Т. Гвердцители: "Я не знала, что я - железная леди" 18.02.2015

Т. Гвердцители: "Я не знала, что я - железная леди" 18.02.2015

Интервью с Тамарой Гвердцители от 18 февраля 2015

Манугевич П.: - Сейчас с нами на связи одна из исполнительниц этой песни, голос которой вы только что услышали, голос, который радует не одно поколение слушателей музыки, ее имя – Тамара Гвердцители.

Герсон А.: - Хотите – верьте, хотите  - нет, сама Тамара Гвердцители на 96.1 Fm, это радио «Вера». 604-295-96-16. Тамара, добрый вечер.

Гвердцители Т.: - Добрый день.

Герсон А.: - Спасибо. Очень рады слышать вас в нашем эфире, спасибо вам большое. Я знаю, что вы в машине, по дороге из аэропорта домой и наверно, говорить не очень удобно. Я хочу сказать, что вы гениальная певица – знают все, но то, что вы удивительный деликатный, тактичный человек – это даже без комментариев. Когда я вчера говорила с вами и спросила вас, будет ли у вас возможность общаться с нами, вы сказали: «Даже если я буду на репетиции, я тихонько выйду в другую комнату». Тамара, спасибо огромное.

Гвердцители Т.: - Пожалуйста. Я думаю, что все воспитанные и культурные люди встречаются, это хорошо.

Герсон А.: - Это хорошо вы сказали, что воспитанные и тактичные люди встречаются. Дорогая Тамара, очень хочется задавать вам вопросы, не совсем традиционные. То есть, вы вчера сказали, что можно говорить обо всем, кроме политики. И я понимаю, почему. Потому что политика не несет  ничего доброго и приятного. А вот когда я спросила, можно ли говорить о сыне Сандро, о вашей маме, которую вы бесконечно любите, вы сказали: это - пожалуйста. Тамара, я хочу первый вопрос вам задать, я, когда читала вчера в интернете о вас, понятно, что там часто пишут, что есть, имеет место быть, иногда что-то надуманное. Я прочитала там, что на вашей свадьбе с Георгием, с вашим первым мужем была Маргарет Тэтчер. Это правда?

Гвердцители Т.: -Да. Она была в гостях в Грузии. Она приезжала с визитом, и Эдуард Шеварнадзе ее встречал, и образцово-показательная свадьба была, тогда считалось, что все замечательные герои этой свадьбы, и гостеприимство грузинское, не имеющее границ. Естественно, мы лицезрели на свадьбе Маргарет Тэтчер.мама.jpg

Герсон А.: - Я вчера, когда разговаривала с вашим другом Мишей Глузом, у которого вы будете 16 марта на концерте, посвященном Соломону Михойлсеву. И Миша сказал, что он счастлив, что вы будете играть на этом концерте, и рассказал мне, что много лет назад вы первая отозвались, когда был фестиваль, посвященный Соломону Михойлсеву. И когда я спросила у Миши, знает ли он об этом факте вашей жизни, он сказал: «Ты знаешь, ты обязательно спроси Тамарочку об этом. Потому что ее наверно никогда никто б этом не спрашивал». И если я действительно выудила информацию, Тамара, которую никто не знает, то мне повезло.

Гвердцители Т.: - Да, это  так на самом деле.

Герсон А.: - Еще, когда я пыталась найти что-то особенное для вопроса к вам, я прочла, что ваша еврейская мама учила вас не зарывать талант в землю. Мама ваша тоже  человек искусства, или она педагог? Расскажите о ней немножко. Какая ваша мама?

Гвердцители Т.: - Мама замечательная, потрясающая и самая лучшая. И мне повезло, что у меня такая мама.

Герсон А.: - Скажите, а насколько ваш сын Сандро близок с бабушкой?

Гвердцители Т.: -Он ее безгранично любит, потому что с этой гастрольной жизнью мы, как цыганский табор прямо с его рождения, и мама его воспитала, потому что мы все время находились на гастролях и воспитание шло именно таким образом.

