Л. Милявская: "Украинский народ устал недоедать, недополучать, он устал от коррупции" 14.04.2014

Л. Милявская: "Украинский народ устал недоедать, недополучать, он устал от коррупции" 14.04.2014

Интервью с Лолитой Милявской от 14 апреля 2014

Герсон А.: - Я хочу вас сейчас удивить, и удивить приятно. Потому что не бывает «Радио Вера» без сюрпризов. Что происходит сегодня? Сегодня у нас на связи Москва, певица, актриса, тележурналист, телеведущая Лолита Милявская. Лолита, добрый вечер.

Милявская Л.: - Добрый вечер. Вам доброе утро.

Герсон А.: - Если вы позволите, то я позволю себе некоторую вольность, она будет очень маленькой, и, мне кажется, очень симпатичной. Когда только что впервые я услышала вас по телефону, и понятно, что я не могла не волноваться. По телевизору вас видела много раз, по радио слышала не единожды, а говорила по телефону впервые. Вы сказали мне такую фразу: «Сейчас вот отобьюсь от своих журналистов, и тогда буду говорить с вами». Ведь это приоритет и признание. Лолита, спасибо, что мы оказались все-таки вначале, а ваши журналисты потом. Спасибо.

Милявская Л.: - Спасибо большое. Но наши просто заикаются одними и теми же темами. Уже нет сил изобретать новый ответ на 1001-й одинаковый вопрос. Поэтому отбиваюсь.

Манугевич П.: - Лолита Марковна Милявская родилась…

Милявская Л.: - Можете без Марковны, можете просто Лолита. Если хотите, как у вас принято, на «ты».

Манугевич П.: - Лолита, спасибо большое. Я лишь напомню, что вы родились в Украине, а сегодня вы живете в Москве, являетесь звездой российской эстрады и звездой эстрады на территории бывшего Советского Союза, вне зависимости где живут ваши поклонники. Я не сомневаюсь, что огромная армия ваших поклонников живет также и в Ванкувере. Лолита, обычно, традиционно, хочется начинать вопрос, с вопроса эмиграции. Вы когда-нибудь думали об эмиграции или нет?

Милявская Л.: - Поскольку мой папа эмигрант, и эмигрировал очень давно, в 1974-м году, а в 1978-м году уже умер и похоронен на территории Израиля. Могу сказать, что у меня не сложилось такое ощущение счастливого эмигрантства. Может быть, потому что очень, впоследствии я рыдала, через 20 лет приехав после его смерти на гастроли в Израиль, я рыдала у него на могиле. И мне не казалась эмигрантская участь такой уж сладкой. Одно дело, когда ты едешь всей семьей и вся семья за. И ты знаешь, чем будешь заниматься. Чем ты старше… Когда мой папа уехал, я была в середине 4-го класса, умер, когда я была в 8-м. Поверьте, все это время меня интересовали исключительно посылки, джинсы, которых не было в нашей стране, какие-то пеналы, которых тоже не было, дубленка, которую он мне прислал. Он очень там нуждался, и посылки в основном доставляла община. Так было тогда принято. Поэтому я раз в полгода получала что-то от общины, и, поверьте, мало интересовалась, как жил папа. Не могла по возрасту. А теперь, когда я взрослая девочка, думаю, а что я там буду делать? Чтобы состояться заграницей… У единиц получается, у талантливых людей очень. Я больше считаю, что ребенка надо привезти в утробе в другую страну. И тогда для него это будет комфортное проживание. Про меня, людей возраста, зрелого, говорить тут надо, наверное, если ты владеешь какой-то профессией, которая в этой стране обязательно найдет применение.

