территориальный суверенитет Украины, фактически. Эти слова сказаны, но это обставлено огромным количеством условий. Граница не взята под контроль. Это значит, что гнойник продолжает существовать. Это значит, что в политическом плане у Путина всегда есть возможность перевернуть доску, как он это любит делать, и поменять правила игры. Придраться к чему угодно. Сепаратисты уже заявили, что в срыве договоренностей будет виноват Порошенко. Путину политически, конечно, этот конфликт, этот гнойник – это главный политический шанс Путина. Вне этой войны, если вдруг представить, что наступил мир, и войны нет больше, то, конечно, положение Путина, политическое положение Путина очень незавидно. Он глава, малолегитимный глава государства с обрушенной экономикой, с порванными связями, с очень сомнительным будущим. Его единственный политический шанс – это спекуляции по поводу «русского мира», «украинской хунты», и так далее. Только военное время может списать его провалы. Поэтому мне кажется, что этот мир ненадолго. Пока Путин у власти, этот гнойник будет сохраняться.

Павел Манугевич: - Виктор, скажите, вот средства массовой информации распространили новость о том, что буквально несколько дней назад, о том, что вы подписали письмо Путину с просьбой освободить украинскую летчицу Савченко, да?

Виктор Шендерович: - Да, разумеется.

Павел Манугевич: - Из СИЗО. И вот об этом. Даже сегодня Порошенко говорил о том, что соглашение, подписанное в Минске, дает надежду на то, что Савченко, которая санченко.jpgуже четыре недели голодает, ее все-таки отпустят. Вот немного об этом.

Виктор Шендерович: - Голодает она, по-моему, гораздо дольше, я не скажу количество дней. Да. Но парадоксальность в том, она выведена из числа военнопленных. Россия отказывается признать ее военнопленной, разумеется. И поэтому освобождение Савченко — это отдельный пункт . И она показала уже свое мужество и готовность идти до конца. Я думаю, что у Путина совсем немного времени, чтобы спасти ее жизнь. То, что она просто похищена бандитами, то, что эти бандиты в форме офицеров ФСБ сейчас, или в форме судьи, который оставил ее под арестом – это не должно отвлекать нас от сути дела. Она просто похищена бритыми. В этом смысле Савченко ничем не отличается от заложников исламского государства. Бандиты захватили человека и шантажируют мир его жизнью. Это абсолютно то же самое. Ее жизнь, конечно, в опасности.

Павел Манугевич: - Скажите, а вот в каком случае Путин пойдет… Очень многие понимают, что все-таки при желании Кремля Надежда Савченко сможет быть выдана Украине и она останется жива. Но сегодня очень многие переживают за ее здоровье, даже в Сиэтле, здесь рядом у нас, прошли демонстрации. В российское консульство предоставили письмо с просьбой освободить Надежду Савченко. За ее жизнь переживают очень многие. Как вы считаете, в каком случае ее освободят?

Виктор Шендерович: - Я полагаю, что Путин намерен торговать ее свободой, ее жизнью. И за освобождение Савченко, видимо, он попытается выторговать что-то еще отдельное. Поскольку это логика бандитов, логика взятия заложников, то эта логика часто бывает успешной. В данном случае, можно не сомневаться, что жизнь Савченко будет обменена на какие-то уступки со стороны запада.

Павел Манугевич: - И еще. Очень многие переживают по поводу того, что произойдет с теми, кто воюет сегодня на востоке Украины, по ту сторону баррикады. Я говорю о сепаратистах. Вот подпишут договоренности, когда-нибудь это закончится. Вот какова их судьба? У них есть оружие, у них есть опыт войны, они вряд ли захотят идти работать, поскольку безработица, например, в России очень высокая. Но им придется возвращаться в Россию. Вот их будущее, вот каким будет их будущее, как вы считаете?

Виктор Шендерович: - Меня больше волнует мое будущее, когда все эти люди, вооруженные, абсолютно развращенные безнаказанной кровью, вооруженные, забывшие, что такое работа, и подсевшие на запах крови. Когда все эти люди окажутся в Москве, в России, меня больше волнует моя судьба в этой ситуации. Это очень опасная вещь. Даже в странах, где есть закон, есть власть – даже в этих странах афганский синдром, вьетнамский синдром давали на выходе волну преступности. Потому что человек, потерявший представление о судьбе человеческой жизни, обучившийся убивать и забывший все другие специальности. Вряд ли сепаратисты Донбасса мечтают вернуться в шахту. Я не думаю, что их будущее будет там. Они  оружием, они с опытом крови вернутся в Россию. И это будет очень тяжело. Это будет очень опасно для страны.

Павел Манугевич: - Вы находитесь в Москве. Как настроение людей? Меняется ли отношение, винят ли в сегодняшних проблемах экономических тот же Крым, или ту же войну на Донбассе? Или продолжается тотальная поддержка нынешнего руководства России?

