Д. Щиглик: "Инсайдерская информация о новом правительстве Израиля – все равно, что предсказывать цены на нефть" 09.12.2014

Д. Щиглик: "Инсайдерская информация о новом правительстве Израиля – все равно, что предсказывать цены на нефть" 09.12.2014

Интервью с Дмитрием Щигликом от 09 декабря 2014

Манугевич П.: И прямо сейчас с нами на связи Нью-Йорк и доктор Дмитрий Щиглик, один из владельцев нашего радио «Радио Вера». Дмитрий, здравствуйте.

Щиглик Д.: -  Доброе утро, Ванкувер.

Манугевич П.: Является ли эта песня для Вас какой-то особенной или это просто обычная песня?

Щиглик Д.: -  Нет, это песня не обычная, потому что мы каждый год здесь в Америке и во всем мире празднуем движение «Lets my people go», когда израильские и американские евреи начали очень серьезное движение за освобождение советских евреев. Это движение за освобождение советских евреев под названием «Lets my people go» имело очень большое значение не только для евреев. Потому что не случайно в Советском Союзе ходил анекдот: Брежнев в докладе говорит: «Вот мне жалуются, что в Советском Союзе евреям плохо. Скажите мне, а кому в Советском Союзе хорошо?» Действительно, евреи – это был особый народ для дискриминации по национальному признаку, но в, принципе, счастливым там никто не был. И в результате, как бы там ни было, Советского Союза нет и границы открыты, и люди, бывшие советские граждане, сегодня свободны в выборе. И это большой успех. Всегда, когда эта песня будет звучать, мы будем вспоминать это движение.

Манугевич П.: Сегодня Израиль является серьезным игроком на мировой сцене, государством с солидной репутацией, которого уважают, остерегаются, любят. Неоднозначно можно относится к Израилю.

Щиглик Д.: -  Ненавидят. Любят, ненавидят.

Манугевич П.: Но тем не менее, Израиль есть. Вот несмотря на размеры, вот особенно кто не знает, люди думают, вот кто не знаком с географией, Израиль – большая страна. Мне приходилось общаться с такими людьми. Вот спрашиваю, а Вы знаете территорию Израиля? Те, кто не знаком с географией, думают, что страна очень большая. Вот настолько велико влияние Израиля в мире, несмотря на размеры этой страны. Так вот, сообщения, которые приходят из Израиля сегодня, они также доминируют в средствах массовой информации. В частности, о том, что парламент Израиля принял в окончательном чтении закон о самороспуске. И вот 17 марта пройдут досрочные выборы, по итогам которых будет сформировано новое правительство. Дмитрий Щиглик тесно связан, я понимаю, с членами правительства Израиля. И, возможно, мы получим какую-то инсайдерскую информацию, которая буквально свежая, свежая, свежая.

Щиглик Д.: -  Смотрите, инсайдерская информация о новом правительстве Израиля – все равно, что предсказывать цены на нефть. Когда-то Егор Гайдар сказал, что если кто-то предсказывает цену на нефть, он или сумасшедший или жулик. Это все равно, что знать прикуп. Тоже самое и здесь. Израиль, слава Богу, демократическая страна и предсказать, что будет… Я могу только сказать, думаю, что победит опять правый сектор. Но кто? Очень трудно. Безусловно, я никогда не скрывал, что я являюсь сторонником Либермана, и все от меня зависящее буду делать в этом направлении, что я могу сделать. Но кто победит, не знаю, потому что я считаю, что для Либермана хотя бы еще год надо бы, чтобы продержалось это правительство. Думаю, что Биби сделал такой грамотный ход, потому что он просчитал, что если сейчас, то он может победить, через год – уже нет. Но кроме Биби, внутри партии Ликуд есть большие проблемы. Не исключено, что Саар вернется в политику, и тогда он может просто победить Биби. Тогда это будет уже другой расклад. Я думаю, что сейчас эти разговоры – это гадание на кофейной гуще. Давайте немножечко посмотрим, как Вы говорите, какие игроки выйдут на поле. Тогда будем уже делать предсказания.

