В. Хайт: "Юмор - это борьба с ужасом и страхом" 29.08.2014

В. Хайт: "Юмор - это борьба с ужасом и страхом" 29.08.2014

Интервью с Валерием Хайтом от 29 августа 2014

Герсон А.: - Прозаик, поэт, сатирик, драматург, редактор, телеведущий, журналист, в шестидесятых годах капитан знаменитой одесской команды КВН, Валерий Исаакович Хаит. И сегодня есть особая оказия для этого разговора. Рядом сидит Татьяна Стафеева - президент ванкуверского клуба одесситов. Вот, если я могу сказать о Валерие, что я просто знаю, кто он, потому что не знать, кто он - нельзя. То Таня, наверное, может себе позволит сказать, что это ее друг. И я ей уже завидую. Валерий, добрый вечер.

Хаит В.: - Добрый вечер. Добрый вечер, Таня, добрый вечер, Александра.

Стафеева Т.: - Добрый вечер, Валерий. Итак, дорогие друзья, особенно для одесситов, да, действительно, это радостная новость. Сегодня у нас интервью с человеком, которого в Одессе мы назвали всегда, и называем сейчас, и называют те, кто там живет, "хранителем традиций и генератором юмора". Это крестный отец, крестный отец, но фестиваля "Юморина". Создатель первой команды КВН одесских джентльменов. Кстати, Александра, двое из них - Ян Левинзон и Женя Канинский - друзья радио "Вера". Автор пьес, поэтических, прозаистических, юмористических сборников, и так далее.

Хаит В.: - Таня, я прошу прощения, но мне кажется, что с самого начала была небольшая ошибка. Значит, вообще, само по себе такое определение "крестный отец" оно звучит очень, но тем более, что я, если можно сказать, что я не "крестный отец", а один из крестных отцов. Я один из тех, кто придумал "Юморину". Там еще были "Славные люди", это была большая компания, это была основная часть авторской группы одесской команды КВН. Ставшая чемпионом в 1972 году. И вот, когда КВН закрыли после того, как Одесса стала чемпионом, все решили, что КВН закрыли, а жить все-таки надо, и придумали фестиваль "Юморину". Я был просто одним из них. Может быть, потому что я руководил этой командой, был художественным руководителем. Может быть, я осуществлял какие-то руководящие функции. Но я был одним из многих.

Стафеева Т.: - Понятно, уточнение принимается. Вот, вы ответили на первый вопрос. Валерий, второго сентября наш любимый город будет отмечать свое 220-летие. Как сейчас живет наша любимая Одесса-мама? Как она готовится к своему празднику?

Хаит В.: - Я хочу вам сказать, что Одесса готовится к своему празднику в принципе так же, как обычно. Но, конечно, ситуация, в которой это происходит, абсолютно одесса 2.jpgнеобычная. И люди пытаются жить прежней мирной жизнью, во-первых потому что людям свойственно жить мирной жизнью, понимаете? А во-вторых это создает уверенность. Может быть, в каком то смысле иллюзию, что жизнь продолжается. Вот у нас летом был кинофестиваль в июле. Тоже непростые совсем были времена. И он все-таки состоялся. И это тоже было доказательством того, что Одесса жива, что жизнь в ней продолжается. Что люди настроены к мирной жизни, а не к каким-либо противостояниям. Тем более, в этом году юбилей - 220 лет. Я знаю, что большая программа, и в частности, меня тоже пригласили, чуть ли не впервые по случаю дня города. Обычно приглашали всяких там звезд, иногородних популярных людей. В этом году будет вечер в городском саду. Кстати, завтра в ротонде городского сада, посвященный 220-летию Одессы и 120-летию со дня рождения Бабеля. И это будет такой вечер юмора. Юмора, музыки. И многое другие планируется. Люди, которые интересуются этим, могут познакомиться с этим на сайтах Одессы, там есть уже вся большая программа.