Герсон А.: - У меня к вам есть такой вопрос. Комментарий и вопрос. Я как раз думаю, что сегодня, если мы говорим о государстве Израиль, я тоже там жила 4 года, я знаю, что сегодня каждый второй говорит по-русски, и признание талантливые люди приобретают, что называется, с первой секунды, когда они туда уезжают. Я не хочу, чтобы вы никуда уезжали. Мне нравится то, что вы делаете в Москве, мы вас слушаем с удовольствием. Мы хотели добыть вас невероятным усердием. Я когда говорю «мы» - это все, кто живет в Ванкувере, это порядка 100 тысяч русскоязычного населения сегодня. Вы сейчас сказали, что папа, когда жил в Израиле, а вы в Москве, присылал вам посылки.

Милявская Л.: - В Киеве папа жил.

Герсон А.: - А вы?

Милявская Л.: - Я тоже жила в Киеве. Тогда же был Советский Союз. У нас не было разделения на Россию и Украину. Были русские, украинцы, евреи, узбеки, татаро-ссср 2.jpgмонголы – все были. Но жили в одной area, что называется.

Герсон А.: - А вот когда вы получали эти посылки, это позитивная сторона контакта с еврейской общиной Израиля. А негативная? Если бы кто-то узнал, что вы посылали эти посылки? Были от этого проблемы или нет?

Милявская Л.: - Были. В 7-м классе меня вызывали фактически на допрос, директор школы киевской, изымали у меня папины письма. Но в папиных письмах лежали еще очень красивые открытки, и весь класс любил их смотреть. И если появлялся новый пенал, в котором лежали фломастеры, чудо, дивное диво – у меня украли их моментально. Я недолго наслаждалась пеналом или какой-то резинкой красивой. Поэтому, конечно, пришла директор школы, отобрала, положила к себе в сейф. Вызвала маму. Маму отчихвостили. Еще приходили люди в штатском, тоже спрашивали, а что папа оставил, когда уезжал. Папа очень громкий эмигрант был, и за него боролся и «Красный Крест», и «Радио Свобода», и «Голос Америки». Поэтому он относился к числу политических эмигрантов. Хотя совершенно к этому не стремился, и только в эмиграции, например, познакомился с Галичем. Но он не занимался политикой, просто он был конферансье, и прочел монолог о грязных ялтинских пляжах. Поэтому папе запретил, как назывался, какой-то главный мужик в исполкоме партии, сказал: «Вот это не читайте». Папа был убежден в том, что пляжи нужно чистить, и прочел еще. На третий раз у папы отобрали звание заслуженного артиста, квартиру в Ялте, кооперативную, на которую мы стояли. Я маленькая была. Маме закрыли полностью работу. И все это случилось до перестройки. На маме было табу.

Герсон А.: - Но с вас красный галстук все-таки не содрали? Пионерский.

Милявская Л.: - Нет. Красный галстук – нет. Чтобы сняли красный галстук, надо было быть абсолютной двоечницей, разбить стекло в туалете, начать курить с третьего класса. Всего этого у меня не было, поэтому красным галстуком мне не угрожали.

Манугевич П.: - По поводу школьных лет. Сейчас с нами на связи Вика, которая утверждает, что училась вместе с вами в одном классе. Вика, доброе утро.

Виктория: - Доброе утро. Лолочка Горелик, дорогая моя, мы учились с тобой вместе в 4-Б, в 35-й школе, и последний раз виделись как раз перед тем, как ты уехала в Киев, это был твой день рождения. Очень рада слышать тебя вживую по радио. Успехов тебе, моя дорогая, всего самого наилучшего! Но вообще, в тебе не узнать такую тонюсенькую, скромную девочку, которой ты была в школе. Ты совершенно изменилась. Но я считаю, что к лучшему. Молодец. Успехов и здоровья тебе.

Милявская Л.: - Спасибо, Вика! Очень рада тебя слышать. И рада, что мои одноклассники в самой любимой школе, львовской, 35-й, они у меня все есть, все есть в близких друзьях на смс-ках, на звонках, на редких ночевках в детской комнате в моей московской квартире. В общем, на каких-то таких очень трепетных отношениях. И я рада, что я сейчас обрела Вику. И счастлива, что она в Ванкувере, надеюсь, что у нее все хорошо.

Виктория: - Все прекрасно, спасибо, дорогая!