Герсон А.: - Тамара, я знаю, что вы брали маленького Сандро всегда с собой на гастроли, потому что вам хотелось быть с ним поближе, потому что ваша жизнь кочевника, понятно, какая.

Гвердцители Т.: - Да, да.

Герсон А.: - Можем ли мы брать телефонные звонки, если вы не возражаете? 

Гвердцители Т.: - Можно, да. Вы из такой дали звоните, что естественно, вам никто отказывать не будет.

Герсон А.: - Спасибо, Тамара.

Манугевич П.: - У нас от радиослушателя сейчас вопрос к вам есть. Александр, доброе утро.

- Здравствуйте, Тамара. Меня зовут Александр. Я хочу вам сказать, что я всегда люблю слушать ваши песни и независимо от того, что вы поете, это всегда трогает душу, спасибо вам за это. И еще у меня вопрос к вам. Насколько я знаю, вы работаете с Владимиром Зельгиным, которому недавно исполнилось сто лет. Что это за человек, за артист? Не могли бы вы несколько слов сказать о нем?

Гвердцители Т.: - Спасибо большое за добрые слова. Что касается Владимира Зельгина – это чудо артист человек, интеллигент, гражданин и я думаю, что это настоящий русский артист, потому что с этой любовью, с чуткостью с отзывчивостью и с тем огнем в душе. И мне посчастливилось, 10 сезонов мы играем «Дон Кихот, человек из Ла Манчи», поэтому я могу сказать, что это большое счастье – общаться с ним, как с человеком. Просто на репетиции, когда он уставший, когда он хочет делать мир добрее и лучше или когда он просто сидит и слушает, или он что-то пишет, потому что у него не одна книга уже издавалась. Поэтому я думаю, что это огромное счастье - человеческое и актерское, общаться с Владимиром Михайловичем.

Манугевич П.: - Тамара, сегодня вспомнили о Маргарет Тэтчер, но наши радиослушатели вас также называют Железной леди. То есть, когда говорят о женщине из Грузии, то в первую очередь говорят о Тамаре Гвардцители. Ваш сын Александр, вы его называете Сандро. Ему 27 лет, насколько известно, он живет в Лондоне и вы не желаете ему будущего в шоу-бизнесе, то есть вы считаете, что ему лучше не испытать всех прелестей мира закулисья. Скажите. Почему? Ведь многие артисты хотят, чтобы их дети также выступали на сцене, вот  мама поможет, папа поможет. А вот вы не хотите.

Гвердцители Т.: - Это выбор Сандро. Он историк. Он ученый, он закончил лондонский королевский университет, сейчас он в докторантуре, он будет, как у нас называется защита диссертации. Он человек абсолютно другого мира, историк и ученый, он абсолютнейший по своему мышлению, структуре, это человек,  который должен заниматься именно тем, чем он занимается. Я думаю, что это его выбор и поэтому он так хорошо учился в университете, а сейчас вот докторантура – такое серьезное испытание, ученая степень. Я думаю, что все-таки каждый сам выбирает свой путь и идет.

Герсон А.: - Тамара, спасибо. Ваша бабушка или прабабушка (не хочу ошибиться) училась во Франции – это правильно?

Гвердцители Т.: - Да. Прабабушка.

Герсон А.: - и согласно Википедии, в 1988 году вас Алекс Москович, французский продюсер с вами познакомился и представил вас Альберту Сарфатью, у которого было свое агентство. Так вы попали во Францию. Я правильно говорю?

Гвердцители Т.: - Да, вот это правильно.

Герсон А.: - Тамара, я знаю, что то, что случилось когда-то в Грузии в 1989, вы в этот момент были в Израиле  и уехали назад, в Тбилиси. И спустя время, через пару лет на фестивали в Сопоте, Польше после исполнения вашего гениального Реквиема вам предложили проект во Франции. Если я сейчас ошибаюсь – поправьте меня – вы пару лет не  могли туда поехать в связи с тем, что у вас еврейская мама и были проблемы с документами. Но потом все-таки решились и уехали. Все правильно?