Манугевич П.: Дмитрий, вот в Ванкувере нас слушает большое количество людей, которые имеют право голоса. Они 17-го марта или до 17-го марта смогут отдать свой либерман.jpgголос за того или иного политика.

Щиглик Д.: -  Но для того, чтобы отдать свой голос, им надо поехать в Израиль. Они не могут проголосовать в Ванкувере. По закону Израиля. Поэтому я думаю, что это не столь принципиально, но у меня, например, сомнения нет, у меня надежда только на Либермана, потому что он в принципе последовательно отстаивает позиции, прежде всего Израиля. Не узкопартийные позиции, уже не говорю о личных позициях. Он ставит интересы Израиля, целостность его территориальные и идеологическую. Чтобы Израиль – это был, прежде всего, еврейским государством.

Манугевич П.: А вообще вот поддержка внутри Израиля у Либермана. Вот Вы так пессимистически говорите о том, что будет или не будет Либерман, скажем, министром иностранных дел. Как Вы считаете, были ли ошибки…

Щиглик Д.: -  Министром иностранных дел – это не принципиально. Будет он или не будет. Принципиально, будет или не будет он премьер-министром.

Манугевич П.: А вот ошибки были у «Наш дом Израиля»? У русскоязычных политиков в Израиле, у них много ошибок или нет?

Щиглик Д.: -  Смотрите, у всех политиков есть ошибки. И «Наш дом Израиль» не является исключением. Я бы в преддверии выборов не хотел бы останавливаться на ошибках «Наш дом Израиль». Лучше говорить об успехах.

Манугевич П.: Можно говорить, что Дмитрий Щиглик так же активно включается в предвыборную кампанию в Израиле или нет?

Щиглик Д.: -  Только эмоционально.

Манугевич П.: Только эмоционально. Я знаю, что, Дима, Вы очень часто бываете в России и сегодня Вы в Нью-Йорке. И в Нью-Йорке, наверняка, Вы не можете обойти стороной тему, которая у нас звучала в эфире довольно-таки часто, то что «Радио Вера» - единственное из канадских средств массовой информации было представлено на церемонии награждения. Алек Болдуин вручил Александре Герсон серебряную награду в номинации «Лучший медиа».

Щиглик Д.: -  Слушайте, это отдельный разговор. Я вообще, честно Вам сказать, не очень серьезно к этому относился, не знаю даже сегодня, почему.  Ну, во-первых, я был против, что б тратились такие деньги. Левинтов тратил очень большие деньги, взял очень серьезную команду, и там действительно все было по-честному. То есть никто не мог повлиять, потому что, если бы можно было повлиять, то уж точно Топаллер бы не получал бы первый приз, не очень мы его любим. Но ничего никто не мог сделать, Топаллер получил первый приз. Послушайте меня, Топаллера, Севу Каплана, Капцова и других здесь смотрят и видят, и слушают в 38 штатах. Их смотрит вся Америка, а также в странах СНГ. Они очень известные люди и то, что Саша заняла серебряное место – это гораздо больший успех, чем первое место. Я вчера только звонил Саше, ее отдельно поздравлял. Знаете, мне как до жирафа только сейчас дошло, какой это успех Сашин, прежде всего, и, безусловно, «Радио Вера». Поэтому я Саше вчера позвонил и отдельно поздравил и выразил свое восхищение. Вот это неподдельная вещь, понимаете. Люди заходили в Интернет, люди голосовали и очень много. Топаллер не так далеко оторвался от нее. А если бы она победила, то это вообще был бы фурор. И так фурор, а это вообще было бы не понятно даже. Поэтому это безусловная победа прежде всего Саши. Ее популярность. Когда люди иногда звонят и ее ругают, мы можем смело сказать, что они в меньшинстве.

Манугевич П.: Но и победа «Радио Вера», к которому Вы имеете непосредственное отношение. Поэтому я зачитываю сообщения от наших слушателей, Вас также поздравляют с этой победой.

Щиглик Д.: -  Спасибо.