Милявская Л.: - Вика, спасибо!

Манугевич П.: - А часто бывают встречи с одноклассниками, встречи с людьми, с которыми не виделись лет 30, 20? Люди же изменились.

Милявская Л.: - Вот мои любимые одноклассники, несмотря на то, что Вика сказала, я уезжала как раз в середине 4-го класса. И, тем не менее, мои самые любимые одноклассники – это львовские, 35-я школа. Почему-то они у меня самые теплые. Я вообще в жизни поменяла 5 школ, и не везде было так тепло, и не везде было так лолита.jpgхорошо. Не такие учителя были. У нас были потрясающие педагоги, достаточно преклонного возраста. Но, по-моему, если мы состоялись все как люди, в первую очередь это их тепло и забота. И потом, тогда было принято день рождения, например, всем классом. Тогда понятия изгоя как такового, жестокости, его практически не было. Где-то там была, вот сейчас мои одноклассники, мальчишки, после концерта во Львове, в Оперном театре, мы выпивали вместе, как взрослые люди, многие уже с семьями. И тогда мне мальчишки начали рассказывать, что у нас кто-то уже пробовал выпить в подъезде, где-то во втором классе, кто-то в первом уже курил. Я всего этого не знала. Во-первых, никто не бахвалился, и как-то все было по-человечески, мы играли в какие-то нормальные игры. Я не знаю, это было самое счастливое время, в одном из самых красивых городов, не побоюсь этого слова, Европы, в городе Львове.

Манугевич П.: - Из темы приятной перенесемся в тему, которая волнует сегодня очень многих. Я не могу не затронуть эту тему, коль вспомнили о Львове. Сегодня, если смотреть российское телевидение, то у Львова совершенно другой имидж, не тот, о котором вы сегодня говорите. Я знаю о том, что у вас со времен Майдана в Киеве определенное мнение по этому поводу, я не буду этого повторять. Что вы сегодня думаете по поводу всего того, что происходит между Россией и Украиной?

Милявская Л.: - Вы знаете, мое мнение не изменилось. Я за то, что народ справедливо вышел против… Он устал недоедать, недополучать, он устал от коррупции. Он справедливо вышел. Беда в том, что ситуацию, в таких случаях, в первую очередь ее готовят люди, которых вполне абсолютно точно можно назвать националистами. И я понимаю, что у меня друзья в Германии, они не видят того, что я вижу. Я не ссылаюсь сейчас на российское телевидение, но могу вам сказать, даже мои одноклассники пересылают мне что-то. Например, будем бить жидов, москалей, вешать – не перевешать. Ситуация в этом смысле с национализмом, она несколько не изменилась, к сожалению. Потому что когда мы были маленькие, все равно понятие бандеровцы – оно существовало. Но они делали многое исподтишка. И это всегда была такая зубастая армия. Ее боялись. Они людей вешали, резали. Было несколько выдающихся украинских писателей, поэтов повешено или убито жестоко этими людьми. Теми, кто, как они считали, продавались москалям. Если кто-то, например, хотел вступать в Союз композиторов. Это вот такие вещи, вопиющие. Они к человечеству не имеют никакого отношения. Я против них. Я против любого насилия и использования людей как пушечной массы. Вообще на Украине есть хорошая пословица, паны дерутся – у холопов чубы летят.

Манугевич П.: - Ваша мама и ваша дочь сегодня живут в Киеве. Вы за них переживаете?

