М. Белгородский: "Я - американский полицейский, который родился в Симферополе" 15.01.2015

М. Белгородский: "Я - американский полицейский, который родился в Симферополе" 15.01.2015

Интервью с Михаилом Белгородским от 15 января 2015

Александра Герсон: - У нас в эфире президент русскоязычной ассоциации, американский полицейский Миша Белгородский. Миша, добрый день.

Миша Белгородский: - Добрый.

Александра Герсон: - Как дела?

Миша Белгородский: - Хорошо.

Александра Герсон: - Хорошо. Вот я пыталась поговорить с тобой на прошлой неделе, и у меня не было никаких шансов. Почему я хотела именно тогда, потому что эта ситуация с полицейскими и с мэром города Нью-Йорка стала развиваться, как шальная, если можно так выразиться, но застать тебя или найти минутки, чтобы говорить с тобой, не представляла возможным. Поэтому первый вопрос. Скажи, пожалуйста, неужели нью-йоркская полиция сегодня занята именно в связи с тем, что произошло, или она занята всегда?

Миша Белгородский: - Она занята всегда.

Александра Герсон: - Она занята всегда. А скажи, Миша, я когда-то уже тебя спрашивала по телефону, ведь ту профессию, которую ты выбрал, она не самая легкая, а главное – не самая безопасная. И мы, люди, привыкли к тому, чтобы полицейские охраняли нас. И мы себя чувствовали безопасными гражданами любого города, любой страны. Сегодня уязвимыми и небезопасными стали полицейские г. Нью-Йорка, что абсурд, нонсенс, что угодно. Вот как себя чувствует полицейский, который, с одной стороны, должен охранять других, а сейчас ситуация такая, что он должен охранять сам себя.

Миша Белгородский: - Да, так и есть. Мы чувствуем, что наш мэр и большинство политиков нас не поддерживает. Мы, к сожалению, всех протестов чувствуем, что население нас не поддерживает. И, конечно, мэр мало что сделал, чтобы помочь ситуации, и сам ее сделал хуже.

Александра Герсон: - Миш, скажи, пожалуйста, вот ты сейчас сказал, что у вас есть ощущение, что вас не поддерживают не только мэр, но и общество. А почему? Как вы это чувствуете, почему?

Миша Белгородский: - Пресса показывает те протесты, все идет против полиции, включая знаменитый протест, где члены протеста кричали, что мы хотим, это полицейские, когда мы хотим их сейчас.

Александра Герсон: - Ага. Вот так. Скажи, пожалуйста, сколько лет ты уже полицейским работаешь?

Миша Белгородский: - 10 лет.

Александра Герсон: - 10 лет. Скажи, за 10 лет что-нибудь подобное было когда-нибудь?

Миша Белгородский: - Нет.

Александра Герсон: - Можно ли предположить, что это связано именно с политикой города Нью-Йорка сегодня?

Миша Белгородский: - Думаю, что здесь есть что-то национальное, потому что такое было не только в Нью-Йорке, хотя в Нью-Йорке, я думаю, одна из самых худших. Там было больше преступлений в связи с протестами, там сжигали дома. У нас это было намного дольше, и у нас это закончилось тем, что 2 полицейских были убиты. Я думаю, что политика мэра имеет прямую связь с этим.

Александра Герсон: - Вот на твоей бытности, будучи полицейским, был мэром города Нью-Йорка Майкл Блумберг, до него Джулиане.

Миша Белгородский: - Да.

Александра Герсон: - Ты Джулиане не застал или застал немножко?

Миша Белгородский: - Застал.

Александра Герсон: - Вот если бы мы провели сегодня параллель между Джулиане и Блумбергом, и Биллом Делайзи, в какое время ты себя чувствовал… Ведь полиция 2.jpgнастроение полицейского, ты меня поправь, если я не права, который должен защищать людей, которые живут в его городе, это очень важно, если у него настроение хорошее, то у него все получается лучше. Вот в эти три периода, когда ты себя чувствовал особенно хорошим полицейским, если можно так сказать.

Миша Белгородский: - Я не работал полицейским при Джулиане, но при Блумберге у нас было больше, полицейские себя не чувствовали так плохо, как они чувствуют сейчас. У нас сейчас нет поддержки мэра.