Герсон А.: - Валерий, я хочу вас кое о чем спросить. Это Александра. Вот вы сейчас сказали о том, что это не просто время и для Украины, и для Одессы, то, что происходит сегодня. Понятно, об этом говорит весь мир. И тем не менее, Одесса, слава богу, до 120, как у нас, евреев, говорят, живет, процветает, шутит. Я хочу задать вам такой вопрос: я жила в Израиле четыре с половиной года, и попала как раз в тот период, когда была война в Персидском заливе. Бомбили Тель-Авив, было очень неприятно, мы все только приехали. Было очень-очень непросто. И, тем не менее, наступил такой период времени, который в Израиле и сегодня непростой, когда есть даже шутки по поводу происходящего. Скажите мне, пожалуйста, Валерий, если можно, может быть, этот народ, который живет в Израиле, который живет в Одессе, он действительно особенный тем, что даже в ситуации такой непростой, о которой вы сейчас говорили, он умеет улыбаться и шутить. Может, поэтому он  так выживаем? Или это иллюзии?

Хаит В.: - Я вам скажу, что юмор - это данное качество людям Всевышним. У него, как и все остальное, видимо, не случайно. И один человек, вообще многим дают авторство этой фразы, но я слышал ее от Григория Горина. Он говорил, что "юмор не столько помогает жить, сколько помогает выжить", понимаете? И действительно, юмор - это та часть жизнь, которая служит человеку в разные периоды его жизни. И даже мы знаем, вот, во Второй мировой войне, тоже юмор. Ведь он существовал и на фронте. И эта замечательная поэма Александра Твардовского "Василий Теркин", она же вся была исполнена юмором. А это было написано о военных днях. Юмор - это то, без чего человек не может жить. И это становится особенно важным именно в сложные времена. Одесса, между прочим, город, где жило раньше и до сих пор живет свыше ста национальностей, во многом является вот таким мирным городом и толерантным именно в силу юмора. Потому что когда возникает какой-то скандал, например, в трамвай или что, кто-то пошутит - и это мгновенно снимает напряжение, и все начинают смеяться.

Стафеева Т.: - Конечно.

Хаит В.: - И эта агрессия сразу уходит. Одесский юмор - это способ существования, способ толерантности, способ снятия каких-то вещей. Мы даже знаем, что во время всяких дипломатических сложнейших переговоров, когда попадается среди тех, кто в них участвует, человек с чувством юмора, он вдруг рассказывает какую-то к слову историю или анекдот, и все как-то расслабляются. После того, что все улыбнулись друг другу, становится легче решать какие-то проблемы.

одесса 4.jpgСтафеева Т.: - И недаром говорят, что юмор - это противоядие, да, Валерий? От всяких напастей.

Хаит В.: - Это бесспорно. Юмор - это борьба с ужасом и страхом, понимаете? Еще раз говорю - это дано людям, и это не случайно. Другое дело, что мне приходится заниматься этим сомнительным делом как бы по профессии уже более сорока лет. Но, что я могу сказать? Что он появился с неба - юмор, и он падает с неба тоже. Настоящий юмор возникает непонятно откуда, как, но понятно зачем - для жизни, для мирной жизни.

Герсон А.: - Спасибо, Валерий. А вот скажите, есть такое мнение, я его слышала не раз от вас, одесситов. Когда говорят, что "одессит - везде одессит", даже если он не живет в Одессе, а если он живет в Ванкувере, в Москве, в Нью-Йорке, в Тель-Авиве - он все равно одессит. Что это значит?

Хаит В.: - Ну, мне кажется, что если говорить о тех одесситах, которые не живут в Одессе, но остаются одесситами - так случилось, что с одесситами это происходит в первую очередь, что они все равно остаются одесситами. Это связано прежде всего, мне кажется, с ностальгией, понимаете? Я знаю, что люди, уехавшие по разным причинам, они испытывают, безусловно, ностальгию. Очень редкие случаи бывают, когда люди мгновенно вписываются в новую ситуацию. А Одесса - такой город, ностальгия по которому, как правило, мне кажется, бывает сильней. Пусть не обидятся жители других городов. Потому что Одесса - у нее такой миф, и такая легенда, и столько обаяния, понимаете? Скучать за Одессой естественнее, мне кажется, чем за каким-нибудь другим городом. Хотя любой человек за тем местом, где он родился, где прошло его детство и где его друзья, он, безусловно, всегда скучает. Я думаю, что просто у одесситов это немножко сильнее, да простят мне такое...

