В. Новодворская: "Путин нас обозвал «пятой колонной»" 22.04.2014

В. Новодворская: "Путин нас обозвал «пятой колонной»" 22.04.2014

Интервью с Валерией Новодворской от 22 апреля 2014

Тарбеев А.: - Да, пока одни сегодня машут красными флагами по случаю дня рождения Владимира Ильича, мы будем общаться с Валерий Ильиничной Новодворской. Вот каждый раз, мне кажется, даже представлять не надо – все прекрасно знают. Валерия Ильинична Новодворская – известный российский политик, советский диссидент, публицист, журналист, и с недавних пор – человек, присягнувший Украинской Армии. Сейчас как это все происходило будем разбираться. Валерия Ильинична, здравствуйте.

Новодворская В.: - Здравствуйте. Только я не политик и никогда политиком не была. «Демократический союз» - формально это политическая партия, но на самом деле мы всегда были прогрессорами, мы занимались всегда просветительской деятельностью, спасали страну, вместо того, чтобы льстить избирателям. Конечно, мы не политики.

Тарбеев А.: - Валерия Ильинична, а вот вообще в сегодняшнем?

Новодворская В.: - А сейчас так и вовсе диссиденты. Сейчас приличных людей в политику не пускают.

Тарбеев А.: - Вот я и хотел спросить, в нынешних, современных реалиях политик в России, и вообще в мире – это слово оскорбительно? Для вас.

Новодворская В.: - Я думаю, что после той катастрофы, которая приключилась в связи с Украиной, слово политик будет оскорбительным. И поделом.

Гольцов Е.: - Валерия Ильинична, я видел…

Новодворская В.: - Особенно «ответственный политик». Вот применительно к этому определению – это будет оскорбительным вдвойне.

Гольцов Е.: - Валерия Ильинична, я видел в прямом, не в прямом в эфире, я видел в ютубе ваш ролик, когда вы приняли присягу на верность украинскому народу, на украинском языке. И это было бы смешно, если бы это не было так печально в данной ситуации, что люди, которые живут в другой стране, присягают народу Украины. Скажите, вот это ваш какой-то внутренний?..

Тарбеев А.: - И почему именно такая форма была избрана поддержки?

Гольцов Е.: - Что вы этим хотели показать?

Новодворская В.: - Во-первых, Путин нас обозвал «пятой колонной». Если мы уж пятая колонна, то остается только воинскую присягу принять. И пусть присылают путин новый.jpgзадания, как радистке Кэт. Во-вторых, откровенно говоря, мы были доведены совершенно до отчаяния с лидером партии «Западный выбор». Пожалуй, это единственный политик, который не занимается политиканством и политикой, с Константином Боровым. Потому что Украина действительно себя не защищала от того, что происходило на востоке. И, соответственно, никто больше в мире ее не защищал. Никто в очередь не становился. Ни НАТО, ни другие военные силы. И, откровенно говоря, мы хотели дать пример. Ну и Константин Боровой если бы давал воинскую присягу, ему бы, естественно, сказали: «А чего ж ты не едешь в Украину и не записываешься в армию?». А я очень немолодая женщина, я, фактически, не хожу. Поэтому мне никто не скажет почему я не записалась в какой-нибудь танковый корпус. Я просто хотела таким образом призвать украинцев к самозащите. Ну и, действительно, через день, наконец, какие-то войска появились из центра в восточной Украине. Какие-то БТРы, какие-то танки. Пользы от них было немного, но, все-таки, что-то появилось.

Тарбеев А.: - Валерия Ильинична, а вот после того, как вы принесли присягу, какая-то реакция из Украины последовала? Я имею в виду лично в ваш адрес.

Новодворская В.: - Конечно, я не думаю, что они всерьез рассчитывали на то, что я могу вернуть им Крым. Могла бы, и вернула бы, даже ценой собственной жизни. Но, видите, реакция кое-какая, все-таки, последовала. Потому что начались военные действия. Так же нельзя. Крым отдали без единого выстрела, так что же, отдавать восточную Украину?

Тарбеев А.: - Валерия Ильинична, как-то вот так не сложилось, что мы как-то подробно Украину с вами еще не обсуждали. Вот та ситуация, которая произошла на Украине и продолжается сейчас, спустя уже месяцы с момента начала Евромайдана, что это было и что это есть на ваш взгляд? В общем.