Милявская Л.: - Да, очень переживаю. Когда была стрельба, я на неделю их забирала сюда. Школа не работала. Школа открылась, и мама с дочкой опять вернулись. Если опять начнется стрельба – в этом случае я их опять заберу. Потому что, понятно, это не для психики мамы, которой 71 год, и дочки, которой 15. Я не хочу, чтобы мой ребенок чувствовал запах крови. Хватило запаха гари от шин, вся квартира пропитана. Школа находится через дорогу, и надо говорить об образовании, которое очень хорошее. Моя дочь в обычной районной школе, где, простите, еврейка завуч, директриса. И там хорошее, старорежимное образование. В этой обычной школе, против моих московских, находящихся у меня, в моем округе, где по 40 человек в классе учится, ни бассейнов, ничего. А здесь они выбили и бассейн, и какие-то… Дети все время чем-то заняты. Они когда приходят домой, после дополнительных занятий (ты доплачиваешь за лицей), хочешь – английский, хочешь – биологию, хочешь – математику, куда ты пойдешь дальше. За это платишь. Дальше, после общего образования. Но у тебя есть секция дзюдо, еще чего-то есть. Конные, какие-то экскурсии по историческим памятникам, все это есть, и клянусь вам, что это не прекратилось даже в момент Майдана. Моя дочка только вернулась из Чернигова с экскурсии, автобусной. Я очень боюсь, что мне придется дочку перевезти. Мне не хотелось бы. Потому что разница в образовании серьезная. Я говорю это потому, что отдавала ребенка в первый класс в Москве, и забрала. Отдавала в платную школу, и меня это образование не устроило. Потому что я поняла, что, в принципе, я могла бы занести сразу деньги за аттестат, и больше ничего.

Герсон А.: - Лолита, скажите, Ева, дочь ваша, она хвалится в школе, кто ее мама, или и так все знают?

Милявская Л.: - Нет, вы знаете, у нас очень долго вообще не знали, чей это ребенок. И она никак… Скажем, у нее нет такого. Я когда пришла в класс, дети начали прыгать вокруг и автографы просить, она стала в сторонке. Я поняла, что она меня ревнует, и у нее такой взгляд беспомощный – ну это же моя мама, ну отойдите. Потом она меня спрашивала… Она очень ревнует, если на концерты дети цветы выносят. Взрослые – ничего. Если я ребенка целую, я понимаю, что если ребенок за кулисами мой, в этот момент она мне сверлит спину. Сейчас попроще, она уже взрослая. Я, конечно, ей рассказываю, что я была лоботряс. И что, честно говоря, в отличие от меня, она математику знает. Она занимается дополнительно с педагогом. Потому что мы боялись, у нас семья гуманитарная, и помочь мы не можем. Мама все время рассказывает, какая я была хорошая, а я втихаря дочке рассказываю: переэкзаменовка в 7-м классе по алгебре. Я ей рассказываю, что если ты не будешь учиться, я когда-нибудь буду старенькой, ты пойми, тебе же надо меня кормить, содержать как-то. Не сильно, но хоть как-то. Поэтому я ее к этому готовлю. И мама все время настаивает, чтобы она гордилась, моя мама, чтобы моя дочь гордилась мной. Я очень сильно боюсь, чтобы мама не переборщила, потому что очень боюсь какого-то перфекционизма в этом. Чтобы у ребенка не было травмы. Поэтому я рассказываю, какая я была разгильдяйка. Чтобы она была лучше меня.

Герсон А.: - Скажите, Лолита, а вы гордитесь вашей мамой?

Милявская Л.: - Очень. Вы знаете, наверное, ее доля выпала. Во-первых, дитя войны. И с другой стороны, много всего в жизни пришлось перенести. И папа мой, царство небесное, был человек нелегкий, хоть и очень талантливый. И, конечно, то, что он уехал, обрубив ей все концы по карьере. У нее могла быть очень хорошая карьера эстрадной певицы. И она долго не могла выехать никуда, даже в Болгарию, где сейчас у нас квартиры. Она не могла даже себе представить, что она выедет куда-нибудь заграницу. Сейчас я стараюсь ее отправлять отдыхать, и возить, наверстывать. Но жалко, время идет. Уже возраст очень чувствуется. Хотя она прекрасно выглядит.