Стафеева Т.: - Валерий, я так думаю, что может быть даже не столь сильно, а сколько мы красиво и хорошо искренне можем это говорить. И говорить мало того, вот только что вы говорили "юмор у нас присутствует", наверное где-то это в подсознании, в подкорке, в крови нашей. И говорим мы о  нашей маме Одессе именно с юмором. И так легко, и так хорошо. И еще, что есть у нас одесситов - это умение объединить вокруг себя. Вокруг этого юмора, вокруг шутки, добрых людей, которые, ну, добрых. Я имею в виду людей, которые понимают этот юмор. И могут оценить его. И могут понять нас, правильно ли я говорю?

Хаит В.: - Нет, вы говорите, как бы так у вас позитивный настрой, и немножко пафос, и я это понимаю.

Стафеева Т.: - Вы же знаете, как я говорю.

Хаит В.: - И исходя из того, что, опять же, я говорил о ностальгии и большое видится на расстоянии, поэтому некоторое преувеличение здесь уместно. Но я вам скажу, что я замечал иногда такие вещи: я как-то бывал в разных городах и встречался там с одесситами. И могу сказать, что конечно именно потому, что они были одесситы, я имею в виду еще даже не эмиграция, а просто в Украине и в России, что одессит всегда привлекает к себе внимание. Он в центре событий. И это преувеличенное внимание иногда создает такие ложные представления: что бы он ни рассказывал, что бы он ни нес, все, извините за грубость, все ему смотрят в рот. И иногда такие люди, которые, допустим, оторвались каким-то образом от Одессы, они пользуются, эксплуатируют какой-то ложный одесский миф, понимаете? Вот такое вот коверкание речи, скажем, такая дурная экзотика, понимаете? Несоответствие нормам русского языка... Поэтому это все неоднозначно. Этот юмор, о котором мы говорим с вами, да? Вот, есть в Одессе юмор, и есть "юмор", понимаете? Я, например, занимаюсь литературным юмором Одессы, и, может быть, вы читали или слышали о том, что я, допустим, составил том "Одесский юмор", который вошел в антологию "Сатира и юмор России XX века". И этот том, могу вам похвастаться, был переиздан свыше 15 раз, понимаете? Он в этой серии имел самую большую популярность, хотя там были и такие выдающиеся имена всякие, понимаете? Одесса чрезвычайно популярна. Слово "Одесса" - это бренд, это капитал, понимаете? И не все пользуются им, на мой взгляд, честно и достойно.

Стафеева Т.: - Спасибо.

А Валерий, я хочу вам сделать подарок сейчас. Хочу вам подарить шутку. Поскольку вы собиратель юмора, причем профессиональный, и мне кажется, что по природе тоже, иначе вы не были бы столь профессиональным человеком в этой области. Шутка следующая. Ну, во-первых я хочу ответить на вопросы, если б меня спросили, одессит ли кто-то в дали, я не одесситка. Я из Крыма. Из Симферополя. Но это близко, географически близко. Мне кажется, что основной показатель того, что одессит - это всегда одессит, это то, что в нашем городе Ванкувере, в городе Нью-Йорке или еще где-то, в Тель-Авиве, существуют клубы одесситов. Не существует же клубов минчан или симферопольцев. А клубы одесситов существуют. Это как раз, на мой взгляд, то, что эти люди которые жили в этом замечательном городе и живут сегодня, они остаются одесситами навсегда.

Хаит В.: - Вот эта уникальность Одессы, она как раз и объясняет ту уникальность и единственность в своем роде вот всемирного клуба одесситов.