Новодворская В.: - Сначала была демократическая революция, очень красивая, подобная американской или фламандской XVI века, бескровная, по крайней мере со стороны революционеров. За Януковича никто не отвечает. А потом была расплата. Потом была месть России. Потом была агрессия, злобная, тупая, советская агрессия, оккупация Крыма, аннексия Крыма, попытка аннексировать восточную Украину. При достаточно неадекватной реакции мира. Потому что полетел весь мировой порядок в тартары, были нарушены все законы, все договоры. И Россия должна была получить то, что получают агрессоры, покусившиеся на мировой порядок. В том числе и военный отпор сил НАТО. Хотя бы обещание такового. Конечно, Крым надо было защищать от России. И это все продолжается. Поэтому я говорю, что слово «политик» станет ненавистным и неприличным. Вот ответственный политик Барак Обама не защитил, по сути дела. То, что они сделали – это без сладкого оставили. Без сладкого за обедом, а надо было и обеда лишить. Не так разговаривали когда-то с Северной Кореей. Если бы тогда так действовали, как сегодня Барак Обама, не было никаких двух Корей, и была сплошная злобная, милитаризированная до предела, человеконенавистническая Северная Корея. И Тайвань бы не смог существовать. Гонконг бы не смог существовать. И вообще, я думаю в мире бы наступил сплошной бедлам. Потому что всякий сильный хватал бы тех, кто послабее, и делал с ними что хотел. У нас ситуация очень похожая на ситуацию, намного раньше возникшую, только не все смеют об этом говорить. 1939 год, 1940 год, 1938 год. С поправкой, конечно, на эпоху, с поправкой на современность. Но то, что делает Путин, фактически с этого начинал Гитлер.

Гольцов Е.: - Валерия Ильинична, а вот то, что произошло, вы говорите, сейчас это расплата для украинцев, но выиграли ли простые украинцы от всего того, что произошло, несмотря на то, что за это приходится платить?

Новодворская В.: - Выигрыш не всегда можно обналичить тут же в кассе, это вам не казино. Играем на красное, играем на черное. Свобода – это начало пути. Свобода, собственность, законность – триада. Для того, чтобы провести реформы, построить нормальный капитализм, нужно время. Выигрыш в виде свободы уже есть. Я, конечно, не имею в виду несчастный Крым, который попал в рабство на очень-очень долгое время. В общем, теперь он разделит участь России, которая обратно идет, идет в никуда, идет к фашизму, идет на помойку. Что касается украинцев, сложных, и простых, и всяких, они сделали свой выбор в пользу европейских ценностей. Только беда вся в том, что предательство не является не только европейской ценностью, но и ценностью и вообще не является. И вот то, что ответственные политики сидят и считают, сколько они потеряют на санкциях, и не будет ли им от этого убытка, от того, что они защитят невинную Украину, которая Путину приглянулась. Не знаю, я бы на месте избирателей их бы покарала самым простым образом. Вот тем, кто сейчас эти подсчеты ведет, я бы ни одного голоса не отдала. То есть, у нас получается, что Джон Маккейн – республиканский сенатор, который колесит по Европе и просит всех помочь Украине, если б он был в Вашингтоне, ничего бы подобного не произошло, он бы сумел Путина остановить. Как Буш, кстати, этого же Путина остановил в 2008 году. То есть, он получается безответственен, а Барака ответственный политик, Барак Обама. И вот ответственный политик обязан поступать подло и трусливо. Что из того, что они кого-то не пускают к себе? Ну, будут отдыхать на Мальдивских островах, на Сейшелах, в Доминиканах. Здесь весь состав депутатов должен был быть. Все правительство, весь совет федерации. Ну, и собственно, все граждане России, которые не сумеют доказать, что они сопротивлялись этим действиям, что они были 15 марта на шествии в защиту Украины, что они состоят в тех партиях, которые защищают Украину. Ну, а все остальные – зачем вам ездить в Европу, пусть ездят теперь в Крым. То есть, кара должна распространятся на всю страну. Если у Путина после тех преступлений, которые он сейчас совершил, рейтинг 80% или 90% его поддерживают, значит у него очень много соучастников. Мы их называем колорады. И вот эти колорады должны нести ответственность. А настоящие экономические санкции, знаете, у нас ни тепло, ни холодно – еды в стране полно. Пока ничего не ощущается. Настоящие санкции – это когда карточную систему надо вводить.