Герсон А.: - У меня к вам такой вопрос. Вы человек невероятно известный. Вы дружите с очень многими, во всяком случае, так видно в телевизоре. Вы дружите с Аллой Борисовной Пугачевой, с очень многими известными музыкантами, актерами, людьми сцены. И одновременно, вы только что сказали, что вы можете запросто общаться с одноклассниками в интернете, быть в Фейсбуке, ответить нам. Ведь мы очень часто пытаемся кого-то добыть, и на это уходят недели. А здесь получилось все достаточно спонтанно. И совершенно не чувствуется в общении с вами никакого официоза. Это с чем связано, Лолита? Почему вы можете на любом уровне быть настоящей?

Милявская Л.: - Первое, я хотела сразу опротестовать, звезда – я слова такого не знаю. У меня очень хорошее образование, полученное в Тамбовском институте, у менялолита 2.jpeg были очень хорошие экспериментальные курсы. Я считаю, выдающиеся педагоги, которых, к сожалению, съели. Мы так занимались режиссурой, что понятия впоследствии заразиться… У меня много однокурсников состоялось в той или иной области. Кто-то в театре, кто-то не театром занимается, но бизнесом. Тем не менее. Мы настолько привыкли пахать, что любая бацилла того, что впоследствии могло называться «звездной болезнью» - она даже не думала поселяться, потому что у нас какая-то прививка. Наверное, прививка интеллигентностью наших педагогов, в первую очередь родителей. И потом, когда ты пашешь – этот труд не отличается, поверьте, ни от кого и ни от чего, и от шахтера иногда в частности. Только все, что иногда остается – очень тяжело выглядеть женщиной в кадре. Потому что работа мужская, психологические нагрузки мужские. И для многих таких женских сюсей-пусей времени просто нет. Ты в мужской профессии находишься. Хоть и выходишь на каблуках и в юбке. Поэтому как-то… Потом на это так жалко время гробить, на позиционирование себя в чем-то, или для кого-то. Для чего? Если ты что-то сделал хорошее, так тебе скажут хорошо. Сделал хорошее, не сказали – пошел дальше, еще чего-нибудь сделал. Вообще, заносчивость – это первый признак неинтеллигентного человека. И всегда это быстро заканчивается. И последнее, на эту тему – я не сижу в Фейсбуке, у меня есть группа молодых, продвинутых людей, которые сами себя назначили, ведут мою страничку. Но в ней исключительно только рабочие моменты. И редко я либо за что-то извиняюсь, либо что-то провозглашаю. Но очень редко. А так – все пишут мне на ящик электронный, и там я отвечаю сама. Абсолютно всем. Люди пишут и на английском, и на китайском. Включаю переводчик. И мы таким образом поддерживаем связь. Ничего другого я не умею. Мне мой коллектив музыкальный, я им надоела со своей старой Нокиа, они выбросили ее, подарили на день рождения Айфон. Я сутки ненавидела Айфон. Я так привыкла уже вслепую набирать смс-ки. А здесь я пальцем не попадала в огромную клавиатуру. А сейчас без него не представляю жизнь. Тем более что есть Вайбер – бесплатные разговоры с Киевом, с подругой из Нью-Йорка, с другой подругой из Тель-Авива. Ты можешь бесплатно много всего пересылать. Вот это я освоила. Дальше – не ищите меня ни в Одноклассниках, нигде больше.

Манугевич П.: - Я думаю, что Лолита ответила на вопрос от нашей слушательницы Анны, которая по скайпу написала следующее. Если бы Лолиты не было, ее стоило бы выдумать. Настоящая звезда российской эстрады. На сегодняшний день, какими личными качествами должен обладать начинающий исполнитель, чтобы достичь уровня Лолиты? Но Лолита отчасти, я понимаю, что только что ответила на этот вопрос.

Милявская Л.: - Спасибо огромное. Сочту это самым величайшим комплиментом в своей жизни.

Герсон А.: - Я хочу у вас еще что-то спросить, то, что пришло только что. Вы производите впечатление очень принципиального, порядочного человека. Сегодня ситуация вокруг Андрея Макаревича накалилась донельзя. Что вы думаете по этому поводу?