Герсон А.: - Да. А вот подарок, что я имею в виду. Как-то здесь в Ванкувере я нашла такое объявление. Клуб одесситов делал какое-то мероприятие, как всегда крайне интересное, благодаря Тане Стафеевой и тем, кто ей помогает. Объявление было такое: клуб одесситов организует такого-то числа, то-то и то-то, приходите все одесситы, и другие тоже могут приходить. Я это прочла...

Хаит В.: - Какая-то снисходительность звучит в этом объявлении. Я вам скажу, Саша, можно я вас будут так называть?

Герсон А.: - Конечно, конечно.

Хаит В.: - Я знаю, что ванкуверскому клубу в этом году пять лет исполняется.

Герсон А.: - Да-да.

Хаит В.: - Я знаю, что Таня Стафеева - она же инициатор этого клуба одесситов ванкуверского. И у нас же есть сайт, мы отслеживаем много филиалов всяких. И мы знаем, что ванкуверский клуб очень успешно работает. И очень это наам приятно. Мы всегда на связи, и когда мне позвонила Таня с просьбой дать интервью, я конечно с удовольствием. Потому что всемирный клуб одесситов для нас - это вообще святое.

Стафеева Т.: - Валерий, скажите, пожалуйста, я уже к делу. Какие новости, какие идеи у всемирного клуба одесситов? Есть ли что-то новенькое? Я же знаю, что вы совсем недавно, вы лично, отметили 75-летний юбилей. Но чувствуется, что фонтан юмора не иссякает и слава Богу. Есть ли какие-то идеи у вас, как у вице-президента клуба? Всемирного клуба.

Хаит В.: - Дело в том, что в клубе вообще последнее время рождается очень много идей. Потому что к нам присоединились молодые ребята, очень энергичные, памяьник.JPGкреативные,  успешные. У нас членом президентского совета стал Иван Липтуга вице-президент компании "Plaske", молодой человек. Эта компания "Plaske" принимала активное участие в помощи сооружения в Одессе, открытия в Одессе памятника Исааку Бабелю. У нас в президентском совете Евгений Деминок, бизнесмен, арт-продюсер, невероятно изобретательный, креативный человек. У нас пианист Алексей Ботвинов, заслуженный артист, стал членом президентского совета, и буквально за последние полтора года Михаил Михайлович Жванецкий лично вручал им билеты. И очень много всяких идей. Но если говорить о том, что было недавно, то вы конечно в курсе дела. Мы же отмечаем в этом году 120 лет Исааку Бабелю, то 4 сентября 2011 года в Одессе был открыт первый в мире памятник Исааку Бабелю. Это всемирный клуб одесситов, это была инициатива всемирного клуба одесситов.

Стафеева Т.: - Валерий, что, кстати, испытывает автор идеи, проходя мимо этого творения? Я имею в виду вас.

Хаит В.: - Я вам скажу. Я бываю там довольно часто, вот у нас 13 июля в этом году, когда был этот юбилей, мы собрались там все, положили цветы Исааку Эммануиловичу, сфотографировались с ним. И он с удовольствием, это было понятно, с нами сфотографировался. Я вообще вам скажу, когда мы занимались этим делом, собирали деньги - это было все очень непросто. Но там было ощущение, что Исаак Эммануилович как-то в этом участвует. Он человек вообще скромный был невероятно, и когда он сначала смотрел, нетрудно было представить, что он там думает: "Ну, зачем это вообще, памятник, зачем...". А потом увидел, что люди стараются, и какие-то довольно симпатичные ребята этим занимаются, и начал нам помогать. Буквально. Потому что много сложнейших моментов, которые просто чудодейственным образом разрешились. И вот он стоит, и он уже стал такой вот приметой города, уже, знаю, что в туристические маршруты включает себя, эту площадь. Он стоит напротив дома, где жил Исаак Эммануилович. Дом - сейчас заканчивают ремонт фасада. Это дом Бабеля. Уже на углу дома есть надписи, и вообще это площадь Исаака Бабеля. Это Решельевская, угол Жуковского.

Стафеева Т.: - Спасибо, Валерий.