Тарбеев А.: - У нас есть телефонный звонок. Пожалуйста, как вас зовут, ваш вопрос?

Александр: - Александр. Добрый день, госпожа Новодворская. Мне кажется, что нельзя…

майдан.jpgНоводворская В.: - Громче, дорогой Александр.

Тарбеев А.: - Погромче, можно, Александр?

Александр: - Да, конечно. Мне кажется, что нельзя относиться однозначно к Майдану. Все началось хорошо, демократично, но потом дела, по-моему, существенно подпортили все эти правые элементы, профашистские какие-то, бандеровские, как их называют. Это все сыграло на руку…

Новодворская В.: - Так, дорогой Александр, вы были на Майдане?

Александр: - Нет.

Новодворская В.: - Не был. А вы где в этот момент были? За океаном, да? И смотрели советское телевидение, московское?

Александр: - Нет, я смотрел передачи с Майдана.

Новодворская В.: - Поэтому мы дальше слушать вас не будем.

Тарбеев А.: - Спасибо, Александр.

Новодворская В.: - Вы пользуетесь информацией, которую вам слил Кремль. А вот Константин Боровой был на Майдане. И там выступал. И меня с собой в кармане возил – флешку с записью моего выступления. Никаких фашистов там не было. Что касается «Правого сектора» и самообороны Майдана, они, собственно, вынудили Януковича к бегству. Потому что если бы не загорелись покрышки, если бы не было разлито кое-что в бутылки из-под шампанского, если бы не захватывались административные здания, то Беркут просто бы придушил тех, кто стоит на Майдане. Их бы покидали всех в автозаки, как кидают у нас в Москве. Это была настоящая революция, когда народ попробовал взять власть в свои руки, и это дало возможность Раде выдвинуть достойных представителей, таких как пан Яценюк, как Турчинов. Так что революции разные бывают. Американская революция тоже не обошлась без сражений с английскими оккупационными войсками.

Тарбеев А.: - У нас звонок.

Новодворская В.: - А войска Вильгельма Оранского сражались против короля Филиппа, испанского. Вы мне еще скажите, что там бандеровцы были на Майдане. Последний бандеровец ушел в лучший мир, живой, примерно лет 20 назад. Так что там их физически не могло быть, никаких бандероцев, даже тех, которые не были уничтожены в лагерях, не погибли и в боях. Кстати, те бандеровцы, о которых вы ничего не знаете, повинны только в том, что защищали Украину от НКВД. Сначала от немцев, потом от НКВД. Но сначала еще и от поляков. Так что свою страну-то они защищали. В отличии от нас, от России, которая давно уже перестала защищаться.

Тарбеев А.: - Валерия Ильинична, у нас есть телефонный звонок, давайте мы его примем, долго слушатель ждет своей очереди. Спасибо что дождались. Как вас зовут? И погромче, пожалуйста, задавайте свой вопрос. Это вы, алло. Алло, задавайте свой вопрос.

Моисей: - Доброе утро. Меня зовут Моисей. Валерия Ильинична, вот вы выступаете…

Новодворская В.: - Пожалуйста, погромче.

Моисей:  - Вы выступаете за свободу слова.

Тарбеев А.: - Да, Моисей, пожалуйста, только чуть погромче.

Моисей: - Вы выступаете за свободу слова.

Новодворская В.: - Конечно.

Моисей: - На востоке Украины люди хотят сказать это на референдуме. Почему вы посылаете против них танки?

Тарбеев А.: - Спасибо, Моисей.