Гвердцители Т.: - Нет, там ошибка начинается, что у меня не было проблемы. Тогда у всех советских людей были проблемы и не из-за того, что у меня еврейская  мама. Железная леди – я не знала, что я железная леди. С еврейской мамой разве можно быть железной леди? Поэтому, я думаю, что немножко утрировали и напугали слушателей и читателей. Если кто-то видит так, что железная леди -  ну, кто как видит. А что касается…Тогда были у всех проблемы с документами, потому что тогда на франция.jpgкраю государство казалось над пропастью, через год распалась огромная страна. Естественно, с документами были огромные, непреодолимые проблемы. Но тогда появились тоже люди, которые мне помогали и сжалились, в общем, все получалось. Правда, мучительно это было, но это  тогда зарождалось и дай бог, что это все не убили в эмбрионе, как говорится, что все состоялось, осуществилось, хотя и частично, но все равно, э то для меня огромный опыт, один из лучших периодов творческой жизни, все, что связано с Францией, с Парижем. Я бесконечно это все люблю, эту музыку я и пропагандирую и сама музыкальное наслаждение получаю от каждого исполнения французской музыки, шансона французского. Поэтому все, что связано с Францией, наоборот, на фоне трагических событий, которые у  нас в стране тогда были, я считаю, что это такой цветок в заминированном поле, если можно так сказать. Поэтому, это было счастье.

Герсон А.: -Тамара, спасибо большое. Коль вы заговорили о Франции, тут нельзя не упомянуть Мишель Леграна и мой коллега, музыкант Ник, у него к вам есть вопрос.

Ник: - Добрый день, Тамара. Я знаю, что в вашей жизни есть такой гениальный композитор, который войдет в историю, как мелодист, у которого три «Оскара», пять премий «Гремми» и миллион достоинств. Он нашел Тамару Гвардцители, он пригласил вас во Францию, вы сделали серию концертов в Париже, потом много на территории бывшего Советского Союза. И тогда было очень много статей, восторженных отзывов. И все зрители чувствовали что-то сверхъестественное. Со сцены лилось столько любви, что все просто цепенели от восторга. Вот расскажите, пожалуйста, как повлияла на вас встреча с Леграном, как на музыканта и на человека?

Гвердцители Т.: - Спасибо большое за добрые слова и доброе отношение. Конечно, маэстро Мишель Легран для меня явился такой путеводной звездой, которая озарила мою жизнь музыкальную, творческую. И я думаю, что это подарок судьбы, потому что даже невозможно было мечтать о такой встрече, о таком продолжении, о таком звучании и о таком осуществлении несбыточных грез. Потому что это все для меня до сих пор остается большой загадкой, я думаю, что это и судьба и действительно, такие встречи наверно в небесах решаются, потому что иначе невозможно словами передать…И влияние колоссальное. Я думаю, что любой музыкант является учеником Леграна, потому что он конечно, поводырь. Он за собой ведет человека и он нескончаемый, как музыка, это просто океан, это просто Космос, потому что одни репетиции чего стоят с маэстро. Я могу сказать, что я просто счастлива, что есть в моей жизни Мишель Легран, маэстро. И я считаю, что эта музыка, конечно, будет звучать, сколько существует человек, потому что затрагиваются такие струны души, что это невозможно передать, и никто не нуждается в переводе, всем все  понятно, это на уровне основных чувств. И вся эта задушевность, тепло, которое может… Даже на репетиции строгое отношение к оркестру, но абсолютная теплота и послушание солистки (в данном случае, меня), конечно, я считаю, что это просто такие события в моей жизни, он событийный человек в моей жизни.

Ник: - Вы счастливый человек, Тамара. Спасибо большое.

Манугевич П.: - Тамара, скажите, а было ли условием – писали в то время очень много о том, что вам предлагали и просили остаться во Франции, поскольку неспокойная была жизнь на территории Союза. Насколько эти слухи отвечают действительности, что вам предлагали и просили вас остаться во Франции?