Александра Герсон: - Тебе нравится штат, да?

Миша Белгородский: - Да.

Александра Герсон: - Я помню, у тебя спрашивала, как отреагировала твоя мама, когда решил стать полицейским.

Миша Белгородский: - Да, ей это не понравилось, она каждый день волновалась, когда я был на патруле, когда я был полицейским на улице. Потом я стал сержантом, не работал на улице, потом опять пошел на улицу, она стала волноваться, и сейчас я не на патруле опять, и она чуть-чуть меньше волнуется, но к этому нужно будет вернуться, потому что каждый ранг нужно патрулировать какое-то время.

Александра Герсон: - Миш, страшно быть на патруле?

Миша Белгородский: - Нет, многие это любят.

Александра Герсон: - Скажи, были ли в твоей жизни полицейские, жизни полицейского, какие-то ситуации, когда чувствовал себя беспомощным или когда какая-то такая особенная ситуация, где нужно было кого-то спасать – ребенка, бабушку, дедушку, какого-то…

Миша Белгородский: - Да, да. Вот так именно и было, что бабушку нужно было, к сожалению, спасать, ее мужа, и она не хотела от него уходить, хотя он сильно пил, ее избивал, руку ей сломал, но она не хотела от него уходить. У нее, кроме него, никого не было, и я чувствовал себя полностью беспомощным.

Александра Герсон: - И ты эту ситуацию как-то разрешил? Ты вызвал других полицейских или как? Что нужно было делать?

Миша Белгородский: - Ну, мы взяли бабушку в госпиталь, ее там полечили, я знаю, что потом она все равно вернулась в этот дом…

Александра Герсон: - И не знаешь, чем закончилось. Скажи, пожалуйста, это была русскоязычная семья?

Миша Белгородский: - Они были с Украины, кажется. Я не знаю точно, где они встретились – в Америке или приехали вместе, но она говорила не на русском.

Александра Герсон: - Скажи, пожалуйста, ты говоришь на украинском?

Миша Белгородский: - Нет.

Александра Герсон: - А ты родился в Симферополе, да?

Миша Белгородский: - Да.

Александра Герсон: - Тогда это была Украина, но по-украински ты не говоришь.

Миша Белгородский: - Да.

Александра Герсон: - Скажи, пожалуйста, то, что ты говоришь по-русски, что ты русскоязычный, часто тебя посылают куда-то в какие-то ситуации, где нарушили закон наши соотечественники с тобой, нет?

Миша Белгородский: - Сейчас я работаю в следовательном отделе, где это как бы не нужно, когда я работал на патруле, да, это было часто, я работал на Брайтон-Бич семь лет.

Александра Герсон: - А скажи, часто мы, русскоязычные люди, нарушаем закон?

Миша Белгородский: - Ну, я думаю, не меньше, не больше других.

Александра Герсон: - Не меньше, не больше других. У моего коллеги Валеры есть вопрос к тебе.

Валерий Гуляк: - Миш, добрый день еще раз. Скажите, в вашей Ассоциации уже работают много лет. Как поменялась русскоязычная община, русскоязычный комитет Нью-Йорка за те годы существования ассоциации?

полиция 3.jpgМиша Белгородский: - Во-первых, русскоязычная комиссия стала намного больше денег зарабатывать, поколение новое, многие люди образовывались, заимели семью, хорошую работу получили, купили дома, переехали в лучшее. Есть, чем гордиться.

Александра Герсон: - Миш, можно мы будем принимать вопросы слушателей, если ты не возражаешь? Можно?

Миша Белгородский: - Да.

Александра Герсон: - Спасибо. Доброе утро, слушаем Вас.

Муж: - Да, доброе утро. Вы русскоговорящий полицейский, скажем так, Вы русский полицейский. И по этому поводу есть какое-то предвзятое отношение к Вам со стороны американцев, американских полицейских. В этом вопрос.

Александра Герсон: - Спасибо. Миша, ты услышал, да, вопрос?