Новодворская В.: - А, так, какая прелесть. То есть, я не только воинскую присягу, видимо, вы уже назначили меня Главнокомандующим Вооруженными силами Украины. Я кого-то куда-то посылаю. Канада не на Луне находится. Интернет, надеюсь, в Канаде есть, вроде бы цивилизованная страна. Стыдно быть таким неосведомленным. Референдумы, о которых идет речь, это совсем не те референдумы на которых выражается воля народа. Те, кто говорит об этих референдумах, стоят с флагами вражеского государства, иностранного. И это называется не свобода слова, а государственная измена. Такого, знаете, на планете давненько не было. И Квебек, который периодически пытается выйти из состава Канады, не делает это под флагами иностранных государств. Ни под французским, ни под английским. И не говорит, что хочет трудоустроиться в состав Франции или Англии. Так что референдум о самоопределении и попытка злобной империи советской, с помощью своих агентов и опоры на местные вот эти колорадские силы, отторгнуть часть территории от Украины, кстати, вместе с нормальными людьми, которых там процентов 60, которые вовсе не хотят в советское рабство – это не свобода. Вы еще скажите, что Украина не имела права отключать российские каналы, которые льют грязь и клевету 24 часа сутки. И это еще во время войны. Война идет между Украиной и Россией. И те, кто захватил эти здания – это не просто колорады, там в каждом здании есть группочка ГРУ. Их уже опознали. Ну, а вокруг стоит массовка. И не украинскими флагами размахивает, и не украинский гимн поет. Они поют что-то совсем другое, то ж, что и в Крыму произошло, когда на горизонте Путин появился. А так знаете, они 23 года жили спокойно, и никуда выходить не собирались, и к никому присоединяться не хотели. Что это у них вдруг в один день желание такое возникло? Вам не кажется, дорогой друг, это подозрительным?

Тарбеев А.: - Валерия Ильинична.

Новодворская В.: - Желание возникло у Путина сначала. А потом он сумел транслировать свое желание туда.

Тарбеев А.: - Валерия Ильинична, вопрос такой, наверное, будет. А вот вашу присягу вооруженным силам Украины, ее можно рассматривать как факт государственной измены? И вы вообще себя считаете гражданином, допустим, нынешней Российской Федерации?

Новодворская В.: - У меня российский паспорт. Я за иностранным паспортом, как крымчане, в очереди не стою. Не прошу мне выдать упрощенным порядком паспорт паспорт.jpgиностранного государства. А военной службе, в российских вооружённых силах, я все равно не подлежу. И после Чеченской войны, после Афганистана, после Грузии и Приднестровья, я считаю эту армию преступной, я в ней никогда не могла бы служить. Так что я думаю, я могу немножко подработать, не за деньги, конечно, в украинских вооруженных силах, в качестве пятой колонны, прямо на месте. Как нам и предписали. Это не государственная измена. Потому что я гражданин той России, к которой Путин не имеет никакого отношения. Это не моя Дума, это не мой президент, это не мое правительство. И вот эти колорады, которые радуются аннексии Крыма – это не мой народ. Когда-то тоже самое сказали Генрих Манн и Томас Манн. Что фашисты, гитлеровцы – это не их народ, и не их правительство. От этого они не перестали быть немцами.

Гольцов Е.: - Валерия Ильинична, вот по поводу беседы Владимира Путина 17 апреля. Интересно, какие у вас впечатления, может быть, какое самое яркое от этой беседы, от этой встречи?

Новодворская В.: - Вы знаете, дело сделано. Зло причинено и можно уже больше ни с кем не беседовать. Там был один вопрос, после которого уже можно и не отвечать. Некая Фаина Ивановна спросила у Путина, а нельзя ли захватить Аляску. Так что если народ доведен до такого состояния, до такой степени озверения, невежества, тупости, то можно себе позволить многое. Если бы у Путина была получше, я думаю он бы уже Брюссель захватывал. Где эти самые политики сидят, и почему-то считают, что Путин до них не доберется, если они по очереди будут жертвовать вот так, как они сейчас жертвуют. Хотите Крым? Берите Крым. Хотите восточную Украину? Берите восточную Украину. Когда-то они пожертвовали Чехословакией. Пожертвовали Судетами. Но не помогло. Все равно началась Вторая Мировая война. И началась именно потому, что они были трусами. И Даладье, и Чемберлен. Трусость никому еще не давала мира.

Тарбеев А.: - В нашем эфире историк Юрий Фельдштниский говорил о том, что мы стоим на пороге третьей мировой войны, это примерно где-то осень 2015 года, при условии, конечно, если сейчас Запад не остановит Кремль. Валерия Ильинична, вот такая мягкотелость и беззубость, о которой, кстати, и в Украине тоже говорят, там же надеялись на поддержку, будем прямо говорить, на поддержку Запада, но эта поддержка какая-то искусственная, целлулоидная. Почему так происходит? Экономический кризис или какие-то политические причины?