Манугевич П.: Дима, вот переходя от Нью-Йорка. Нью-Йорк, Россия, Москва. Москва. Вы часто бываете в Москве. Буквально я повторяю вопрос наших слушателей и обобщаю. На прошлой неделе Путин выступил с докладом, с докладом парламенту российскому со своим обращением. Следили ли Вы за этим и ожидали ли чего-либо?

Щиглик Д.: -  Конечно.

Манугевич П.: И ожидали ли Вы другого чего-то?

Щиглик Д.: -  Заинтересованно.

Манугевич П.: Как Вы прокомментируете его доклад? Вы как-то ожидали чего-то другого, либо Вы считаете, что Путин все правильно сказал?

Щиглик Д.: -  Я вообще-то никогда не ожидаю чего-то от подобных выступлений. Потому что эти выступления, они очень всегда выверяются. И там особого момента же не услышишь. Но что нового мы услышали? Что все-таки они готовы сделать так называемую финансовую амнистию. Думаю, что это правильный шаг, хоть и запоздалый. Но лучше позже, чем никогда. Ну, вот они обещают не трогать малый и средний бизнес, а помочь. Пока они делают наоборот. Они его уничтожают. Может быть, они одумались? И что действительно сделают, потому что очень сейчас тяжело малому и среднему бизнесу. Просто очень тяжело, обложили со всех сторон. Так что такое можно было бы и ожидать, что он это скажет. Как они сделают – не знаю. Ну, а все остальное у Путина всегда выверено и всегда он говорит правильные вещи. В России всегда, если Вы посмотрите, начиная от Петра I, всегда говорят о том, что надо двигаться в сторону Европы, в сторону цивилизации, строить дороги, улучшать здравоохранение и подумать о людях. Каждый год одно и то же говорят. Дорог нету, здравоохранение не очень хорошее.

стоп.jpgМанугевич П.: Дима, сегодня Международный День борьбы с коррупцией. Вот скажем, страны постсоветского пространства, это вот и Россия, и Украина, Беларусь. Ну, Беларусь, возможно, не так активно включается в этот список, как Украина и Россия, но тем не менее. Украина и Россия в списке лидеров по количеству коррупционеров в мире. Я помню, когда у нас был вечер «Радио Вера», Вы говорили о том, что Вам даже предлагают встречи с Путиным, но Вы никогда в жизни взяток не давали никому, поэтому Вы не согласились.

Щиглик Д.: -  Стоп, стоп, Паша, мне не предлагали встретиться с Путиным, чтобы дать ему взятку. Я думаю, что Путин как раз взяток и не берет. Не надо ему. Я не согласился встретиться, потому что мне не было чего ему сказать. Если бы я хотел встретиться, и мне предложили, я бы встретился. А так мне говорят, что там проплати, но это не Путину, а это людям, которые могут это организовать и будет встреча с Путиным. Но зачем она? Что я скажу Путину при встрече?

Манугевич П.: Это и был мой вопрос. Для того, чтобы любую проблему решить в России или в Украине, в одной из постсоветских стран, приходилось ли Вам все-таки давать эти взятки, либо Вы всегда…

Щиглик Д.: -  Нет, не приходилось.

Манугевич П.: Но просят всегда, требуют, говорят: дай, дай, дай?

Щиглик Д.: -  Нет, дело в том, что люди сами стремятся дать, чтобы решить вопрос. «Дай», может, кому-то и говорят, мне не скажут, все-таки меня остерегаются. У меня серьезные контакты. Кто его знает, этого Щиглика, что он, где скажет. Поэтому мне никогда не предложат дать взятку. Мне могут не сделать что-то, это другое дело. Но предложить мне дать взятку, я сомневаюсь, что такое может быть.

Манугевич П.: А Вам предлагали взятку самому, нет?

Щиглик Д.: -  Мне вот не дают, понимаете? Даже обидно. Ну, потом, Паша, я все-таки прежнего бизнеса нет, за что взятки, я же не чиновник, я не решаю задач, не решаю вопросов для людей, за который дают. Я даже в ЖЭКе никогда не работал. Мне когда-то предлагали взятки, когда я был деканом. Но очень быстро поняли, что я не беру, и это сразу отрезвляет их, сразу другое отношение к тебе. Сразу.