Милявская Л.: - Я не согласна с Андреем в некоторых аспектах. Но единственное, с чем я точно согласна, что любой человек вправе высказать свое собственное мнение и не быть наказанным за это. Тогда мы можем говорить о каких-то принципах демократии. Вообще, если говорить о политике, демократия, к сожалению, никогда не приводила практически ни к чему хорошему. Если обратить внимание на развитие разных стран, и в разные эпохи, то, к сожалению, надо констатировать, что рассвет искусства, науки, разных сфер деятельности человека происходил в эпоху тоталитарных режимов. Как правило, демократия все разрушала. Где найти вот этот баланс? Сейчас обрушились все на Андрея. Я понимаю, что большая часть, которая обрушилась, это старая партократия. Это люди, которые привыкли… Еще тогда у них на подкорке сидит партийное собрание, и выявили кого-то. «Иванов переспал с женой Петрова! Как ты, паскуда Иванов, смог это…» И все пошли. Но втихаря-то все переспали с женой этого самого Петрова, она со всеми спит. Понимаете, какая штука. Зато надо громко же! А если председательствующий, который ведет собрание, сказал: «Я прошу всем не высказываться. Да, Петров, конечно, это нехорошее дело, но в принципе, это его личное собачье дело». И тут все опять успокаиваются. Я понимаю, что тот человек, который ведет собрание, должен сказать: «Ребята, - как он, в принципе, иногда и делает, - давайте не переборщите, успокойтесь». Я не люблю эти все кликушеские вещи. Это тоже все от лукавого.

Манугевич П.: - Время у нас подходит к концу, но все-таки очень много вопросов.

Милявская Л.: - Жалко.

Манугевич П.: - Я один из них все-таки задам. Многие российские звезды внедряют детей в шоу-бизнес. Есть ли у вас такое желание, чтобы ваша дочь пошла по вашему пути?

Милявская Л.: - Вы знаете, нет. Я не могу сказать, что многие внедряют. Есть талантливые дети, которые без этого не могут. И они впитали инструмент, как Дима Маликов, с молоком матери. Он прекрасный классический музыкант, помимо того, что прекрасный исполнитель. И это единицы. Володя Пресняков. Такие династии, качественные династии, они редкие и они заметные. Кристина Орбакайте. Если у ребенка таланта нет, задача родителя – не обижая ребенка дать ему возможность попробовать, и не сильно критиковать, но еще что-нибудь предложить ему на выбор. И это такая профессия, которая может тебя уничтожить. Если ребенка сравнивают с родителями, надо готовить к тому, что психика – инструмент очень слабый. И не дай Бог, дети Мадонны пошли бы петь, я представляю, что бы услышала ее Лурдес, например. Обязательно критика бы напала, из-за того, что от мамы там нет ничего. Грубо говоря. Я беру такие глобальные примеры. У моей есть хорошая склонность, она в театральном кружке при своей школе. Первую роль выпросила бабушка, потому что моя тихоня. Именно потому, что тихоня, бабушка подошла, а не потому что я артистка, и сказала: «Вы знаете, правда, мне очень хочется, чтобы на начала быть более активной, перестала бояться». Вот спрашивают – она боится выходить к доске, это первый класс. И педагог, не потому что я артистка, дал ей роль лисички. Она с этой ролью справилась. Дальше уже без всяких бабушек. И дочка втянулась. Она действительно стала активнее, более общительная. Это на пользу. Сейчас спрашиваешь, кем ты хочешь быть… Она помешана на цирке «Дю Солей». И она хочет быть клоуном. Я все время объясняю ей, что это самая тяжелая профессия, тяжелее нет. Клоун должен вообще уметь все. И он еще должен быть смешным. И поэтому, когда она начинает задумываться про то, что надо очень много работать, я смотрю, что последние несколько месяцев она мне уже не говорит, что хочет стать клоуном. Это нормально. Ведь дети начинают лениться. Я ей про актерскую профессию то же самое говорила. Поэтому кем она будет – пока не знаю, пусть развивается в разных областях. Слава Богу, педагог по математике сказал, что она по сравнению с мамой Ландау. Это самое главное.