Гвердцители Т.: - Да, был такой момент. Все куда-то уезжали, старались уехать и тогда мы были очень молодые и естественно, все думали, что убегут от чего-то. Убежать от себя невозможно вот в этом объективная реальность. Естественно, у меня были очень серьезные предложения, и конкретно – насчет Франции, но что-то, как говорится, получилось.. Это уже было не нужно тогда, когда это реально появилось, а то, что пережили – это пережили миллионы людей. И мы были счастливы только от того, что я осталась в профессии и меня не постигла судьба тех несчастных людей, которые из больших музыкантов шли куда-то в непонятном направлении и бог знает, чем они занимались. Конечно, очень сложные времена для народа, живущего на этих территориях потом после распада Советского Союза, но, как получилось, так и получилось.

Герсон А.: - Тамара, спасибо. В начале 70-х вы стали солисткой детского эстрадного  ансамбля «Мзиури» и объездили с гастролями весь бывший Советский Союз. Общаетесь ли вы с девочками, с которыми вы пели в этом ансамбле, или нет?

Гвердцители Т.: - Да, конечно. Когда я приезжаю в Тбилиси. Мы всегда созваниваемся и встречаемся, и так перезваниваемся, кода я в России. Все девочки здесь, в основном. Конечно, мы общаемся. И с педагогом нашим мы сейчас друзья. Но я никогда не забываю, что это наш педагоги основатель, вместе с Рафаэлем Казаряном, я никогда не забываю, что он педагог и конечно, у него всегда объективное, строгое, но справедливое отношение к нам, ко мне и подвешено уже временем. Потому что аромат времени очень своеобразный, у него отношение к нам очень нежное, и он понимает, что нам уже не 10 лет, конечно делает нам замечания, но они очень деликатные, педагогичные и нужные.

Манугевич П.: - Тамара, еще о вас очень хорошо отзывается украинский поэт Юрий Рябчинский.

Гвердцители Т.: - Конечно, да.

Манугевич П.: - И в первую очередь, у вас известные песни, «Виват, король», вы пели многие его песни. В принципе, у вас  в репертуаре много таких композиций, которые король.jpgявляются таким мини-спектаклем. А скажите, как вы выбираете песни, вы известны не только своим голосом, но. Как я сказал, мини-спектакли. Требования для новых песен у вас в репертуаре?

Гвердцители Т.: - В первую очередь я хочу про Юрия Евгеньевича. Скоро исполняется 25 лет песне «Виват, Король». И с того дня мы друзья, коллеги, творческие наши горения, осуществления, мечты и все, что наболело и все, из-за чего страдаем мы, мы творческие люди и конечно, мы понимаем с полуслова друг друга. Это гениальный поэт, Юрий Евгеньевич. Я хочу пожелать мира. Потому что сейчас только надо желать мира. И Юрий Евгеньевич, который написал песню, и уже через полчаса мне звонит. И вот так рождается… Где бы я ни находилась, у нас все равно есть незримая связь через поэзию, музыку. И конечно, он один из самых моих любимых поэтов. Таких больше нет. Я надеюсь, что мы скоро увидимся.

Герсон А.: - Тамара, спасибо большое. Когда вы поете «Тилиссо», такое впечатление, что вы дочь Грузии, когда вы поете о «России», такое впечатление, что вы дочь России. У меня такое сложилось впечатление, что где бы вы ни жили, и о той стране, о которой вы поете, в которой живете, вы настолько принадлежите этому народу, этой земле, что трудно вообще понять, как это возможно, особенно в сегодняшней трудной ситуации, когда люди делят мир, политику, власть. Такое впечатление, что вас это, Тамара, вообще не касается. Вы патриот той страны, того народа, где вы сегодня живете?

Гвердцители Т.: -Я могу сказать, что я навсегда остаюсь дочь Грузии. Я 20 лет живу в Москве, в России и я немножко понимаю, я сердцем чувствую Россию, потому что в Москве я живу уже 20 лет, и творчество проходит, и жизнь, и друзья, и все. И конечно, половина моей части принадлежит еще еврейскому народу, потому что мама и все, что связано с еврейством, для меня это самая близкая тема.