Манугевич П.: Скажите, возможен такой вариант, когда в России или в Украине перестанут брать взятки. Что для этого нужно сделать?

Щиглик Д.: -  Нет, это невозможно.

Манугевич П.: А почему?

Щиглик Д.: -  Не знаю. Если Вы прочитаете десять заповедей, то там очень много запретов. Пока существует Homosapiens, к которому мы принадлежим, будет всегда мздоимство в большей или меньшей мере, в зависимости от уровня цивилизации страны; всегда будут желания украсть, одна, помните, - не укради; всегда будет желание лжесвидетельствовать, поэтому есть запрет на это; всегда будет желание у человека прелюбодействовать. То есть, все, что запрещается. Почему запреты наложены? Потому что человек рождается с этим. Человек рождается с завистью, с желанием поиметь то, что ему не положено и так далее и так далее. Это сущность человека. Поэтому люди сами накладывают определенные ограничения, чтобы далеко не зайти.

Манугевич П.: То есть, ограничения действуют гораздо эффективнее, скажем, в США или Германии, где взяток не берут, вот не берут столько взяток как в России.

Щиглик Д.: -  В США и Германии берут, но меньше.

Манугевич П.: А как Вам Сингапур? Сингапур тоже было недоразвитое государство в составе Малайзии, а сегодня коррупции нет.

Щиглик Д.: -  Сингапур – это один город и в одном городе это можно сделать город, в котором не берут взяток. В Грузии сделали в ГАИ не берут взяток. Грузия маленькая. Потом, понимаете, если бы пригласили кого-нибудь, кто в России давал взятки, и он бы лучше это Вам рассказал, чем я. А то мы с Вами говорим о взятках, Паша, ни Вы, ни я конкретно не можем назвать, сколько чего стоит, и как, и все. И при этом мы как-бы осуждающе говорим об этом.

Манугевич П.: Просто говорим о коррупции. О том, что такое существует.

Щиглик Д.: -  Коррупция не будет побеждена на нашем с Вами веку.

Манугевич П.: Но будучи, когда в Украине жил, я помню, что без элементарных пяти долларов или еще чего-то там ни паспорт не сделать, ничего не сделать. То есть, нужно всегда с чем-то прийти обязательно, иначе будут очереди.

Щиглик Д.: -  Как бы Украина не пыталась доказать, что они вообще другое происхождение, но Украина, Россия – это братские народы и они очень похожи и всегда будут где-то рядом.

Манугевич П.: Кстати, сегодня действует перемирие. Договорились о том, что не будут стрелять в районе Донецкой, Луганской областей. Вы верите в то, что в этом регионе возможен мир или все эти договоренности не...

Щиглик Д.: -  Я не знаю, вот слово «верить» здесь подходит или нет, но у меня очень большое желание, чтоб все-таки не убивали друг друга люди. Потому что я не могу понять, за что там убивают друг друга люди. Когда в Израиле воюют, там понятно. А вот что там за война на Украине, она не понятна. Она глупая. Просто нет мудрого лидера, который бы остановил это все.

Манугевич П.: Вы считаете, что Порошенко, который сегодня активно выступает якобы в роли миротворца, говорит о том, что мир возможен, он не эффективный менеджер или все-таки Вы считаете, что успех возможен при президенте Порошенко.

Щиглик Д.: -  Политики в России не самостоятельны в принятии решений. Я думаю, если бы Порошенко был самостоятелен в принятии решений, он добился бы мира и добился бы нормальных взаимоотношений с Россией и Европой. Но так как он не самостоятелен в принятии решений, то сложно что-либо говорить.

Манугевич П.: А не самостоятелен, Вы имеете в виду другие олигархи в Украине, это американцы?

Щиглик Д.: -  Я имею в виду Запад, на который он рассчитывает, на деньги, на то, на се. Ему приходится оглядываться на Запад.

