Л. Ахеджакова: "Страна, в которой инакомыслие уголовно наказуемо – преступная страна и преступное руководство" 30.12.2014

Л. Ахеджакова: "Страна, в которой инакомыслие уголовно наказуемо – преступная страна и преступное руководство" 30.12.2014

Интервью с Лией Ахеджаковой от 30 декабря 2014

Манугевич П.: - Лия Ахеджакова - любимица миллионов советских кинозрителей в последнее время стала героиней газетных публикаций. Вместе с телевизионным журналистом Леонидом Парфеновым. Парфенов и Ахеджакова стали жертвами провокаций неизвестных противников Алексея Навального. Их обманов сняли в видеороликах против политика. Оба случая выглядят похоже. К Леониду Парфенову и Лии Ахеджаковой обратились некие люди с просьбой записать ролик в поддержку Алексея Навального. Приезжали двое с камерой, и попросили высказать свое мнение по поводу грядущего приговора. Также подержать перед объективом листок с адресом сайта. Оказалось, что на самом-то деле, на листке ничего не было написано. И 28 декабря возник этот самый сайт, осуждающий Навального. В поддержку портала якобы выступили Леонид Парфенов и Лия Ахеджакова. Позже телеведущий и артистка обвинили создателей сайта в провокации. Как выяснилось, Ахеджакова и Парфенов снялись в ролике якобы в поддержку Навального, однако оказалось, что ролик рекламировал сайт, направленный против оппозиционера. Вот так вот. Причем после этого сказала Лия Ахеджакова, она больше никому не доверяет и ни с кем не хочет общаться, тем более журналистов. Поэтому, когда я буквально вот прошедшей ночью набрал номер Лии Ахеджаковой, я думал, она меня, скажет «Нет, я не буду общаться с журналистами, не хочу никого слышать, ни с кем говорить, меня обманули» и так далее. Каковым же было мое удивление, когда Лия Ахеджакова согласилась общаться со слушателями радио «Вера», и прямо сейчас эксклюзивное интервью Лии Ахеджаковой для вас, дорогие друзья, русскоязычных жителей Ванкувера, которые имеют счастье слушать радио «Вера».

Манугевич П: Если честно, я вот переживал. Я знаю, что вы не очень доверяете очень сильно людям. И вот то, что история произошла с вами и с Парфеновым вот по поводу Навального.

Ахеджакова Л: Вы знаете, я один день никому не доверяла. Я попалась на этом деле, у меня синдром был ужасный, что кругом провокаторы. Но это уже прошло.

Манугевич П: Как вы вот с этим боретесь? Сегодня вы все-таки уже перестали доверять людям, либо вы все-таки верите в то, что людям можно верить?

Ахеджакова Л: Нет, я решила жить, как жила. И я доверяю людям. Но, конечно, когда большое интервью, я стараюсь проверить, кто эти люди и где это поместят. Когда большое интервью, в каком издании, как оно называется, и проверяю, не желтая ли это пресса – это всегда у меня было. Если с камерой, то я тоже проверяю. Но вот тут не проверила, потому что надо было срочно говорить, потому что срочно, до приговора Навальному… И я доверилась, вот и все.

Манугевич П: Скажите, но сегодня, когда уже суд. Вот, во-первых, вот так вот резко перенесли судебное заседание, перенесли с 15 числа на сегодняшний день, заседание судебное.

Ахеджакова Л: Я знаю, почему. Потому что 15-го огромное количество людей, я это… Я не владею интернетом, но муж мне это все показывал – огромное количество навальный 2.jpegлюдей собиралось выйти на несанкционированный митинг 15-го, когда сказали, будут выносить приговор. Потому что речь шла о десяти и восьми годах. И то, что притянули брата – ну это величайшая подлость. Это какое-то скотство, которому нет названия. И поэтому очень много людей, оказывается, и вот мне на сайт пишут, и в интернете я читаю. Кажется, что нас мало. Но, оказывается, что нас очень много. И они 15-го собирались на несанкционированный митинг. Значит, это способ сегодня сделать этот страшный приговор, это ход конем, чтобы сорвать этот митинг 15-го.

Манугевич П: Но, насколько мне известно, сегодня в 7 часов вечера в Москве будут собираться, будет митинг проходить…

Ахеджакова Л: Видите ли, у нас, во-первых, мороз сильный, довольно сильный для Москвы мороз, а все время тепло было. И плюс, перед Новым годом. Люди разъехались, и осталась такая молодежь необстрелянная и правозащитники. Понимаете, разъехались люди. Это тоже очень выгодная позиция для обвинения.