Новодворская В.: - Я знаю Юрия Фельдштинского, это хороший историк, и не он один это говорит. Здесь сошлись очень многие эксперты. Альфред Кох, Юлия Латынина, Андрей Илларионов. Здесь не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться. Путин будет хватать окровавленные куски чужой территории, пока его не остановят. А его не останавливают. Остановить надо очень жестко. Не то что дать по рукам, а чтобы переломать руки. Да, у России есть ядерное оружие, но ведь она уже смеет говорить о том, что будет его применять. Разговорились. Рогозин несет такое, что слушать страшно. Это доказывает не то, что ничего не надо делать, а то, что Россия нуждается во внешнем управлении, в разделении на безопасные части, так, чтобы не представлять угрозу для человечества. И вопрос в том, чтобы ядерное оружие было у нее отнято и вывезено. Если мир не будет так реагировать, то что у нас там дальше? Приднестровье, которое уже провело референдум. Абхазия и Осетия, остаток Грузии. Ну, и дальше, есть еще и Латвия, где тоже есть желающие присоединится, русскоязычные. Там это теперь новое оружие путинской диктатуры. Почему мир стал таким? Мир стал трусливым, слабым, он научился отвечать на вызовы времени, он больше всего дорожит своим благополучием, и он не готов защищать ни себя, ни других. Когда-то таким стал Рим. И его легко завоевали и расчленили варвары. Вот сейчас запад не смеет записать в конституции европейской, что у Европы христианские корни. Запад не смеет запретить носить хиджабы, защитить женщин от насилия со стороны исламистов. Запад готов запретить собственные новогодние елки, чтобы не обижать фанатиков. Запад разучился защищаться. Если бы запад был таким во время Второй Мировой войны, если бы не было Черчилля, если бы не было Англии, где поставили виселицы такие игрушечные, и написали на них «Приготовлено для Гитлера». Если бы люди не сложились в союзнические силы и не покончили бы с гитлеровской Германией, то она покончила бы с ними. И в мире бы не осталось никого, кроме сталинской империи зла и гитлеровской империи зла. Нельзя так дорожить своим благополучием. Это стыдно. Запад забыл про честь и даже про безопасность. Проще ничего не делать: «Авось до нас не дойдут». Это подло. И Путин это все учитывает. Путин именно на такую реакцию и рассчитывал.

Тарбеев А.: - Валерия Ильинична, ну вот если вернуться в Европу, либеральные, демократические ценности, права человека, мультикультурализм, толерантность. А где заканчиваются все эти демократические ценности и начинается безопасность государства? И можно ли чем-то жертвовать?

Новодворская В.: - Демократические ценности существует для тех, кто исповедует их, и кто ищет у них прибежища, и кто не будет ими злоупотреблять. Для террористов нет демократических ценностей. Для фанатиков, которые никакой толерантности ни к кому не проявляют, тоже нет демократических ценностей. И для военных агрессоров, какие уж там демократические ценности? Здесь не ценности нужны, а ракеты «Patriot». Или что-нибудь еще в этом роде.

Тарбеев А.: - Валерия Ильинична, а как вы относитесь к разговорам, к обсуждениям и дискуссиям, в последнее время все чаще возникающим, вокруг вопроса о всеобщем избирательном праве? Нужно ли это всеобщее избирательное право? Или стоит доверять, так скажем, людям, которые действительно приносят пользу государству, платят налоги, не сидят на вэлферах, на пособиях, и так далее, и тому подобное.