Герсон А.: - Лолита, вы сейчас сказали одно слово. Павел, мой коллега, сказал, что интервью наше подходит к концу, вы сказали жалко. А вы даже представить себе не можете, в какой степени жалко сегодня мне, нам, всем, кото слушает это интервью. Я вот что хочу у вас спросить. Вы сказали, что не представляете себе жизни после суток пользования с Айфоном, без него, вернее. А я вот что хочу сказать. По окончании этого интервью, и во время, и вначале, я думаю, что не только я, но и все, кто слушает сегодня вас, не могут уже себе представить жизни без вашего участия в ней не как певицы, не как актрисы, не как телеведущей, а как человека – Лолиты Горелик или Лолиты Милявской. Я думаю, что вы чувствуете, что я говорю вам сейчас это не как журналист, не как ведущая радио, а как человек, которого вы заставили чувствовать дуэт.jpgкаждой клеточкой, каждую секунду, что бы вы ни рассказывали. Или о вашем папе, или о Еве, или о маме, или о том, что вы делаете на сцене. Ком в горле, тяжело говорить, а очень хочется.

Милявская Л.: - Спасибо, Александра. Я сама расплачусь, честное слово.

Манугевич П.: - Я от себя. Я когда уезжал, это был еще Кабаре-дуэт «Академия». У меня о Лолите было совершенно другое впечатление. Я помню Кабаре-дуэт «Академия». Сегодня Лолита просто удивила. Совершенно другой человек. Я восхищаюсь вами, Лолита. Большое спасибо.

Милявская Л.: - Вы знаете, когда я весила 56 килограммов, меня было едва видно. Сейчас гораздо больше, поэтому заметили.

Герсон А.: - Лолита, скажите, пожалуйста. Я хочу вам задать последний вопрос, который у меня в голове сейчас поменялся. Я не спрошу вас, приедете ли вы в Ванкувер. Я хочу вас спросить, когда вы приедете в Ванкувер, и привезете ли вашу замечательную тихоню, девочку Еву?

Милявская Л.: - Я мечтаю поехать. Потому что у меня только в Торонто были концерты, год назад. Один концерт в Торонто, в замечательном зале. Правда сломалась половина звука. Зрителям пришлось час ждать замены звука. Такое, видно, бывает везде – и в очень развитых, и не в развитых странах. Я очень хочу, и надеюсь, что русское комьюнити меня поддержит. Тут все зависит не от меня. Мое желание есть. Должно быть желание самой публики, и тех людей, которые берут на себя часть расходов, это достаточно сложная работа. И посольство, которое теперь может наложить любые санкции, поскольку я гражданка России.

Герсон А.: - Лолита, самый последний вопрос. У людей спрашивают иногда, верят ли они в любовь с первого взгляда. А я хочу у вас спросить, верите ли вы в любовь с первого слуха?

Милявская Л.: - Вы знаете, с этим довольно сложно. Если бы у меня спросили 10 лет назад, 20 лет назад, 30 лет назад, я бы за секунду сказала да. С возрастом это ощущение «верю на слово, на запах, на фразу», не знаю, сейчас этого нет. Сейчас поступки гораздо важнее.

Герсон А.: - Лолита, дорогая, огромное вам спасибо. Мы очень признательны вам за то, что вы согласились. Причем так быстро. За то, что вы уделили нам время. Я очень хочу верить, что не только Вика сегодня ощущала, что сердечко у нее стучало, когда она позвонила, но и мы, и вы. И очень хочется, чтобы мы вас услышали снова на нашем радио. Очень просим вас об этом.

Милявская Л.: - Я с удовольствием. И я желаю всем, всем доброго утра. И пусть оно действительно будет добрым. Наверное, оно у вас солнечное, в отличие от нашего московского вечера.

Герсон А.: - Спасибо большое.

Манугевич П.: - До встречи.

Милявская Л.: - Спасибо. Успехов вам и здоровья!



Хеллоуин 21 ОКТЯБРЯ КОНЦЕРТ ETVnet Сергей Турица