Виктор Шендерович: - Я бы не говорил о тотальной поддержке, конечно, Путина. Но поскольку никаких политических механизмов, общественных механизмов для просвещения нет, нет на телевидении, невозможны дискуссии, невозможно за пределами интернета, то, разумеется, общество пребывает в раздробленном, невротическом состоянии. Поскольку истерика нагнетается каждый день из телевизора и каждый час. То многие массы народа, которые питаются информацией из телевизора, находятся в неврастеническом состоянии. Но мы проходили это все много раз. Те, кто постарше помнят советскую пропаганду. Сегодняшняя, рискну сказать, изощреннее и опаснее.

Павел Манугевич: - Сейчас у нас есть телефонный звонок от Александра. Доброе утро, Александр!

Александр: - Доброе утро! Здравствуйте, Виктор, здравствуйте, Павел. У меня вопрос к Виктору. Существует такое мнение, что у Владимира Путина нет полного контроля над ополченцами. Насколько это верно? Прокомментируйте, пожалуйста. Спасибо!

Виктор Шендерович: - Полного, наверное, нет. Но тотальный политический контроль безусловен. Поскольку не было бы никакой войны,  такого рода войны, без войска 2.jpgподдержки Российской Федерации – без оружия, без денег, без подпитки идеологической, финансовой, технической, военной, специалистов и так далее. Сепаратисты вряд ли способны сбивать самолеты и управлять «Буками» и СУ-27. Это воюет… Конечно, есть и убежденные сепаратисты, есть самые разные люди там, в том числе и идеологи, но безусловно это воюет Россия. Полного контроля нет, конечно. Разумеется, полного контроля нет у любого генерала над тем, как воюет взвод. Но политический контроль абсолютный. И то, что главы сепаратистов, представители сепаратистов приехали на Минские переговоры вместе с Сурковым из администрации путинской, это очень характерный жест. И они, кстати говоря, в подписанных документах существуют вообще без всяких объяснений. Просто какие-то два гражданина Украины, две фамилии, с совершенно неясным статусом. Разумеется, политический контроль полный. Ну а подробности существуют, безусловно.

Павел Манугевич: - Как вам позиция Германии и Франции? Считаете ли вы, что они были готовы сдать, например, Украину для того чтобы… Все это напоминало Мюнхенский сговор, который был перед Второй мировой войной. Минску предрекали именно такую судьбу.

Виктор Шендерович: - Я не думаю, что можно проводить такие аналогии. Но, безусловно, Меркель и Олланд поставили на карту свои политические имена. Им нужно добиться чего-то, что они могут подать как свою победу. Они сейчас будут подавать как свою победу Минские соглашения. Но никакой победы, если кто-то победил в политическом смысле – то это конечно Путин. А проиграли все остальные – и Россия, и Украина, и Европа. Но что касается... Знаете, у Высоцкого было – «как школьнику драться с отборной шпаной». Они, конечно, школьники рядом с Путиным в том смысле, что он всегда может поменять правила игры. Он всегда может перевернуть шахматную доску. Они могут выдумывать самые тонкие шахматные комбинации, а он может надеть эту доску им на голову. Что он и делает регулярно. И в этом смысле Путин очевидно, у него более развязаны руки. Он не отвечает перед своим электоратом за свои действия, а они отвечают. Они связаны больше, чем он. И конечно он их застал врасплох и продолжает диктовать свою волю, шантажируя военными возможностями России. Могут скоро пожалеть несчастных глав европейских стран, которые с одной стороны просто обязаны остановить войну посреди Европы, и с другой стороны, они просто бояться развязать настоящую третью мировую.

Павел Манугевич: - Я понимаю, что вы не являетесь предсказателем. Но все-таки, как вы считаете, можно ли предположить, какими будут следующие шаги Кремля, и что будет предпринимать Путин? И можно ли верить этим самым Минским договоренностям? Все-таки мир наступит и прекратится вся эта бойня на востоке Украины?

Виктор Шендерович: - Я не думаю, что… Какое-то время, видимо, будет мир. По крайней мере, не будет таких открытых боевых действий. Потом, я думаю, что в интересах Путина поддерживать напряжение на Украине. Не в его интересах прекращать войну. Именно поэтому напряжение будет сохраняться. Будет придуман какой-то повод для прекращения этого перемирия. Путин будет и дальше давить на психику мировому сообществу и отступать перед самой чертой, заставляя сообщество все время выбирать между унизительными условиями сохранения статус-кво и большой кровью. Я думаю, что Путин будет продолжать свою тактику, которая уже ведется  весны этого года.

Павел Манугевич: - Если вы не против, мы возьмем еще один телефонный звонок от Владимира. Доброе утро!

Владимир: - Доброе утро! Доброе утро, Виктор и Павел. Я очень давно и очень с интересом слушаю Виктора, но это не имеет отношения к моему вопросу. Мой вопрос такой. Злые языки утверждают, что у Валерии Новодворской была мечта о войне между Штатами и Россией. Вы знаете, мне это кажется диким. Вот хотел бы узнать, насколько соответствует действительности эта информация?