Новодворская В.: - В этом есть рациональное зерно. Налогоплательщик имеет право избирать и быть избранным. Когда-то была система цензов в первых российских думах. Для того чтобы быть избранным в Государственную думу, надо было иметь какую-то собственность. Ну, а что касается налогов, то это было еще при Александре Освободителе, в городских думах российских городов. Гласные в городской думе – это были те, кто платил налоги. И кто больше платил, те имели больше веса. Да, ничего греция 2.jpgлучшего не придумано, кроме этого прямого, тайного, равного, всеобщего. Но здесь надо жестко, конечно, ограничить тех, кто не будучи больным, а будучи инвалидом, просто не желает работать и сидит на вэлфере. То есть, если человек ничего не вносит, он не имеет права судить о течении общественных дел. Ну, когда-то, даже в Интернационале была строчка «но паразиты никогда». Иначе мы можем прийти к ситуации социализма избирательным путем. Когда карать будут тех, кто что-то делает, кто создает общественные богатства. И он же окажется виноват в этом. И будет один с сошкой и семеро с ложкой. От этого погибла Россия. У Запада пока еще есть подкожный жирок, но он заканчивается. Где была бы сегодня Греция, если бы Германия, по-моему, в основном, не заплатила ее долги. А почему Греция наделала эти долги? Потому что бездумно повышала зарплату, потому что позволяла себе бездельничать, потому что раздавала бонусы. Социалка, она не должна быть чрезмерной. Потому что таким образом мы только плодим бездельников и иждивенцев.

Гольцов Е.: - Валерия Ильинична, вот многие люди, которых сейчас называют сепаратистами, на востоке Украины, призывают за модель федерализации. За федерализацию государства. Но, я уверен, потому что я слышал интервью с ними, что многие даже толком не могут толком объяснить, что такое федерализация. Не могли бы вы кратко, хотя бы основные моменты?..

Новодворская В.: - Конечно, не могут. Потому что им это слово спустили из Москвы, а объяснить забыли.

Гольцов Е.: - Но позвольте, я еще…

Новодворская В.: - И они то говорят о регионализации, то говорят о федерализации.

Гольцов Е.: - Позвольте, я дополню мой вопрос.

Новодворская В.: - Федерализация хорошая штука. Вот Соединенные Штаты – это вообще наполовину конфедерация. И это хорошо. Но это не показано для государств, которые находятся рядом с Россией и, в сущности, под ее неусыпным контролем. Здесь имеется в виду совсем не право распоряжаться собственными доходами, которые на востоке были очень мизерными. Потому что есть убитое производство, и выручка минимальная, и они зря кричат о том, что их грабят, потому что все эти регионы, они абсолютно не донорские, они дотационные. Не то имеется в виду, что можно там выбирать свою власть. Имеется в виду то, что федерализация – это право не признавать государственную Раду, право не признавать назначенное ею правительство, право не перестать быть гражданином Украины, и со всех ног спасаться в Москву. То есть, провести фальшивый референдум. Референдум в Крыму же прошел, извините, за неделю, без подготовки. Даже при всех колорадах, которые там бегали пачками, все равно результаты подделаны так или иначе. Потому что невозможно референдум за это время провести. А на востоке будет совсем уж фальшивый референдум. Потому что большинство граждан не собирается в нем участвовать. Вот крымские татары не участвовали в крымском референдуме, это никому не помешало провозгласить, что там у нас 97 с чем-то процентов. Удивляюсь, что не 107%. Так же они не проводя, по сути дела, нигде, как они мэров выбрали. Они себя уже проявили как знатоки больших демократических процедур. Они выбирают на площади, открытым голосованием, в составе от двухсот до тысячи человек, некоторых народных мэров и народных губернаторов. Это же издевательство над правом! Так никогда и никого не выбирали. Вот точно также они хотят провести референдум, и тут же заявить Москве, что «все, присылайте войска». Так что здесь федерализация – это ширма для путинского вторжения.

Тарбеев А.: - Скажите, а Россия является ли федерацией? Так как она называется. Или модель федерации тоже не функционирует в той мере, как должна?

Новодворская В.: - Давно уже нет. Россия унитарное государство. Уже давно нет выборов в Совет Федерации. Сейчас перестанут выбирать мэров. Губернаторов то выбирали, то перестали их выбирать. Это совершенно не федеративное государство, потому что в регионах оставляют 15% от ими заработанного, остальное все перечисляется в центр. И дальше руководство региона должно ехать в Москву и выпрашивать, чтобы им из их же заработка что-то дали. Разумеется, это унитарная структура. Такая же, как в Советском Союзе.

Тарбеев А.: - Вот тогда такой вопрос, который я обязательно хочу у вас спросить. Не кажется ли вам что - это утверждение не мое, но я его цитирую - «Россия воссоздает модель прошлого, потому что не может построить модель будущего»?