Герсон А.: - У меня еще есть  один вопрос. Скажите, ваша семья, Сандро и ваша мама называют вас Тамара или Тамрико?

Гвердцители Т.: - Это ласкательное имя, когда маленькая девочка, она Тамрико. Но когда взрослая, она Тамара. Для мамы я всегда маленькая девочка, которую надо защитить от жесткого мира.

Герсон А.: -Вот как. Вы тоже защищаете Сандро от жестокого мира, Тамара?

Гвердцители Т.: - Я стараюсь, но уже Сандро сам скоро будет меня защищать. Он должен защищать маму, бабушку и всех хороших людей.

Ник: - так много хочется задать вам вопросов, особенно после вчерашней ночи, мы с моим другом не могли уснуть, мы допоздна слушали ваши песни, смотрели видео. Еще раз хочу сказать, вы великая певица, но я хотел у вас спросить. В чем секрет, посему грузины так хорошо поют? Вот если красивые голоса, вот ка считают в Италии, это из-за того, что там климатические условия благоприятные -  наверно, в Грузии тоже. Но откуда вот это потрясающее чувство многоголосного пения, где люди собираются, не имея музыкального образования, и поют на 5 голосов сложнейшие гармонии? Эта открытость сердца, глубина... Может быть, вы откроете секрет?

Гвердцители Т.: -Я бы сказала, это никому не удалось объяснить, это феноменальное ощущение мира в гармонии этой, и у нас тоже есть места, похожие на Италию, но вот полифоническая музыка, которая возникла, она многовековая и исторически, конечно. То, что необъяснимо, невозможно объяснить словами, но я думаю, это один из таких секретов, просто непонятно, из поколения в поколение приходит и такое ощущение. Что прямо рождаются люди с гармоническим слухом таким, который могут запеть и 6 человек сидят, в 6 голосов поют народные песни, народную музыку и у каждого уголка своя интонация, очень своеобразное отношение к музыке, к пению. Ну, я думаю, что в этой маленькой стране такая музыкальная радуга, многоцветная, жизнеутверждающая, добрая. Я думаю, что в этом величие. Страна-то маленькая. Но величие через музыку, искусство, конечно, она может адресовать миру.

Герсон А.: - Тамара, спасибо большое. Я хочу вам что сказать. Конечно, мы хотели вас спрашивать и про ваш американский период в Бостоне и о многом другом, потому что, как вы понимаете. Мы изучили вашу биографию, мы конечно, не комитет государственной безопасности, номы тщательно подошли к сегодняшнему интервью, потому что страшно гордимся тем, что вы звучите в нашем эфире. Тамара, у меня к вам такой последний вопрос: можно ли начать кампанию по приглашению Тамары Гвардцители в Ванкувер?

Гвердцители Т.: - Спасибо за такую идею. Я думаю, что если найдутся люди, которые… Публика, которая интересуется и хочет услышать, естественно, я буду благодарна и признательна.

Герсон А.: - Дорогая Тамара, все компоненты, которые вы назвали, присутствуют и только ждут, когда вы скажете: Да. А я хочу вам сказать спасибо за сегодняшнее «да» – быть в нашем эфире. Я понимаю, что из-за нас вы остановили машину и приедете домой на 30-40 минут позже, а в Москве уже вечер и вам хочется отдохнуть. Спасибо вам огромное, это кусочек счастья, который вы подарили сегодня. Вам трудно наверно ощутить, до какой степени это счастье. Вы далеко и одновременно в доме каждого из нас, кто когда-то жил на территории бывшего Советского Союза, и кто умеет оценить гениальность самой великой Тамары Гвардцители. Спасибо большое.

Гвердцители Т.: - Спасибо всем огромное, спасибо большое. Всем счастья, добра, мирного неба.

 



Feb 3 tickets Netflix Сергей Турица Path2wellness