Миша Белгородский: - Да, да, да. В местной полиции нас сейчас примерно 300 человек. Десять лет назад, да, американские полицейские, когда они раньше были, ирландцы, итальянцы здесь, большинство их хотя бы было, то они не сильно хорошо относились к эмигрантам, они не принимали эмигрантов, включая русских, конечно, про русских всякие слухи шли, что они воруют, всякие организованные преступности, но сейчас такого нет. У нас сейчас два капитана, 12 лейтенантов русскоговорящих, все эмигранты, которые родились там, такого нет.

Валерий Гуляк: - 300 спартанцев, можно сказать.

Александра Герсон: - Миша, скажи, а вот то, что изменилось так отношение, это сегодня русскоязычных полицейских стало больше. Это, наверное, связано с тем, что когда русскоязычные полицейские, а ты поправь меня, если я не права, начали служить в полиции, то, наверное, американцы увидели, что это вовсе и не мафия, и не воришки, я правильно говорю? Эта причина, почему поменялась ситуация?

Миша Белгородский: - Поменялась ситуация, потому что нас больше, их меньше. И не только нас. Люди из Пакистана, из Китая, из Кореи, изо всех-всех стран. У нас сейчас в Нью-Йоркской полиции итальянцы, ирландцы – это вообще меньшинство. Так что у нас много испанцев из разных стран.

Александра Герсон: - У нас возникло с Валерой, моим коллегой, соревнование, кто задаст тебе вопрос. Еще, Валера, один маленький, потом ты. Скажи, пожалуйста, вот я знаю, что быть президентом русскоязычной ассоциации полицейских в городе – это общественная организация, правильно? Быть непросто, потому что у тебя совершенно нет времени, есть мама, которая требует времени. Кстати, ты уделяет время маме?

Миша Белгородский: - Стараюсь.

Александра Герсон: - Вот это правильно. Скажи, пожалуйста, тем не менее ты согласился. Почему?

Миша Белгородский: - Согласился пойти? Ну, я, когда был в Академии, услышал про эту ассоциацию, она была маленькая, и мне очень хотелось познакомиться с членами этой ассоциации. Я, еще, когда был в Академии, привел всех русскоговорящих, хотел быть членом ассоциации, и стал ходить на митинги, потом почувствовал, что я могу как-то помочь этой ассоциации, пошел в правительство этой ассоциации, и через пару лет меня спросили, хочу ли я занять более важную должность, и я не отказался.

Александра Герсон: - Я думаю, что ты очень правильно сделал, что не отказался, потому что, если бы ты слышал, Миша, дорогой, как о тебе говорят люди, живущие в Нью-Йорке, и которые с тобой уже познакомились, я бы хотела, чтобы о моем сыне говорили точно так же. У нас есть еще один телефонный звонок. Я думаю, если ты не возражаешь, мы его возьмем. Доброе утро, слушаю Вас.

Жен: - Доброе утро. У меня есть вопрос.

Александра Герсон: - Да, пожалуйста.

Жен: - Миша, здравствуйте, доброе утро. У меня к Вам такой практический вопрос. Я езжу в Нью-Йорк очень часто, последние 20 лет, и Нью-Йорк преобразовался прямо на моих глазах. Я еще ездила, когда был Джулиане, видела, как он преобразовал, просто почистил весь город. Я, например, хожу ночью и когда угодно в любом месте. Ну не в любом, я имею в виду в Манхеттене. Но что-то изменилось с тех пор или нет?

Миша Белгородский: - Нет. Преступность намного-намного понизилась. И она до сих пор с каждым годом у нас снижается, даже в последние недели 14 года и две недели этого года она до сих пор идет ниже. Так что я не могу сказать, что есть причина о чем-то волноваться.

Александра Герсон: - Спасибо, Миш.

Валерий Гуляк: - Миша, два года назад от лица ассоциации Вы приняли участие в официальной церемонии памяти падших солдат и жертв терроров войск в Израиле. Скажите, существует ли подобная организация русскоязычных полицейских в Израиле?

Миша Белгородский: - Мы встречались с русскоговорящими полицейскими в Израиле, но мы не знаем, есть ли там такая ассоциация. Я думаю, что нет. Нам они не говорили.