Новодворская В.: - Да. Потому что будущее только одно. Будущее – нормальный либеральный капитализм, открытое общество, свобода собственной законности. Никакого другого будущего у человечества нет и не бывает. Поскольку Россия троечница, и она на капитализм не потянула, и не сумела ничего такого построить, и это все флаг россии.jpgзахлебнулось, то она решила спасаться под советским ватным одеялом. И выстраивает то, при чем она жила всегда – самодержавие, православие, народность.

Тарбеев А.: - Несколько вопросов из скайпа. Вот некоторые наши слушатели ищут какой-то скрытый смысл в том, что 22 апреля, в день рождения Ленина, на радио «Вера» Валерия Ильинична Новодворская. Никаких смыслов здесь нет. Мы просто так договорились, чтобы сегодня Валерия Ильинична появилась, вот она любезно согласилась. Спасибо вам, Валерия Ильинична, большое. Кстати, а как 22 апреля, вы как-то вспоминаете, чей сегодня день рождения, или вы стараетесь это забыть?

Новодворская В.: - А вы знаете, если бы это чудище не родилось на свет, человечество бы избежало совершенно страшной участи. Потому что черная книга коммунизма, написанная не только для России, но и для Африки, для Латинской Америки, для Азии, для Вьетнама, для Лаоса, для Китая – все эти неприятности начались 22 апреля. Ну, точно также, если бы, по-моему, в том же апреле не родился Адольф Шикльгрубер, то, возможно, не было бы в истории человечества Холокоста. То есть, это величайшее несчастье, то что это произошло. У нас нет машины времени, чтобы придушить этих младенцев в колыбели.

Тарбеев А.: - Вопрос в продолжение темы о роли личности в истории. Светлана спрашивает: «А кому больше повезло – Путину с народом или народу с Путиным?».

Новодворская В.: - Народу сильно не повезло. Народ получил такого чародея, соблазнителя, растлителя, педофила в сущности, политического. А Путину повезло. Диктаторам всегда везет, когда у них есть рабы, которыми они могут распоряжаться.

Тарбеев А.: - И вот вопрос от Ирины. Ну, вопрос, наверное, может быть, очень женский, а может быть, наоборот, мужской, но Ирина задает: «Валерия Ильинична, вот вы всегда режете правду-матку, а вы вообще чего-нибудь боитесь в этой жизни?».

Новодворская В.: - Мало чего боюсь в этой жизни. Теперь уже боятся нечего. Потому что похоже, что у России нет, действительно, будущего. Похоже, что страна повреждена генетически непоправимо. Чего ж можно после этого еще боятся?

Тарбеев А.: - И Антон спрашивает: «Вы говорите про будущее России, а будет ли в будущем существовать государство Украина?».

Новодворская В.: - Не знаю, мне бы очень хотелось, чтобы оно существовало. На Украине нет крови. Она не проливала кровь чеченцев, она не пыталась у кого-нибудь, что-нибудь отнять. Это невинная страна. Она достойна того, чтобы жить. Но на этот вопрос должна ответить сама Украина. Как будет защищаться. Запад, я вижу, не торопится ее защищать, мы не дождемся.

Тарбеев А.: - Спасибо большое, Валерия Ильинична, что нашли время поговорить с вами. Мы желаем вам долгих лет жизни, во-первых, а во-вторых, чтобы у нас было больше поводов встречаться по каким-то радостным событиям, и обсуждать, действительно, победы, а не поражения.

Новодворская В.: - Что-то у нас давненько не было радостных событий. Но попрощаемся мы с вами паролем всех порядочных людей. Слава Украине!..

Тарбеев А.: - Ну, я могу сказать: «Героям…».

Новодворская В.: - Что полагается отвечать?

Тарбеев А.: - Героям Слава!

Новодворская В.: - Вот так.

Тарбеев А.: - А я в свою очередь пожелаю вам всего самого наилучшего. Константин Натаныч, огромный привет из Ванкувера. Мы тоже ждем в ближайшее время встреч и интервью с ним. Спасибо огромное.

Новодворская В.: - Пожалуйста.

Тарбеев А.: - Валерия Ильинична Новодворская у нас на связи, из Москвы. Спасибо ей огромное. 



Path2wellness Tribute to Alla Пташка в Ванкувере 14 февраля