Манугевич П.: Кстати, вот по поводу Запада. Сегодня пришло сообщение о том, что Франция собирается выплатить выжившим в Холокосте 60 миллионов долларов. И вот власти этой страны подписали соответствующий договор с США…

Щиглик Д.: -  Кто, кто?

Манугевич П.: Франция. Где сегодня, кстати, известно, что большое количество евреев уезжают из Франции именно из-за того, что ситуация с антисемитизмом во Франции не из лучших в Европе.

франция.jpgЩиглик Д.: -  Во Франции плохая ситуация, там всегда был, есть и всегда будет антисемитизм.

Манугевич П.: Но эта история, 60 миллионов долларов собираются выплачивать. Вы считаете, что таким образом Париж хочет понравиться еврейскому лобби в Нью-Йорке?

Щиглик Д.: -  Честно Вам скажу, я не знаю, зачем это делается, я вообще не в восторге от этого. Я бы с французами вообще бы никак не общался.

Манугевич П.: Перенесемся в Нью-Йорк. Мне присылают сообщения. Хотят, чтобы я у Вас обязательно спросил по поводу Нью-Йорка, то что черные демонстрации по поводу защиты черного населения США, они проходили, уже несколько недель проходят. Последняя вспышка, по поводу убийства в Нью-Йорке полицейским чернокожего, когда он болен астмой, по-моему, был и последние его слова «я не могу дышать». И ему не была предоставлена медицинская помощь, и он умер. И вот в Нью-Йорке продолжаются протесты. Застали ли Вы эти протесты? Ваши комментарии по этому поводу.

Щиглик Д.: -  Смотрите, я всегда считал и считаю сейчас, что силовые органы, такие как полиция, жандармерия, в России – это ФСБ, КГБ должны быть... Потому что как только нет над ними серьезного контроля, они считают, что они пуп земли, что все для них. Не они для общества, а общество для них. И они себя чувствуют такими хозяевами общества. Так устроен человек. Не важно, это полиция в Америке, полиция в России или в Канаде. Везде это одинаково. Если силовикам даешь большую свободу, прекращаешь их контролировать, они начинают превышать данную им власть. И то, что произошло в Америке, в Фергюсоне и в Нью-Йорке – это две разные вещи произошли. В Фергюсоне произошло убийство, то есть не убийство, а застрелили парня, который: а) грабитель; б) не просто сопротивлялся, а пытался нанести удары по полицейскому. Там было проведено большим жюри расследование. И оказалось, что это все вранье, что он стоял на коленях и просил не стрелять. Он пытался уничтожить полицейского, и он был уничтожен при самообороне. И там все сделано правильно, и то, что они после этого разнести свое же жилище, это их проблемы. Периодически в Америке это случается. И здесь все правильно. Что касается Нью-Йорка. Первое, он не грабитель, это небольшое экономическое преступление, он там продавал сигареты. Даже если бы он наркотики продавал, его надо арестовать, но не убить на месте. Хотя за наркотики я бы… Закон должен быть законом, а то так мы далеко зайдем. Более того, мне не понятно, зачем было его душить. Он не набрасывался на полицейского. Поэтому здесь должно быть произведено еще одно дополнительное расследование, и я считаю, что здесь должен ответить за смерть человека.

Манугевич П.: Вам приходилось сталкиваться с несправедливостью в отношениях с полицией или вот с такими военными ведомствами?

Щиглик Д.: -  Нет. Как-то полицейский меня остановил, оштрафовал, что я разговаривал по телефону. А я не разговаривал по телефону. Я говорю: «Ну зачем же ты это делаешь? Ты же видишь, что я не разговариваю.» «А мне показалось, что…» Ну это такая мелочь, которую… В принципе, нет. Я честно скажу, я доверяю американским нью-йоркским полицейским в больше степени, чем не доверяю. Но это разные вещи: доверяю ли я полицейским и нужен ли над ними контроль. Я им доверяю, но контроль над ними нужен.

Манугевич П.: Ну, кстати, вот полицейские Нью-Йорка, в частности, они делают удивительную работу. Во-первых, Нью-Йорк один из самых безопасных городов Америки. Во-вторых, я вспоминаю празднование Нового года на Таймс-сквере. Там же миллионы людей. И как-то вот все это происходит без эксцессов. И это празднование Нового года, оно всегда заканчивается без набитых морд, простите.