Хаит В.: - И там школа рядом. И вы бы видели, как дети там... Они, может быть, еще не читали книг Бабеля, но они уже знают, что был такой замечательный писатель. И, уверен, они обязательно прочтут эти книги.

Стафеева Т.: - Школа, в которой училась я. Спасибо, Валерий, большое. Александра?

Герсон А.: - Валерий, недавно у меня было интервью с Романом Карцевым, который сегодня, как я понимаю, живет в Москве, да?

Хаит В.: - Да. Он недавно был в Одессе, и буквально два дня улетел. Он здесь отдыхал, у него здесь небольшая квартира, которую ему подарил город. И мы с ним очень тесно общаемся, дружим, и так мне повезло, что я редактор двух его последних книг, одна из которых вышла в Одессе. Она так и называлась: "Родился я в Одессе", а вторая "Приснился мне Чаплин" и она вышла в Москве в издательстве Эксмо. И мы с ним в очень дружеских отношениях.

Герсон А.: - Спасибо, так вот, когда я общалась с Романом Карцевым, он говорил о том, что как у него болит душа за то, что... Как раз я с ним говорила в майские дни, что происходит в Одессе, как ему это непросто и нелегко. Когда-то у нас было интервью с Михаилом Михайловичем Жванецким, это было достаточно давно, два-три года назад, да, Таня?

Стафеева Т.: - Четыре года назад.

Герсон А.: - Четыре года. Михаил Михайлович сегодня тоже в Одессе, да?

Хаит В.: - Он в Одессе, да. Он, правда, сейчас улетел на три дня, он снимает очередной выпуск дежурного по стране. В конце месяца он обычно снимает, но, по моему, первого числа он возвращается и будет здесь как минимум до конца сентября, может быть до конца октября.

Герсон А.: - Скажите, Валерий. Вот, ваши друзья - это Михаил Михайлович Жванецкий, Роман Карцев, которых все знают, любят, ждут, с удовольствием слушают вас по радио, читают ваши книги, журналы, телевидение, когда вас можно там увидеть? Вы живете как все или немножко по другому?

Хаит В.: - Я не совсем понял, что вы имеете в виду. Ходим ли мы тоже на привоз?

Герсон А.: - Ну, приблизительно это я и хотела от вас услышать. Ходите ли в?

жванецкий.jpgХаит В.: - Я вам скажу, что, ну конечно, дело в том, что Михаил Михайлович и Роман Андреевич, они приезжают в Одессу и конечно они в курсе всего, что происходит в нашем городе, понимаете. Роман Андреевич, вообще большой любитель погулять по Одессе и обязательно зайти на привоз. И у него там целое представление, когда он там ходит, приценивается, и вообще он очень любит Одессу. И Михаил Михайлович, Михаил Михайлович пишет, работает в Одессе. Он в Москве пишет какие-то тексты только если его какая-то газета, или что, нужно подготовиться к передаче, или написать какое-то приветствие другу к юбилею. Основной объем текстов свежих он пишет в Одессе. И я вам хочу сказать, что всемирному клубу и нам всем страшно повезло, потому что когда он уже собирается уезжать, он читает то, что он написал в Одессе именно во всемирном клубе одесситов. И он это очень любит делать и всегда волнуется, или делает вид. Ну, думаю, волнуется на самом деле. И он читает свои новые тексты. И первые слушатели - это мы. Вот, а что касается жизни одесской, вот вы говорите - в мае. Да, то, что произошло в мае, оно как-то не вписывается вообще в образ Одессы. Даже не имея каких-то конкретных доказательств, я убежден, что поскольку это нехарактерно для нашего города, что оно абсолютно выпадает из этого, нетрудно предположить, что это могло случиться только в результате какой-то провокации. Потому что такого естественным образом в Одессе никогда бы не могло произойти, понимаете? Там продолжается это дело, расследуют, будут какие-то результаты, но я думаю, что сейчас много всяких вещей затягивается в связи с известными событиями. И не до многого сейчас. Есть более актуальные вопросы.