Александра Герсон: - Я вообще думаю, что такая ситуация на сегодняшний день существует только в Нью-Йорке. Я, конечно, не убеждена, но у меня есть такое предположение. Миша, скажи, пожалуйста, тебе, сколько было лет, когда ты приехал в Нью-Йорк?

Миша Белгородский: - 11.

Александра Герсон: - 11. Я знаю очень многих людей, Миша, которые приехали в Америку, в Канаду старше, чем ты. Даже не в 11, а в 13, 15. И они практически не говорят по-русски, а если и говорят, то с акцентом, или очень плохо, и стараются не говорить. Вот твой русский язык, который ты сохранил, это благодаря маме или это почему?

Миша Белгородский: - Ну, благодаря району, где я живу, я думаю, и благодаря друзьям, и благодаря семье, и благодаря работе, то есть мы, русские полицейские нью йорк.jpgобщаемся на русском, и, конечно, среди русских жить это грех забыть русский язык.

Александра Герсон: - Это грех забыть русский язык. Ах, какой же ты, Миша, молодец. Скажи, пожалуйста, когда вы общаетесь по-русски своими коллегами, вот я знаю, что завтра у вас будет какое-то торжество вашей ассоциации, нет?

Миша Белгородский: - Да, да.

Александра Герсон: - Что это такое? Если можно, два слова.

Миша Белгородский: - Ну, у многих организаций, у них ChristmasParty, с тем что у нас нет официальной религии, в нашей ассоциации и евреи, и христиане, и есть даже мусульмане. У нас HolidayPartyэто называется. Поэтому мы это держим к дате Старого Нового года после Christmas, после всяких прочих этот праздник.

Александра Герсон: - HolidayParty. Хорошо, а ты вот сейчас сказал, что у вас в полиции нет религии. Что завтра придут ребята: и христиане, и мусульмане, и другие. Ситуация во Франции, то, что произошло сегодня. Как реагируют люди вокруг – понятно. А как реагируют на это полицейские? Когда были убиты люди за то, что они, так сказать, за эти карикатуры. Как полицейские комментируют подобный факт?

Миша Белгородский: - Ну, мы, наверное, просто надеемся, что наша разведка и агентство, которое этим занимается, будет нам давать достаточно информации, чтобы мы могли предотвратить такие вещи или хотя бы, чтобы у нас было хорошее настроение, чтобы это не случилось здесь, чтобы мы могли хорошо ответить на такой звонок.

Александра Герсон: - Знаешь, Миша, я тебя сейчас слушаю и думаю, что то, что ты хорошо ответишь на что-либо подобное, я в этом не сомневаюсь. Просто мне бы очень хотелось, чтобы в твоей полицейской жизни, если можно так сказать, патрульной и офисной было больше положительных эмоций, чтобы полицейские в городе Нью-Йорке чувствовали себя безопасно и, соответственно, чтобы они могли сохранить жизнь тех людей, которые там живут, а главное, которые в них верят. Спасибо тебе большое за эти 10-15 минут, когда мы пообщались, но сейчас я хочу тебя о чем-то попросить. Я хочу, чтобы мы с тобой родились в одном городе, мне невероятно приятно, что я жила и родилась в том городе, где родился Миша Белогородский. У меня русскоязычных полицейских на сегодняшний день на западно-американском континенте есть только один. Его зовут Миша. Он живет в Нью-Йорке. Я хочу тебя попросить вот о чем, ты обязательно передашь привет своей маме, поздравишь ее со всеми праздниками, которые были и есть, будут, и скажешь ей колоссальное спасибо за то, что у нее такой замечательный сын. А мы хотим сказать тебе спасибо за то, что мы имеем сегодня оказию тебя слушать и даже наши слушатели позвонили тебе, и ты замечательно ответил на все наши вопросы, хотя прекрасно понимаю, что ты меня предупредил, что, если будут неправильно произнесены слова на русском языке, чтобы на тебя не обижались. Спасибо, Миша.

Миша Белгородский: - Спасибо вам огромное.



Feb 3 tickets Давид Гвинианидзе Билеты Retro 80s Давид ETV ETVnet Сергей Турица Path2wellness