Щиглик Д.: -  Я считаю, что полиция Нью-Йорка сильная, профессиональная и везде есть воронки, но полиция Нью-Йорка заслуживает уважения.

Манугевич П.: По поводу празднования Нового года. Приближаются новогодний праздники и ханука. Как Вы будете их отмечать? Где Вы в это время будете? И обычная Ваша традиция.

Щиглик Д.: -  На хануку я буду в Москве, на Новый год буду в Нью-Йорке. Обычно мы празднуем, наши христианские друзья приглашают на елку, на 7-е января приглашают на Рождество, а мы их приглашаем на хануку. В общем, евреи приглашают на еврейские праздники, христиане приглашают на христианские праздники. 

Манугевич П.: Скажите, вот вопрос поступил, вы елку у себя дома ставите или нет?

Щиглик Д.: -  Мы елку не ставим.

Манугевич П.: Не ставите. А скажите, по поводу подарков. Сейчас шопинг рождественский, распродажи, новогодние распродажи во всех магазинах. Люди как сумасшедшие покупают подарки, одаривают всех, кого только можно. Вот Вы включаетесь в эту панику покупать подарки?

Щиглик Д.: -  Нет.

Манугевич П.: Подарки любите дарить или нет?

Щиглик Д.: -  Люблю дарить. Но я не жду, обычно, подарков. Более того, я считаю, что друзья друг другу не должны дарить дорогие подарки. Это как бы ставит человека, когда человеку даришь дорогой подарок, ты его ставишь в дурное положение. Потому что он должен тебе ответить этим же. Не всегда друзья могут этим ответить. Поэтому подарки должны быть милыми и не более того.

Манугевич П.: Вот пока я с Вами разговариваю, продолжают поступать вопросы. Я вернусь к теме, которую мы уже обсуждали, это тема полицейских. Полицейские, которые говорят на русском языке. Много ли их в Нью-Йорке. И говорят, что Вы даже их собирали.

Щиглик Д.: -  Да, мы с ними дружим. Мы их даже дважды вывозили в Израиль. Это очень интересные ребята. Там есть евреи и не евреи. Но большинство русскоязычные евреи. Но в Израиль захотели поехать не только евреи. И у нас с ними очень хорошие отношения. Эти ребята достаточно быстро двигаются в карьере. Как правило, это образованные ребята, которые заслуживают уважения. У нас с ними очень хорошие контакты.

Манугевич П.: То есть, специальная эта группа среди полицейских?

Щиглик Д.: -  Специальная группа объединена. Есть президент русскоязычных полицейских Нью-Йорка.

Манугевич П.: Потрясающе. Вот хотелось бы с ними сделать программу.

Щиглик Д.: -  Пожалуйста, я Вам могу сделать интервью.

Манугевич П.: Дима, большое спасибо. Хочется Вас поздравить с приближающимися праздниками. С ханукой, с Новым годом.

Щиглик Д.: -  Взаимно, всех также. Евреев с ханукой. Расскажу анекдот напоследок. Из Тель-Авива взлетает самолет Эль Аль. Капитан объявляет: «Те, кто сидят, пристегнулись и готовы к взлету merry christmas. Те, кто бегает по самолету, никак не угомонится - happy hanukkah» Так и я хочу евреев – с ханукой, христиан – с Рождеством. Что б все было хорошо, ребята. И что б все у нас сложилось.

Манугевич П.: Спасибо большое.

Щиглик Д.: -  Не зависимо от вероисповедования, потому что Господь один. Кто верит.

Манугевич П.: Спасибо. Это доктор Дмитрий Щиглик из Нью-Йорка. Мы всегда рады слышать Ваш голос. Всегда хочется услышать Вас на волне 96,1FM.

Щиглик Д.: -  Теперь имеете. Пока.

Манугевич П.: Спасибо. До встречи.



Давид ETV ETVnet Сергей Турица Path2wellness