Герсон А.: - Спасибо, Валерий.

Стафеева Т.: - Спасибо большое, Валерий, и на прощание несколько слов одесситам и тем, кто будут отмечать с нами 12 числа юбилей клуба, пятилетие клуба?

Хаит В.: - Ну, я хочу пожелать всем одесситам и не одесситам, которые слушают ваше радио, хороших, мирных новостей. А по поводу Одессы могу сказать так. Сидели мы как-то за столом небольшой компанией, и зашел разговор, что люди уезжают, Одесса становится другой, и вопрос жива ли еще Одесса? Кто-то предложил за нее выпить. Игорь Кнеллер, который присутствовал там, говорит: "Так что, будем все-таки чокаться или нет?". Так вот я хочу сказать, что в канун 220-летия Одессы, хочу сказать, что Одесса жива, и что чокаться за нее нужно всегда и никогда в этом смысле не ошибешься. Я желаю всем всего самого доброго. Привет из Одессы, живем дальше. Пусть будет мир.

Герсон А.: - Валерий, огромное спасибо. Я хочу еще воспользоваться ситуацией, и поставить вас в ситуацию, когда вы вряд-ли сможете сказать мне "нет". Или, может, все-таки сможете, я попробую, все-таки рискну. Есть ли у нас шанс, когда вы будете собираться, когда ваше общество, клуб всемирный одесситов, соберется вместе в сентябре, и вы будете решать какие-то очень важные для вас, для одесситов, вопросы. Есть ли у нас шанс, я имею в виду наше радио, ворваться на это собрание? Ну, хоть на минутку?

Хаит В.: - Я вам скажу. У нас в клубе всегда в день рождения Одессы, 2 сентября, начиная с 12 часов и до конца дня, это как бы день открытых дверей. И там собираются члены клуба, гости Одессы, друзья, и не одесситы, и там всегда происходит. И там, если в это время, допустим, будет звонок, ну, Таня знает, там Леонид Менделеевич директор клуба, всегда можно сделать. И я с удовольствием что-нибудь скажу, и другие наши члены президентского совета, и вообще это будет очень приятно, так сказать прямая связь, такой радиомост. Это было бы замечательно. Мы будем очень рады. Пожалуйста.

Герсон А.: - Валерий, я так понимаю, что и другим тоже будет можно?

Хаит В.: - Конечно. Конечно! А насчет Крыма и Симферополя я хочу сказать, что Одессе в этом году 220 лет, а Симферополю - 230. Вот так.

Герсон А.: - Кстати говоря, это событие, о котором я даже не подозревала. Вот прожила в этом городе...

Хаит В.: - А вы чаще звоните, я вам многое расскажу.

Герсон А.: - Можете не сомневаться, что это будет так. Тем более теперь это не только мое пожелание, а чем чаще Валерий вы звучите на этой волне, тем больше хочется вас слышать. Огромное спасибо.

Хаит В.: - Да, пожалуйста, потому что вы наверное там мое портфолио, извините, изучали. Я готов говорить практически на любые темы. Сегодня мы так пунктиром прошлись в связи с юбилеем Одессы и это правильно, и юбилеем Бабеля, а любые темы, связанные с юмором, литературой, и так далее - пожалуйста, я с удовольствием всегда расскажу.

Герсон А.: - Спасибо, Валерий.

Хаит В.: - И отвечу на вопросы радиослушателей.

Герсон А.: - Спасибо большое. Мне кажется, что самая главная ваша фишка, если так можно выразиться - это такое отношение к жизни, которое хотели бы иметь не только вы, но и все, кто вас слушает. Спасибо, Валерий, большое.

Стафеева Т.: - Спасибо, всего доброго.

Хаит В.: - И вам спасибо большое. Спасибо, Саша, спасибо, Танечка. Всего самого доброго, с пятилетием филиала всемирного клуба одесситов города Ванкувера. До свидания.

Герсон А.: - До свидания.



Давид ETV ETVnet Сергей Турица Path2wellness