Манугевич П: Скажите, а как вы восприняли приговор? Насколько известно, Алексею дали условный срок, а Олегу дали 3,5 года.

Ахеджакова Л: Как удар, удар. Вы знаете, у меня был такой текст, спектакль «Цирк «Амбуланте», который вовремя сейчас сняли, чтобы не морочить людям голову и не… У меня был такой текст: «Знаю, что говорю, и прозрела после удара по голове палкой, и все вижу в истинном свете». Народ прозрел от этой подлости, низости. Ничего, нет уголовных дел, мы уже забыли про это. А ему еще намотают, намотают. Но то, что брата вот так захватили заложником. Была б сестра – еще и сестре дали бы срок.

Манугевич П: Кошмар.

Ахеджакова Л: Еще интересно, что не сожгли дом, как любит делать Кадыров. И не выгнали родителей из страны.

Манугевич П: Скажите, вот то, что вы поддерживаете Навального, вот каким-то образом на вашей работе в театре, каким-то образом на вас это влияет? Какое-то давление, возможно, есть?

Ахеджакова Л: Это мы еще не знаем. Мы не знаем. Мы проходили эти годы жестокой цензуры.

Манугевич П: Вы знаете, очень много вот в Ванкувере, здесь в Канаде, очень много живет выходцев из России, Украины – неважно. Они сегодня… Но, видите, они не живут, они… Вот вы живете в Москве, вы знаете, что происходит. А они вот, наши слушатели, они видят со стороны, очень многие, мы получаем звонков очень много, поддерживают политику руководства России, то есть Путина, в Украине, вот с Навальным, говорят, что Навальный – вор, в Украине –там фашисты, и так далее. Вот что вы им скажете? Вот тем, кто уехал из России и, находясь в Канаде, поддерживает российское руководство, то, что сегодня происходит в России.

Ахеджакова Л: Я не знаю, что им сказать. Каждый человек имеет право думать, как он думает. Инакомыслие уголовно ненаказуемо. А страна, в которой инакомыслие уголовно наказуемо – преступная страна и преступное руководство. Они могут думать, что они хотят. В силу того, что они смотрят русское телевидение, эту страшную пропаганду, наших звезд пропаганды – Соловьева и этого, Киселева, еще там и Толстой этот – это все грамотно, замечательно сделано. Я им посоветую читать «Новую газету», смотреть интернет, читать «NewTimes», слушать «Эхо Москвы» и думать, думать, и делать выводы.

Манугевич П: Лия Меджидовна, приближается…

Ахеджакова Л: Очень приятно любить Россию, ее руководство издалека. Это так мило и так красиво.

Манугевич П: Скажите, вот приближается Новый год, 2015-й, как вы хотите?.. Как, поменялись ли ваши планы встречи Нового года, как вы проведете новогоднюю ночь? И как вы считаете, что будет в новом году, что ждет Россию в новом году?

Ахеджакова Л: Грустно я проведу, это я буду с теми людьми, которые думают также, как я. И это будет очень грустный Новый год, очень грустный. Мы куда-то свернули со всех исповедимых путей, и куда-то наши дороги ведут…

Манугевич П: А что ждет Россию в будущем году, как вы считаете?

Ахеджакова Л: Откуда я знаю, я актриса, что ждет Россию? Откуда я знаю? Это вы у политологов узнавайте, что ждет Россию.

Манугевич П: Лия Меджидовна…

Ахеджакова Л: Я ее, я не ясновидящая, во-первых, и во-вторых, я не политолог, который может эти все конспирологии тебе нарисовать. Я ничего не знаю. Я лечу вместе со всеми в пропасть.

Манугевич П: Лия Меджидовна, я желаю вам, чтобы этой пропасти не было, чтобы на самом деле жизнь все-таки стала лучше в новом году. Всего вам самого доброго, с Новым годом, от радио «Вера», от наших слушателей. Спасибо вам за то, что вы есть и за то, что вы такая, какая вы есть. Мы вас очень любим, и всегда ждем и ваши фильмы с участием, спектакли с вашим участием. И очень приятно слышать ваш голос. С наступающим Новым годом!

Ахеджакова Л: Спасибо.



Давид ETV ETVnet Сергей Турица Path2wellness