Виктор Шендерович: - Я прошу прощения, я почти не слышал вопроса. Прошу ведущего его продублировать.

Павел Манугевич: - Виктор, вопрос был следующим. Насколько можно доверять таким сообщениям, что якобы война между Россией и США – это была мечтой Валерии Новодворской. Якобы Валерия Ильинична Новодворская когда-то сказала о том, что она бы хотела дожить до тех дней, когда будет война между Россией и США.

Виктор Шендерович: - Мы живем в эпоху интернета. Если вы не можете предъявить цитату, то не надо нам просто сотрясать воздух. Валерия Ильинична Новодворская не была идиоткой, насколько я помню. Поэтому если вы можете предъявить цитату – предъявите. Если нет, то не будем загрязнять эфир.

Павел Манугевич: - Виктор, еще вопрос. То, что происходит сегодня между Украиной и Россией, разделило общество русскоязычное здесь в Ванкувере тоже. И очень многие ссорятся, распадаются даже семьи. Друзья, которые дружили многие годы, перестают общаться именно из-за этого. Возможно, есть у вас комментарий по этому поводу? Что бы вы посоветовали людям, которые принимают близко к сердцу все то, что происходит между Россией и Украиной на территории бывшего Союза.

Виктор Шендерович: - Невозможно не принимать это близко к сердцу, это как раз абсолютно нормально. И странно было бы, чтобы люди, переехав, совсем перестали воспринимать это близко к сердцу. Но люди, которые, живя в Ванкувере, фанатеют от политики Владимира Путина – я бы предложил им быть последовательными и путин в.jpgпереехать в Россию. И здесь поддерживать его и заодно покушать плоды его политики. Потому что поддерживать Путина в Ванкувере – это как-то очень гладко. Я думаю, вам надо приехать к нам, к нашим курсам рубля, к нашей экономикой, к нашим обрушающимся социальным фонам, в нашу истерику, в нашу нищету, полечиться в нашей больнице. А потом немножечко прислушаться к себе, остается ли в вас еще поддержка Путина. Мне кажется, это правильно.

Павел Манугевич: - Вот тема Украина-Россия – понятно, это тема номер один. А вот что вас сегодня интересует? Существует ли другая тема, которая для вас на сегодня является актуальной? И на которую вы возможно хотели бы несколько слов также поговорить?

Виктор Шендерович: - Ведь речь идет… То, что мы называем «украинская тема» - это по большому счету, Украина – это очень болезненная лакмусовая бумажка. К сожалению, в 2014-м году Россия просто обрушилась окончательно в некоторый авторитарный штопор. Из очень долгого, затяжного, по-своему застойного периода она обрушилась в очень опасный, причем опасный не только для нее, штопор. То, что сегодня происходит с Россией – это часто сравнивают с Советским Союзом, но это гораздо опасней, чем застой. Потому что застой – мы уже ни во что не верили, и Политбюро были для нас как марсиане. Они строили коммунизм, а мы пытались куда-то от них спрятаться, и жить своей жизнью. Сегодня мы наблюдаем очень сильное обострение идеологическое. Сегодня это гораздо ближе к немецким 1930-м ранним, поверьте, чем к 1970-м советским. Очень сильное возбуждение, очень опасное возбуждение. Очень полувоенная радиация в воздухе. И это по-настоящему тревожно. Украина здесь, в данном случае – это просто лакмусовая бумажка. Меня, конечно, если говорить о мыслях немножко более общих. Мы присутствуем при распаде империи. При распаде русской империи. Советская история – это часть истории русской империи. Мы находимся в острой фазе этого распада. Этот распад может длиться еще долго, и, к сожалению, еще несколько поколений. И я стараюсь, пытаюсь смотреть на происходящее не в приближенный микроскоп, а посмотреть в длинной перспективе. Мы находимся в периоде распада, и очень опасном периоде. И, к сожалению, я, наверное, недооценивал эту опасность еще несколько лет назад.

Павел Манугевич: - Спасибо большое. Это Виктор Анатольевич Шендерович, известный советский, российский писатель-сатирик, теле и радиоведущий. Виктор, спасибо за то, что вы согласились с нами пообщаться. Я понимаю, что я вас выдернул в последний момент.

Виктор Шендерович: - Спасибо. Я заодно хочу сказать, что мы видимо, расстаемся ненадолго, потому что в конце февраля я доеду до Ванкувера с новой программой. Так что я приглашаю всех прийти.

Павел Манугевич: - Спасибо большое, увидимся уже в Ванкувере!

Виктор Шендерович: - Спасибо!

Павел Манугевич: - Это был Виктор Шендерович. Спасибо, до встречи. 



Feb 3 tickets Netflix Сергей Турица Path2wellness